Музей индустриальной культуры

18 января 2013

Музей индустриальной культуры, несмотря на громкое название, находится не в центре Москве, а на окраине лесопарка Кузьминки, недалеко от метро Волжская. На улице с провинциальным названьем Заречье. Но по пути в музей быстротечную Волгу не обнаружишь. Вместо нее полуиндустриальный пейзаж – пара замерзших прудов, бетонные заборы да лес. И не звоните на новый айфон универсальному другу яндексу! Волгу не развернули! Она превратилась в престижный в советское время автомобиль Волга. Один из экспонатов Музея индустриальной культуры, расположенного на радость олд-битникам у автодороги в Кузьминский парк. 

Находящийся в индустриальном ангаре музей сразу отыщет разве что последний из могикан. На самом деле это даже не промышленный ангар, а объект индустриального дизайна, специально спроектированный в рамках программы Олимпиады-80 для бытового обслуживания гостей и участников (попросту – кафе). А его репертуар и экспозиция поразят всех, кто не поленился в детстве прочитать всю «Библиотеку приключений» и гонялся во снах за сокровищами Флинта. Хоть раз рылся в городском сарае у бабушки в провинции. Жил в советское время! Или в 90-е каждый выходной посещал знаменитый блошиный рынок «Тишинку» в Москве (как музей), ища творческого вдохновения в индустриальном мусоре, потрепанной или немодной одежде и предметах быта. Рынок, который оказал огромное влияние на отечественную андеграундную культуру 90-х. Со своим казалось, вечным микро-кафе «Шкура», где богема хвасталась трофеями с рынка, а посетителей бармены называли ангелами! «О, ангел пришел!» Стиль одежды «Мертвый полковник», придуманный Гариком Ассой (пиджаки не по росту, купленные у офицерских вдов), интерьер камерных спектаклей в подвале у Клима (известный сегодня театральный режиссер), вторая (функциональная) жизнь предметов советской повседневности в художественных сквотах. Сидения в виде советских телевизоров в сквоте у андеграундного модельера Петлюры в «заповеднике на Петровском бульваре»! Жесткие, без всяких икейных подушек! Не комфортный для тела, но уютный для воображения хаос…

Когда попадаешь в пространство музея, кажется, что он сегодня негласно перенял эстетику блошиного рынка и несет в себе тот сюрреалистический позитивный потенциал (когда все предметы имеют равную ценность и у каждого своя соблазняющая аура), который не раз уже вдохновлял людей творческих и тех, кому тесно жить в систематизированной действительности. Музей, в котором возникает не поверхностный, но глубокий контакт с прошлым. Музей, который азартно провоцирует на интеллектуальное восприятие городского мусора. 

Музей Индустриальной культуры сформировался на основе частной коллекции его директора Железнякова Лева Наумовича (иногда Железняков выступает и в роли экскурсовода, его визитку мне достали с полки советского книжного шкафа). И дарений друзей музея, энтузиастов-любителей.

Музей существует уже двадцать лет. Изначально это был музей, связанный с передвижной транспортной техникой. Он так и назывался: «Музей экипажей и автомобилей». Работники восстанавливали старые автомобили, организовывали автопробеги, обменивались опытом с иностранными коллегами, которые порой добирались до этого периферийного места на своем антикварном транспорте. Устраивали выставки, например, лодочных моторов и ретро двигателей. А машину Волгу, к сведению, фанаты техники использовали не только для автопробега, а чтобы поднять в небо самодельный планер «Мечта». Организаторы ориентировались в основном на зрителя и соучастника мужского пола, не считая активных феминисток. Так, она сотрудница специализируется на сборке лодочных моторов! «Опять ты к своим автомобилям?!!!» – расстраивались жены, планирующие воскресный уикенд на природе. В 2009 г. часть экспонатов авто музея переехала на соседнюю площадку ДОСААФ, другая вместе с газетой «Авторевю» переместилась в Южный округ столицы.

Чтобы заполнить вакуум, образовавшийся на месте неформального общения поклонников ретро техники, энтузиасты начали активно уделять внимание артефактам советского, а при удаче и досоветского быта. Так что сегодня музей можно посещать всей семьей. Репертуар формируется во многом благодаря предметам, приобретенным сотрудниками и друзьями музея на собственные деньги на блошиных рынках. Какие-то вещи приобретают и у населения. Но с одним условием, которого здесь строго придерживаются – не принимать реликвий из семейных архивов! Цель музея – чтобы люди осознали ценность окружающих их предметов и берегли как историческую память. Коллективная память реагирует на встречу с советским прошлым живо: «Огромная благодарность Вам за Ваш музей! Я так долго объясняла своим детям, во что я в детстве играла, но только у вас смогла во всех представлениях им показать, во что!». «Огромное спасибо! За час вспомнилась вся жизнь, даже то, что забыто было! … Вспомнила молодость, и даже детство!».

