Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
23 марта 2010

Николай Макаров. Старые истории Нового Курлака

Руины курлакского "БАМа". Источник: muph.livejournal.com

Научный руководитель более чем десятка работ учеников школы посёлка Новый Курлак Воронежской области, неоднократно попадавших в призёры конкурса «Человек в истории. Россия XX век», один из редакторов-составителей сборника курлакских сочинений «Мы все с одной деревни…» учитель немецкого языка, краевед Николай Макаров рассказывает о том, какими трудностями сегодня может сопровождаться участие в историческом конкурсе.

- Расскажите, пожалуйста, что были за сложности у вас с прошлогодней конкурсной работой ваших подопечных?

- Сразу скажу: я никаких сложностей не испытываю. Это из-за меня испытывают сложности. Тематика работ, которые были написаны школьниками под моим руководством, не слишком удобна нашему теперешнему руководству. Мы участвуем в конкурсе «Человек в истории» с самого начала, уже 11 лет. После первых удачных опытов решили продолжать этим заниматься. 2000-2005 гг. были очень удачными, мы в своём районе были в «зените славы». А потом всё наше общество стало постепенно «советизироваться». Я так считаю и думаю, что не ошибаюсь. И сейчас всё ровно наоборот – я стал, что называется, «бельмом на глазу». Нашу прошлогоднюю работу «Курлакские руины социализма» мы посылали ещё на один конкурс. Мы решили попробовать: раз работа готова, почему бы не выставить её где-нибудь ещё? В данном случае это была областная краеведческая конференция, моей ученице нужно было защищать там эту работу. Перед этим я должен был показать текст директору местного дома Детского творчества. Она, как человек непосредственно «направляющий» работы на конкурс, должна была её прочесть. Прочтя работу и не сказав ничего мне, она тут же побежала с ней к зав. РОНО. А я в то время работал в двух школах, и когда я из второй школы приехал к себе, мне тут же поступил звонок от директора с вопросами «что там за работа?», — а вообще говоря, дирекция школы никогда особенно в это не вникала – что мы там делаем, что отсылаем, им было неважно. А тут вдруг позвонили директору школы и стали ей выговаривать, устроили ей разнос. Общий смысл был такой: «как вы, директор школы, могли пропустить ТАКОЕ?».

- А раньше вы чувствовали какой-то контроль за работами ваших детей? Кто-то читал их предварительно?

- Нет, раньше я их просто никому не давал. Не было никакого смысла: мне не нужен отзыв «можно или нельзя». Дело в том, что мне боятся нечего: куда меня можно сослать дальше Нового Курлака?

- Как вам кажется, нынешняя ситуация возникла потому, что вы посылали эту работу куда-то ещё? Если бы, например, вы отправили её только на школьный конкурс «Человек в истории», проблем бы не было?

- Может быть. Может быть, тогда её никто бы просто не увидел. Не заинтересовались бы. Призовое место – ну, похлопали бы и всё. Честно говоря, я просто не мог себе представить подобного развития событий. Ничего ужасного в этой работе и нет.

- Вы и ваши ученики столько раз посылали работы на этот конкурс, занимали призовые места: казалось бы, в местной администрации должны были бы проявлять какой-то интерес к вашей работе?

- Меня лично этот новый особенный «интерес» никак не коснулся. Но вот о самом конкурсе теперь в районе не упоминается.

- Да, но ведь когда раньше побеждали школьники и вы, как их руководитель – наверняка и в школе, и в самом районе «гордились» успехами, считали это победой всего района?

- Да, абсолютно. А теперь такие результаты это уже не выигрыш – это проигрыш. Для школы это минус – «вот опять там что-то выиграли». Это только вызывает раздражение.

- А где, на ваш взгляд, главный источник этого недовольства и раздражения?

- Он находится вне школы. Это районное руководство. Те, кто руководят образованием в нашем районе.

- А давно во главе района находится именно это руководство?

- По-моему, третий год.

