Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
6 ноября 2012

Кто не боится «Свободы»?

блог

Парламентские выборы в Украине оказались удручающе предсказуемыми. Как и затягивание с оглашением официальных результатов, потасовками, спецназом и неизвестными бритоголовыми молодыми людьми с удостоверениями журналистов на наиболее проблемных одномандатных округах. Даже заместитель главы Центральной избирательной комиссии Жанна Усенко-Черная не выдержала и назвала выборы «самыми грязными в истории независимой Украины». Собственно, смысл слова «независимая» в контексте, например, истории с Леонидом Развожаевым, вызывает немало вопросов. А тем временем, свобода в стране скукоживается, как шагреневая кожа. Неслучайно сразу после выборов власть гордо объявила о возвращении практики именных билетов в поездах (конечно же, для «борьбы со спекуляцией» и по многочисленным просьбам трудящихся).

Важным элементом и грозной тенденцией развития украинского общества стал высокий результат компартии Украины и право-экстремистской «Свободы». Коммунистов, многократно дискредитированных беспринципным поведением в парламенте и замеченных в нежной любви к атрибутам буржуазной роскоши, многие списывали со счетов, считая, что 5-процентный барьер им не одолеть. Однако КПУ спокойно набрала более 13 % голосов. О «загадке электоральной маргинальности» украинских правых также было написано немало. Теперь эта загадка принадлежит истории. «Свобода», для успеха которой, по-видимому, был очень нужен президент Янукович, набрала более 10% голосов избирателей. Напомним историю этого политического проекта.

Лидер «Свободы» Олег Тягныбок избирался в парламент по одноманданому округу во Львове еще в 1998 и 2002 годах. Тогда он официально представлял Социал-национальную партию Украины, открыто использующую неонацистскую символику. В Верховной Раде Тягныбок был членом фракции Виктора Ющенко «Наша Украина», откуда был исключен в 2004 году за антисемитские и шовинистские высказывания на горе Яворина. На парламентских выборах 2006 и досрочных парламентских выборах 2007 гг. «Свобода» набирала менее 1 процента голосов. Ситуацию изменили выборы в органы местного самоуправления. На досрочных выборах в Тернопольский областной совет 2009 года «Свобода получила» 34,69% голосовПодробнее о «Свободе» и других проявлениях правого экстремизма в Украине см.: Вячеслав Лихачев, Правый экстремизм в Украине на подъеме. Ч. 1. http://eajc.org/page18/news34105.html, ч. 2. http://eajc.org/page18/news34106.html..

Партия перестала восприниматься как «непроходная», в тоже время, достаточно очевидной стала ее негласная поддержка со стороны правящих в Украине политико-экономических групп. Подыгрывая «Свободе», активно содействуя ее медиа-узнаваемости, власть, вероятно, пыталась решить сразу несколько задач: ослабить влияние блока Юлии Тимошенко в Западной Украине и, одновременно, создать «страшилку», которой можно пугать избирателей востока и юга страны. Как часто бывает с радикальными движениями, сконструированный в головах политтехнологов проект быстро вышел (вышел?) из-под контроля.

Успех КПУ и «Свободы» как будто зеркально отражают друг друга. Они – две стороны одной медали, название которой бегство от сложности и утопическое упование на возвращенье дней вчерашних (брежневского застоя или националистического подполья). Экстремистские высказывания на полюсах политического спектра с неизбежностью усиливают друг друга.

Почему в современной Украине очень мало кто серьезно ощущает угрозу, исходящие от «Свободы»? Почему многие украинские интеллектуалы склонны недооценивать риски электорального успеха экстремистов? Почему «Объединенную оппозицию» не отталкивает и не возмущает «политический партнер», открыто выступающий за «национально-пропорциональное представительство» в органах власти, использующий антииммиграционную и антиисламскую риторику, принимающий участие в срыве акций за гендерное равенство или в антисемитских, антивенгерских и антипольских инцидентах?

