Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
10 мая 2012

Политика кино и образ украинца в России

блог
Кадр из фильма «Молитва за гетмана Мазепу» Юрия Ильенко. Источник: day.kiev.ua

Ответственный разговор о любой форме фобии требует деликатности (не путать с замалчиванием или приукрашиванием). Нередко о фобиях по отношению к своей группе активнее всего кричат люди, сами преисполненные фобий по отношению к другим. Тем важнее не оставлять эту тему только им и не делать вид, что репутация или мотивации этих людей снимают саму проблему.

19 апреля сего года активисты националистической партии «Свобода» пикетировали Государственное агенство Украины по вопросам кино с требованием не выдавать прокатное удостоверение российскому фильму «Матч», по их мнению, «антиукраинскому» и «искажающему историческую правду».

Ранее несколько молодежных националистических организаций обратились к министру культуры Украины Михаилу Кулиняку с требованием запретить показ фильма «Матч» на территории Украины, поскольку он «пренебрежительно показывает украинцев как нацию». Молодежные активисты отметили: «Наше внимание привлек тот факт, что в фильме все негативные персонажи говорят по-украински и носят желто-голубые повязки. К тому же в картине затрагиваются особенно болезненные для памяти украинцев темы минирования Крещатика, расстрелов в Бабьем Яру и так называемого «матча смерти». Перечисленные страницы киевской истории поданы в искаженном виде, что недопустимо и не несет никакого «патриотического» содержания, как это подают авторы фильма». Авторы обращения посчитали данный фильм надругательством над памятью украинцев, воевавших во Второй мировой войне.

В данном случае я оставлю за скобками историю создания и популяризации мифа о «матче смерти» или допущения об удивительной «своевременности» очередного творения режиссера «Мы из будущего» в контексте приближающегося Евро-2012. То, что представленный в фильме образ оккупированного Киева – не более чем идеологически выверенный и местами карикатурный лубок, достаточно очевидно для каждого знакомого с проблематикой зрителя (как очевидно и то, что этот кинопродукт отнюдь не на такого зрителя рассчитан).

Хочу обратить внимание на образ украинца в современном российском кино. Сразу же отмечу, что я не изучал эту тему специально и не пересмотрел всю кино- и телепродукцию, поставленную в последнее время на поражающий своей производительностью конвейер.

Мне кажется, что все началось с «Брата-2». Конечно, не существующих в природе не только в Америке, но и в Украине, украинскоговорящих мафиози можно списать на  режиссерскую иронию Балабанова. Хотя сцена в сортире (!) с выразительной фразой: «А это вам за Севастополь» на иронию тянет с трудом.  Возможно, так кажется только мне. Уж во всяком случае, у украинских телеканалов позиция по этому поводу иная: они регулярно и очень охотно показывают «Брата-2» в прайм-тайм.

Однако стилистика Балабанова все же стоит особняком. А вот второстепенные украинские персонажи в сериалах о советском прошлом куда более архетипичны и стандратны. Попытайтесь вспомнить образы украинцев в сериалах «Фурцева» или «Операция Китайская шкатулка» и перед вами предстанет коллективный Фердыщенко – малообразованный, наглый, сексуально озабоченный, хамовитый, говорящий на неправильном, но понятном языке.

Пытаюсь вспомнить исключения из правила. На ум приходит одесский следователь в «Охотниках за бриллиантами» в исполнении Богдана Бенюка (кстати, члена той самой вышеупомянутой партии «Свобода»!) и говорящая на чистом украинском женщина, ухаживающая за контуженным другом Гоцмана Марком в «Ликвидации». Правда, в той же «Ликвидации» линию «коллективного Фердыщенко» убедительно продолжает родственник Гоцмана, приехавший в Одессу из села торговать колбасой. Когда этого персонажа убивают вместо главного героя, то его ни капельки не жалко.

