Мы ничьи не агенты, кроме вас — наших читателей. От редакции «Уроков истории»

8 сентября 2021

В последнее время вы часто видите в разных местах один текст. Вот он:

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

В ближайшие месяцы и годы вы будете видеть его еще чаще. Потому что российское государство усилило давление на независимые источники информации для граждан и не собирается останавливаться.

Понятие «иностранный агент» впервые появилось в законодательстве в 2012 году. Депутаты Думы V созыва решили, что государство может счесть любую некоммерческую организацию «иностранным агентом», если она получает деньги от любого лица из-за границы и занимается «политической деятельностью». Определение «политической деятельности» не было нигде прописано, поэтому де-факто к ней могли отнести любую гражданскую общественную активность. Внесенные в реестр НКО-«иноагентов» организации должны маркировать все «издаваемые и распространяемые материалы», проходить внешний аудит каждый год, ежеквартально сдавать подробную отчетность и выполнять ряд других требований.

Сторонники закона говорили, что он аналогичен применяемому в США с 1930-х годов FARAForeign agents registration act — Закон о регистрации иностранных агентов (англ.). Это неправда: согласно FARA, иностранным агентом считается тот, кто втайне получает прямые приказы от иностранного правительства или аффилированной с ним организации, причем факт нарушения закона надо доказать в суде; в российском же законе такого условия нет, объявить кого-то «иностранным агентом» может Минюст, и оспорить это решение практически невозможно. Другие защитники закона утверждали, что в статусе «иноагента» нет ничего страшного: мол, вам же никто не запрещает деятельность, просто напишите везде, где можно, что вы иностранный агент, вы же получаете деньги из-за рубежа? При этом игнорировался тот факт, что слово «агент» имеет в русском языке четкую негативную коннотацию, ассоциируется со «шпионом» и «вредителем». Конечно, такое название было выбрано специально, чтобы вызвать общественное недоверие и позволить государственной пропаганде вдоволь смаковать ярлык, который государство же будет навешивать на тех, кто ему не нравится.

Вскоре Международному МемориалуА как следствие и «Урокам истории», которые он издает пришлось на себе испытать, насколько в этом статусе «ничего страшного». После внесения НКО-иноагентов в 2016, с «Мемориалом» постепенно отказались работать все государственные организации (например, учреждения образования и культуры). Хуже того: внесение в реестр послужило сигналом для государственных структур и радикальных провластных движений, что всевозможные атаки на «Мемориал» только приветствуются. 

С тех пор на телеканалах регулярно выходят лживые пропагандистские фильмы про «Мемориал» и его работников; на людей, которые сотрудничают с ним, оказывают давление люди из силовых структур; сумма штрафов за нарушение правил маркировки только в 2019 году превысила 5 млн рублей; руководителей карельского и чеченского «Мемориалов» осудили по сфабрикованным уголовным делам; около офиса и на мероприятиях регулярно появляются агрессивные представители неформальных прокремлевских движений (НОД, SERB и т.д.), зачастую нападающие на участников. Схожим образом пострадали и некоторые другие НКО, внесенные в реестр «ионагентов», некоторые из них были вынуждены закрыться. 

Однако в последние месяцы давление государства на «иноагентов» вышло на качественно новый уровень. Согласно принятым в 2018-2020 годах законам, теперь таким статусом можно наделять также СМИ, физических лиц и даже неформальные объединения. Требования к «иноагентам» по новым законам ужесточились, а критерии признания — наоборот, стали еще более расплывчатыми. Так, СМИ считаются ведущими «политическую деятельность» по определению — а значит, для признания «иноагентом» им формально достаточно, например, получить пожертвование в сто рублей от читателя из Беларуси. Что же касается физических лиц-«иноагентов», то от них требуется сопровождать каждое свое сообщение, включая фотографию кота или ребенка в соцсетях, предупреждением, которое вы видели в начале этой статьи, а также отчитываться перед Минюстом обо всех своих доходах и расходах, вплоть до покупок в магазине.

В последние месяцы государство развернуло настоящую кампанию шельмования независимых СМИ, журналистов и общественных активистов. Так, в список «иноагентов»-СМИ попали крупнейшие независимые издания в России — сайт «Медуза» и телеканал «Дождь», а также «Важные истории», The Insider, VTimes и другие яркие проекты. В тот же перечень внесены уже несколько десятков обычных людей. Помимо высококлассных профессионалов журналистики, там есть и общественные активисты, и люди, чьи фамилии вам ничего не скажут — вероятно, их внесли в перечень именно для того, чтобы сделать примером и запугать всех остальных.

Ужесточая законодательство об «иноагентах», государство преследует две цели: усложнить жизнь независимых СМИ, НКО и общественных активистов и вызвать в обществе недоверие к ним, заставив надеть ярлык «иноагентов». И если справиться с первым — наша работа, то со вторым нам понадобится ваша помощь. 

Очевидно, что вредные и ненужные законы об «иноагентах» нужно отменить целиком. Очевидно также, что без масштабных политических изменений в стране этого сделано не будет. Наоборот, этот закон и в дальнейшем может быть использован для подавления неугодных власти — и едва ли годится для чего-то другого.

Поэтому, дорогие читатели, мы обращаемся к вам с просьбой.

Когда вы видите «иноагентскую» маркировку, не забывайте: это ярлык, который государство навешивает на тех, кто высказывает независимую точку зрения. Не случайно его навешивают на великолепные, правдивые издания, бесценные для общества организации, талантливых и самоотверженных людей. 

Не пугайтесь ярлыка «иноагент», а если так делает кто-то из ваших знакомых — объясните ему, как появилось это понятие и что оно означает.

Относитесь с пониманием к предупреждениям и маркировкам — извините, мы вынуждены их ставить.

Не бойтесь делиться публикациями «иноагентов» и жертвовать им деньги — за это не предусмотрено никакой ответственности. 

И помните:

Общественные организации — не иноагенты!

Журналисты — не иноагенты!

Мы — не иноагенты!

Мы ничьи не агенты, кроме вас — наших читателей.

Мы советуем
8 сентября 2021