- А каким именно образом артикулируется это «неодобрение»? Как это проявляется на практике? То, что вы делаете «плохо» — почему? И работа ваших детей, «плохая» или «неподходящая»?

- Это уже имеет прямое отношение к самому руководству района. Глава администрации муниципального района. При нём там совершенно «брежневский» режим. В каждой газете фотография, только вместо «дорого Леонида Ильича» — «дорогой Василий Иванович». А сам Василий Иванович ратует за сохранение колхозов. По его словам, у нас там всё замечательно, коммунизм уже построен. А тут: «Курлакские руины социализма», да ещё с фотографиями этих руин. В районе Василия Ивановича разве может такое быть? А эти чиновники, в том числе и зав. РОНО, они его панически боятся. Это настоящая свита, которая ловит каждый его взгляд.

- Эта «советизация» в вашем районе, в чём она проявляется, помимо «брежневского» стиля руководства?

- Главным образом, в бесконечных директивах. «Сделайте то, сделайте это» — совершенно бессмысленные вещи, какие-то сроки, за которые необходимо это выполнить. «А если не выполните, то….» и так далее. Изменения в учебном плане. Какие-то рабочие программы. Я у себя отказался их писать, мне бумагу на них жалко тратить. И ничего. Год прошёл – всё нормально. Если бы хоть кто-нибудь объяснил, зачем всё это нужно – я бы взялся.

- Наверное, стандартизация какая-нибудь.

- Именно. Всех под одну гребёнку. Организуют клубы – аналоги старых пионерских и комсомольских организаций. Чаще всего они, конечно, только на бумаге. Но ведь они должны как-то за них отчитываться: клуб сделал то, клуб сделал сё. «Юный десантник», «Юный жуковец».

- «Юный жуковец»? И как у нас в стране с «юными жуковцами»?

- Да, имеются. Кстати говоря, это, вероятно, один из тех пунктов, которые в нашей работе возмутили их больше всего. Когда-то к нам пришла директива: организовать в школе клуб «юных жуковцев». Директор приказал записать в «жуковцы» целиком один класс. Ну, пусть. Но именно в этом классе после 9-го ушли все мальчики – один остался. Девочки, один мальчик – они и получились «юные жуковцы».

- «Юные жуковки». И что вменяется им в обязанности?

- Абсолютно ничего. Просто «быть». Соблюдать устав (абсолютно списанный с устава юных пионеров). А в нашей работе, во вступлении девочки написали, между прочим, «мы – юные жуковки». Конечно, руководство это раздражает.

- А есть ли для вас какой-то способ ему противостоять? Ведь для него должно быть важно, как смотрят на его район, например, отсюда, из Москвы.

- Наша работа опубликована в интернете. А в целом – он просто сделает вид, что об этом ничего не знает.

- Вы опасаетесь каких-то неприятных последствий для себя или для детей после публикации этой работы?

- Для детей ничего страшного, слава Богу, нет. Обе поступили на исторический факультет Воронежского университета. Обе – стипендиантки фонда Прохорова. Но на другой день после того как мы встретились с этой директоршей дома детского творчества (а я, признаться, конечно такой реакции не ожидал) – она мне сказала: «Знаешь, Коля, я-то уже сама на пенсии, но очень боюсь за тебя и за девочек. Ты же знаешь наш район – тут могут стереть с лица земли». Ну что тут такого может быть? Могут меня уволить.

- А как вы себе это представляете? С какой формулировкой?

- Найдут.

- Почему вы выбрали именно такую тему с вашими детьми в прошлом году?

- Это было вполне спонтанное решение. Я просто проходил мимо этих руин, в солнечный день, и, надо вам сказать, это действительно очень страшное зрелище. Как это произошло? Что тут было? Можно было сходить к каким-то людям, поговорить с ними об этом. Допустим, наша местная ферма. Молочно-товарный комплекс. В народе он назывался БАМ – так как в масштабе села это была «стройка века». А теперь это руины.

- Вы обычно объявляете всем в классе о конкурсе, чтобы кто-то взялся за написание работы?