Почти все индустриальные артефакты находятся в открытом доступе, их можно трогать руками. Правда, об этом скорее узнаешь на сайте музея. Удивляет, в первую очередь, отсутствие этикеток, да и самих сотрудников, которых трудно отличить от посетителей, ибо они никак не маркируют (ни одеждой, ни бейджиками) своей причастности к музею. Бродят по музею, сидят за стареньким компьютером, пьют чай в автобусе, чинят авто на улице под песню «А я еду за туманом!». Валенки сотрудницы Ольги можно тут же сравнить с немецкими военными валенками на манекене. У немецких кожаные шнурки!

Так что трогать приходится на свой риск и любопытство – часы, замки, велосипеды, упаковку макарон и даже военную технику во дворе («Особенно понравилась военная техника!»). Предупреждающих табличек «не трогать руками» удостоились только автомобили – форды, бьюики и Oldsmobile «цвета барби» (розовый). Даже культовые для советского ребенка предметы, например, счеты с фигурами попугаев в человеческих рост из кинофильма «Королевство кривых зеркал» можно отодвинуть, чтоб удобно сфотографировать манекен для женского корсета в витрине. А бормашину и ступу, как и валяющуюся под ногами гильзу от пули, лучше обойти стороной. А в почтовый ящик лучше заглянуть – вдруг письмо! Есть только один экспонат в музее, до которого никто не сможет дотронуться руками, не ангел, но почти – самодельный планер «Мечта», который впервые в истории полетов на таких планерах пилотировал любитель (Александр Евтехов). Авиамоторы в советское время достать было невозможно, и в планеры вставляли переделанные лодочные моторы «Вихрь» и «Привет». Старт планера осуществлялся на буксире за легковым автомобилем – «Волгой» ГАЗ-21. Планер взлетал на высоту порядка 150 метров. Александр Евтехов, когда перестал летать, подарил планер музею.

Витрин в музее совсем немного. Одни предназначены для экспонирования мелких предметов (игрушки), другие используются во время тематических выставок. Тетради и циркули или кинокамеры можно увидеть в витринах, но это не значит, что помещены они туда из-за своей уникальности. Просто чтоб как-то акцентировать временную экспозицию. Мне спокойно дали полистать тетрадь 1939 года, перед тем как убрать назад в витрину. Впрочем если в некоторых местах экспозиция и напоминает блошиный рынок, эстетики которого словно бы сознательно здесь придерживаются (когда все предметы хаотично свалены в кучу), то простая классификация предметов все же присутствует. Сходные по назначению предметы формируются в группу и располагают в одном месте. Но опознать их и придумать их историю вам придется уже самому! Зато каждый может сам сфотографировать любой понравившийся предмет. Или договориться о костюмированной фото сессии. Например, чтобы выступить в роли бутлегеровкой американской мафии. Можно не только предложить что-то в коллекцию, но и унести книжку из стопки при входе: «Книжки должны продолжать свою жизнь!» – сказал мне сотрудник музея, готовящий экспозицию, посвященную школьной жизни советского ребёнка. Профессиональный макетчик, он в советское время работал в области индустриального дизайна: «Модель автомобиля сначала целиком лепят из пластилина». Картинки в советских тетрадях формируют образ будущего работника коллективного труда. «Посмотрите, какие были бутыли для чернил!». Бутыли и впрямь огромные, граненые! Не поместятся в ранец!

А вот с киношниками, потенциальными потребителями блошиной утвари, эти необычные музейщики сотрудничают неохотно. Хотя я видела на входе список бытовых предметов к фильму «Оттепель». Причина – те халатно относятся к экспонатам. Видимо, не чувствуют ауры.

Плотности заполнения экспозиционного пространства музея может удивиться привыкший к минимализму западный куратор. А местный посетитель, особенно с опытом коммуналок, будет чувствовать себя здесь как рыба в воде. Единственное, что смущает – отсутствие отопления и сантехнических коммуникаций.

На базе музея и в окрестностях парка проводятся исторические и ретро-фестивали и тематические выставки: «Дни истории в Кузьминках», «ВИВАТ», ретрофестиваль «Звезды Ретро» – можно прокатиться на копии старинного велосипеда – «паук» (если кто сможет) или на настоящей дрезине, которую соорудили и запустили во дворе сотрудники музея, есть выставка об истории фотографии, «Исторические хроники: Туризм в СССР», «Военные трофеи», проходят велопробеги и сеансы одновременной игры в шахматы. Организуются и словно бы взятые напрокат из советских времён выставки – посвященные кино (среди экспонатов – Кинопроектор «Ксенон-3», который демонстрировал кино в кинотеатрах и кинокамера «Конвас» – на неё было снято немало художественных и документальных фильмов) или космосу (на стенде есть фотографии орбитальной станции «САЛЮТ-6»).

Индустриальный музей не только ненавязчиво (как настоящие художники) работает с прошлым – каждый год в его стенах делают отчетные выставки студенты Санкт-Петербургского Политехнического института, свои выставки здесь организуют и молодые студии, занимающиеся индустриальным дизайном. Так что индустриальный дизайн в постсоветском пространстве есть!

Татьяна Кондакова

Мы советуем
18 января 2013