Если отойти от сериалов о советском прошлом, то очень показательным будет сравнение двух фильмов о временах казачества: польского «Огнем и мечем» и российского «Тараса Бульбы». Если Ежи Гофман постарался прочесть роман Сенкевича по-новому, максимально очистив наррацию от антиукраинских (но, увы, не антитатарских) коннотаций, то Владимир Бортко только поддал антиукраинского жару в гоголевский сюжет. Достойным продолжением такого «Тараса Бульбы» стал сериал «Белая гвардия», кстати, снятый по сценарию известных своим неприятием украинской культуры Марии и Сергея Дяченко. «Белую гвардию» некоторые украинские политики также просили запретить к показу в Украине. В частности, лидер партии «За Украину!» Вячеслав Кириленко в обращении к министру культуры Кулиняку написал, что, по его мнению, этот сериал, «разжигает межнациональную вражду и искажает содержание романа Булгакова, экранизацией которого он является».

Не знаю, насколько корректно говорить об искажении булгаковского замысла, но принципиальное нежелание создателей фильма проявить чуть больше эмпатии и такта, сомнений не вызывает.

Являются ли упомянутые кинообразы украинцев случайным совпадением, игрой на расстиражированном телевизионной пропагандой образе «оранжевой угрозы» и «неблагодарного соседа»? Отражают ли они лишь непонимание и стереотипизацию современной Украины? Или являются одним из элементов неизбежно болезненного постепенного привыкания к тому, что украинцы – «другие»?  В последнем случае карикатурная злоба – свидетельство болезненности развода.

Любопытно в этом контексте и то, что украинское кино не предлагает своего ответа на российский вызов. В то время как наиболее известные и узнаваемые украинские актеры охотно снимаются в карикатурах на собственную страну и культуру, своего полноценного игрового кино страна до сих пор не имеет. Когда же фильмы все-таки создаются, они не доходят до широкого зрителя: можно вспомнить и безнадежно примитивно антипольского «Богдана Хмельницкого», и прямолинейно- предсказуемые эпосы о Романе Шухевиче («Непокоренный») и митрополите Шептицком («Владыка Андрей»), и просто невыносимо наигранную и скучную «Молитву за гетмана Мазепу» Юрия Ильенко.

В такой ситуации остается протестовать против выдачи прокатных удостоверений – естественно, с предсказуемым исходом. Российские исторические фильмы – это же не  американский  фильм 2009  года «Бруно», которвй к показу в Украине в свое время запретили! Так что Государственное агенство Украины по вопросам кино уверенно выдало прокатное удостоверение фильму «Матч». На следующий день после очень немногочисленных протестов.

10 мая 2012
Политика кино и образ украинца в России
блог

Похожие материалы

16 декабря 2013
16 декабря 2013
Доклад был прочитан на конференции «Память о Холокосте в современной Европе: Общее и разделяющее». Он описывает специфическое положение евреев, очутившихся в нацистском плену, затрагивает современные трудности, связанные с общественным признанием этой группы жертв.
14 августа 2015
14 августа 2015
Хоккей наряду с балетом, шахматами, космосом и атомной бомбой входил в список самых главных достижений брежневского СССР. Фильм Гэйба Польски «Красная Армия» вновь собирает эту пятёрку воедино, чтобы показать всем заинтересованным зрителям, как всю эту историю можно разыграть вокруг хоккейной площадки.
14 августа 2015
14 августа 2015
Хоккей наряду с балетом, шахматами, космосом и атомной бомбой входил в список самых главных достижений брежневского СССР. Фильм Гэйба Польски «Красная Армия» вновь собирает эту пятёрку воедино, чтобы показать всем заинтересованным зрителям, как всю эту историю можно разыграть вокруг хоккейной площадки.
14 марта 2016
14 марта 2016
На новой выставке в «Мемориале» можно понять, что и как рассказывают школьникам в разных странах Европы о ключевых событиях и явлениях Второй мировой.

Последние материалы