- Да, разные темы – разные дети. Иногда какие-то темы не заинтересовывают, не получаются. Бывает всякое.

- А как вам кажется, какая мотивация у самих детей – браться за написание работ? Понятно, что всегда есть идея поучаствовать в соревновании: это конкурс, попробовать его выиграть и так далее.

- Да, конечно, всё это верно. Но я надеюсь, что они начинают писать ещё и потому, что мы с ними хорошо друг друга знаем. Они знают мои методы работы, и им это интересно. Я веду у них уроки немецкого языка со второго класса, и, учитывая, что конкурсные работы раньше 8-9 класса не пишутся, мы уже хорошо друг друга знаем.

- Какой вам видится общая тенденция в написании работ за эти годы? От конкурсных координаторов часто можно слышать, что общее качество работ снижается, возвращаются обычные советские «заклинания» во вступлении/заключении.

- Это сильно зависит непосредственно от научного руководителя. Он должен, по крайней мере, подсказать, как начать. Обычно я предлагаю своим детям во вступлении написать, почему они взялись за эту тему, в чём был для них смысл этой работы.

- Вы чувствуете какую-то эволюцию в самих детях, в их подходах к своей работе?

- Да, конечно. Вся эта стагнация в обществе на них влияет. Влияют и эти новые учебники истории, в которых в нашем прошлом «всё хорошо». В которых написано, что «всё было правильно». Те, первые дети, писавшие в начале двухтысячных, они больше знали о наших «белых пятнах». И читали больше. Но на то и существует руководитель, чтобы посоветовать – что почитать, где посмотреть. Для них сейчас это равносильно открытию.

Беседовал Сергей Бондаренко

 

Член жюри школьного конкурса о «курлакском феномене»:

«Как случилось, что из конкурса в конкурс жюри получало школьные работы, по качеству не уступающие серьёзным исследованиям столичных вузов, из мало кому известного села Новый Курлак Воронежской области?
<…>
Объяснений означенному «курлакскому феномену» несколько. В воронежской области существуют давние, почти двухвековые традиции краеведения. Более полувека краеведение развивается и в Новом Курлаке, где благодаря учителям-энтузиастам прежних лет А.И. Щербакову и М.М. Микляевой были созданы краеведческий музей, краеведческий кружок и даже издано учебное пособие по этой дисциплине. Школьники Нового Курлака собрали огромный материал по истории села и его жителей.

Количество накопленного в сельской школе краеведческого богатства перешло в качество, когда несколько лет назад под руководством курлакского учителя-подвижника Николая Макарова старшеклассники стали писать и посылать работы на конкурс в «Мемориал» исследовательские работы.
Сочинения школьников удивили членов жюри оригинальными источниками, серьёзной аргументацией, живым языком, а главное, желанием авторов самостоятельно разобраться в самых трагических моментах сельской истории XX века».

В.Ф. Козлов,
член жюри конкурса,
заведующий кафедрой
региональной истории и краеведения РГГУ,
заместитель председателя
Союза краеведов России.
«Мы все с одной деревни…», М., общество «Мемориал» — изд. «Звенья», 2006.
 
«Уроки Истории» в скором времени планируют электронную публикацию книги сочинений курлакских школьников «Мы все с одной деревни…».
 
Дополнительные материалы:

 

23 марта 2010
Николай Макаров. Старые истории Нового Курлака

Похожие материалы

14 февраля 2011
14 февраля 2011
Конкурс «Уроки Сахарова. «Мир. Прогресс. Права человека» проводится с 1.02.11 по 15.04.11; работы принимаются до 01.04.2011 г
21 мая 2015
21 мая 2015
Запись на экскурсию 30 мая
13 мая 2016
13 мая 2016
В работе я использовала воспоминани жительниц нашего города, переживших военное детство, – оказалось, что память об этом ни у кого не изгладилась, а значит, и война, которая закончилась полвека назад, всё еще не ушла из нашей жизни.
20 апреля 2015
20 апреля 2015
Запись на экскурсию 26 апреля

Последние материалы