Главную причину успеха «Свободы» на нынешних выборах можно, следом за Вячеславом Лихачевым, обозначить как последовательную радикализацию ранее вполне умеренной по своим взглядам национально-демократической части общества, вызванную все более четким ощущением угрозы потери своей идентичности. Мои личные наблюдения и развернувшаяся дискуссия в Фейсбуке приводят к выводу, что за «Свободу» голосовали очень разные по своим политическим или языковым предпочтениям люди. Причем, их мотивации сошлись именно на той политической силе, за которую в ином политическом контексте они никогда бы не поддержали. Что это за контекст? Ответы на этот вопрос я позволю себе сформулировать с помощью цитат, из прочитанных мною в Фейсбуке записей. В данном тексте я не буду называть имен, но готов это исправить, если такое цитирование покажется некорректным кому либо из авторов.

Итак, объяснение первое: успех «Свободы» – свидетельство «не силы украинских радикальных националистов, но бессилия украинских демократов». Подтверждение тому такие, например,записи, что «внутренний голос протестует против Турчинова с Яценюком» (т.е., лидеров «Объединенной оппозиции», политические провалы которых более чем очевидны), что «все устали от искусственных проектов» и ищут силу, представители которой в новом парламенте «не превратятся в «тушек»» (так в Украине называют депутатов от оппозиционных фракций, переходящих на сторону власти).

Объяснение второе: проблемы украинской политической культуры и «низкий уровень гуманитарной грамотности», во многом имеющие корни в советском опыте. Голосование за «Свободу» – это проявление «мифологии совка с его различными фобиями, веры в то, что во всех наших бедах виноваты другие».

Объяснение третье: «меньшее зло». Украинский писатель отмечает, что избирателями «Свободы» среди его друзей стали люди, «которые раньше были либералами или вообще не ходили на выборы» и которые на этот раз посчитали, что

«в парламенте должны быть не только ярые «кремлелизы» (!), но и ярые украиноцентристы». Мол, «достало, что с нашей стороны нет никого, кто мог бы ответить коммунистам и регионалам».

Такое объяснение само нуждается в объяснении. В современной Украине сложилась ситуация, когда не просто премьер-министр и немало членов его кабинета не знают украинского языка, но некоторые из них еще регулярно демонстрируют свое пренебрежение (если не ненависть) к украинской культуре и истории. Во многом из-за этого значительную часть украинского общества не покидает чувство угрозы «новой русификации». А отсутствие какой бы то ни было внятной культурной политики власть периодически пытается прикрыть затертыми клише позднесоветской пропаганды. Другими словами, снова цитируя запись из Фейсбука,

«в ответ на патологию реанимации советского консерватизма мы получили патологию националистического движения».

Наконец, объяснение четвертое: голосование за «Свободу» как отчаянный протест, мол так «хоть веселее будет». В такой мотивации смешаны безответственность и родное, хорошо известное из истории, — «чем хуже, тем лучше». Кому станет лучше от прихода в парламент «нацнеандертальцев» с «тупым и подлым заигрыванием с ксенофобскими настроениями» (оба определения взяты из того же Фейсбука), вопрос риторический.

Закончить же эти безрадостные размышления хочу высказыванием моего друга на все том же Фейсбуке: За свободу без лапóк! (т.е., без кавычек).

P.S. Когда этот текст был дописан, в СМИ началось активное обсуждение предложений (или угроз) части оппозиционных политиков бойкотировать новый парламент и «обнулить» свои списки в знак протеста против грубейших фальсификаций с применением силы, имевших место на нескольких одномандатных округах. К сожалению, в контексте этих заявлений пока что ни один деятель «Объединенной оппозиции» не признал ответственность своей партии за принятие нового Закона о выборах, открывшего дорогу для таких фальсификаций (о чем я писал в предыдущем тексте на «Уроках истории»). Представитель же «Свободы» заявил, что не исключает присоединения партии к бойкоту и высказал предположение, что «при любых досрочных выборах… количество сторонников «Свободы» возрастет приблизительно в два раза».

6 ноября 2012
Кто не боится «Свободы»?
блог

Последние материалы