26 мая 2020

Норильское восстание

Один из плакатов восставших заключенных. Фото: архив УФСБ по Красноярскому краю

26 мая 1953 года в Норильске произошло заключенных Горлага. Узники бастовали в течение двух месяцев, требуя улучшения условий содержания и труда, а также прекращения произвола со стороны охраны. Норильское восстание стало самым продолжительным и массовым выступлением заключенных в истории ГУЛАГА.

К 1953 году общее число заключенных Горлага составляло чуть более 19 тысяч, при этом подавляющее большинство были осуждены по политической 58 статье УК — за «контрреволюционную деятельность». 

Евгений Павловский, который в 1948–1957 годах занимал должность помощника, а затем зампрокурора Норильлага, а также расследовал обстоятельства бунта, так описал порядки царившие в лагере: 

«Среди солдат части, охраняющей Горный лагерь, многие были из западных украинцев, у многих от бандеровцев погибли родные, и солдаты, неся службу, мстили заключенным, считая всех их бандеровцами. Стрелки били заключенных палками, заставляли колонны идти «паровозом», т. е. вплотную друг к другу и в ногу. Если кто сбивался с ноги, падал, по нему стреляли. Не хотела колонна идти «паровозом», ей командовали «лечь», «встать», «лечь», «встать» — пока не заставят выполнить этот приказ. Или чем-то заключенный провинился в глазах стрелка, тогда он чертит круг, ставит заключенного в этот круг и грозит: «Стоять на месте, выйдешь из круга — стреляю без предупреждения». И стоит человек всю смену. Офицеры знали, видели, но молчали».

25 мая, накануне восстания, c небольшой разницей во времени произошли два инцидента со стрельбой, в результате которых двое заключенных были убиты и один — ранен. 26 мая, случился еще один инцидент со стрельбой, в результате которого было ранено 7 заключенных. В тот же день заключенные, находившиеся на работах, объявили забастовку. В последующие дни к ним присоединились и остальные. 

27 мая четыре лаготделения из шести отказались выходить на работу. Два отделения, находившиеся под контролем администрации, на работу не выводились из опасений нового бунта. Протестующие потребовали прекращения произвола охраны, смены руководства лагеря, улучшения условий содержания и медицинского обслуживания в Горлаге. В частности, среди требований значилось: сокращение 10–12-часового рабочего дня до 7–8-часового, выплата заработанных денег (половину на лицевой счет, половину на руки). Кроме того, они требовали снять ограничение на переписку с родными (до этого разрешалось отправлять два письма в год), отменить ношение номеров на одежде, убрать с окон бараков решетки, а с дверей замки. Вести переговоры заключенные согласны были только с комиссией из Москвы. 

В результате забастовки заключенных Горлага работа на Норильском комбинате, целиком зависящем от подневольного труда, остановилась. Администрация Горлага и Норильского комбината попыталась провести переговоры, но безуспешно. Единственными, кто согласился выйти на работу, стали заключенные 2-го лаготделения.

6 июня из Москвы в Горлаг прибыла комиссия под руководством полковника МГБ Кузнецова. Она провела переговоры, выслушала и зафиксировала жалобы заключенных. Комиссия согласилась удовлетворить часть требований заключенных: разрешила снять с одежды номера, с окон — решетки, а с дверей бараков — замки, не ограничивать переписку с родными, уменьшить рабочий день до 8 часов. Также было решено уравнять политзаключенных в правах с уголовниками путем введения зачетов, т.е для выполняющих дневную норму и доказавших свою благонадежность каждые проработанные три дня зачитывались за четыре дня заключения. Остальные жалобы, включая пересмотр дел, комиссия обещала передать в Москву. Большая часть бунтующий поверила обещаниям, и спустя несколько дней 4-е, 5-е и 6-е лаготделения вышли на работу. Переговоры с 1-м и 3-м лаготделениями зашли в тупик и, по распоряжению комиссии норма питания заключенным была снижена вдвое. Через несколько дней 1-е лаготделение все же вышло на работу, а заключенные 3-го продолжили борьбу. 

В конце июня в Горлаге прошли аресты зачинщиков мятежа и участников переговоров. Это вновь спровоцировало бунт. С 1 по 7 июля военные проводили операции в отделениях лагеря, не особо разбираясь, кто прав, кто виноват. К утру 7 июля восстание было окончательно подавлено во всех отделениях, кроме 3-го. Еще через два дня пять отделений из шести вышли на работу. Штурму 3-го лаготделения помешал арест главы МВД Лаврентии Берии, который и направил комиссию в Норильск. Комиссия полковника Кузнецова отбыла обратно в Москву. 

Последний очаг сопротивления в Горлаге в виде 3-е отделения был сломлен 4 августа, спустя два месяца с начала забастовки. Еще до штурма под руководством майора Жлоба заключенные смогли изготовить листовки и распространить их по Норильску с помощью воздушного змея.

По разным данным во время восстания в Горлаге было убито от 100 до 200 человек, несколько сотен были ранены. Спустя несколько месяцев лагерь был закрыт, а через год формально перестало существовать Главное управление лагерей (ГУЛаг).

январьфевральмартапрельмайиюньиюльавгустсентябрьоктябрьноябрьдекабрь