Абелюк Е.С., Поливанов К.М. История русской литературы ХХ века: Книга для просвещённых учителей и учеников

24 декабря 2009

Абелюк Е.С., Поливанов К.М. История русской литературы ХХ века: Книга для просвещённых учителей и учеников: В 2 кн. – М.: Новое литературное обозрение, 2009. Кн. 1: Начало ХХ века. – 296 с.: илл.,

Кн. 2: После революций. – 352 с.: илл.

Это пособие предназначено, в первую очередь, для преподавания литературы в старшей школе. Кроме  основательности в подаче литературного материала учебник отличает то, что его главный предмет – биографии писателей и  анализируемые произведения вписаны  в широкий исторический и культурный контекст, что делает книгу своеобразным справочником эпохи, ориентированным далеко не только на филологов.

Следует отметить несколько моментов, которые делают пособие интересным для широкого круга читателей, обращающихся к истории России в ХХ в.:

  • Биографии авторов включают в себя значимые для эпохи события. Причём под словом «события» имеются в виду не обязательно перевороты и социальные потрясения, а в первую очередь, история повседневной  жизни. Именно так описано  детство Бунина  в полуразорённой помещичьей деревне, быт которой уходил в прошлое на глазах будущего писателя; или студенческие мытарства Михаила Зощенко, сына умершего молодым художника-передвижника. С другой стороны – и это более  традиционно для учебников по литературе – в пособии показано, как «большая история» влияет на обстоятельства жизни того или иного писателя.  При этом авторы не ограничиваются общими фразами, а приводят, конкретные свидетельства и документы (например, письма Шолохова о массовых репрессиях на Дону).
  • Реалии, которые упоминаются в произведениях, сопровождаются интересным комментарием и пояснением. Это  и краткие справки-дефиниции, и небольшие эссе или фотографии (например, отдельное место в анализе «Мастера и Маргариты» занимает тема коммунальных квартир,  своего дома  или бездомности в Москве 1920-х).
  • Собственно художественные приёмы раскрываются в контексте идеологических споров и обсуждений, характерных для эпохи (например, приводится письмо Е. Замятина, объясняющего популярность «Петра I» умело проведёнными А. Толстым историческими параллелями с событиями после 1917 г. и идеологически верным изображением роли сильной личности в истории. Вопрос о предательстве в «Иуде Искариоте» обсуждается в связи с актуальной на момент написания повести деятельностью революционных группировок 1910-х гг. и т.д.).
  • Учебник содержит множество иллюстраций: портретов писателей и их семей, людей, упоминаемых в статьях, фотографии важных событий (чтение манифеста о вступлении России в первую мировую войну – в статье об Андрееве;  сделанные  в  1990-е фотографии сохранившихся сталинских  лагерей – в главе о Солженицыне; изображение ночлежки в Нижегородской области – в статье о Горьком).

На галерее иллюстраций, возможно, следует остановиться подробнее. Сами по себе образы могут дать исключительный  исторический материал, даже без подробного авторского комментария. Например,  портреты – различные по стилю исполнения, по подходу в изображении человека. Здесь есть ретушированные фотографии с долгой выдержкой (А.Н. Бунина или М. Горький); присутствуют очень близкие к современным кадрам повседневные фото, где модели, казалось бы, совершенно естественны, будто не замечают фотографа (жена А. Толстого Н. Крандиевская с растрёпанными волосами, в кавалерийских брюках после долгой прогулки; домашняя фотография, зафиксировавшая счастливую улыбку Е.С. Булгаковой, фото Б. Пастернака на даче); фронтовые фотографии (корреспондент М. Шолохов с бойцами, лейтенант А. Солженицын за письменным столом); фото, как будто сделанные для документов или предназначенные для доски почёта (А. Твардовский, А. Фадеев); фотографии актёров в их театральном или кинематографическом образе (В. Качалов, К. Станиславский, Л. Менделеева М. Булгаков, В Шукшин, В. Высоцкий…); художественные фото, представляющие модель в антуражном интерьере, часто – в необычном костюме (В. Мейерхольд или З. Гиппиус); фото из следственных дел (Н. Гумилёв, А. Введенский); постановочные фотографии, имитирующие документальность (А. Солженицын в образе зека)…

С одной стороны, в выборе авторов есть элемент случайности – публикуются, в первую очередь, те фотографии, которые сохранны и вообще доступны. С другой стороны, за случайными фото проглядывается многообразие и изменение опыта повседневного поведения людей, их манеры держать себя, различные установки фотографов по отношению к своим моделям… Разнообразие поводов, по которым сделаны приведённые фото, многое рассказывает о жизни людей в ХХ веке. Фотография – с одной стороны, претендующая на отражение и фиксирование реальности, с другой, эту реальность творящая и преображающая, делает зрителя, в данном случае, школьника, свидетелем и соучастником изображаемого, при этом соучастником рефлектирующим, ведущим наблюдение за людьми и их эпохой.

  • Читателю, интересующемуся историей России в ХХ в., безусловно, будет интересен и выбор текстов для анализа, предпринятый авторами. Помимо разбора традиционных программных произведений, есть и анализ редких для школьных штудий текстов (например, разбираются «Поэма без героя» Ахматовой, роман «Старик» Трифонова – и то, и другое посвящены важным эпохам в жизни русского общества ХХ в.).

Кроме всего названного, учебник является хорошим пособием и по изучению собсвтенно литературы – авторы учат приёмам анализа и работы с текстом, особо следует отметить удачную формулировку вопросов в конце глав – они выходят за границы приведённого в учебнике разбора и открывают возможность более вести дальнейшую самостоятельную интерпретацию текста. Таким образом, соблюдается баланс в отношении к литературе – она остаётся и вневременным искусством, рассказывающим об актуальном для человека, живущем в любою эпоху, но она же представляется явлением историческим, во многом обусловленным тем, что происходило и что волновало автора во время его творчества.

Наталья Колягина

Мы советуем
24 декабря 2009