Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
5 марта 2010

70 лет Катынскому делу

5 марта 1940 г. Политбюро ВКП(б) приняло решение о расстреле без суда польских офицеров, содержащихся в лагерях для военнопленных и в тюрьмах под следствием:

«Исходя из того, что все они являются закоренелыми, неисправимыми врагами советской власти, НКВД СССР считает необходимым: <…> рассмотреть в особом порядке, с применением к ним высшей меры наказания – расстрела» (Приказ № 794/Б от 5 марта 1940 г. за подписью Л. Берия, с резолюцией И. Сталина, К. Ворошилова, В. Молотова, А. Микояна, на основании которого было составлено решение Политбюро).

Ниже публикуется обращение Общества «Мемориал» к Д.А.Медведеву в связи с 70-летием Катынского расстрела.

Обращение Общества «Мемориала» к Д.А.Медведеву в связи с 70-летием Катынского расстрела.

Уважаемый господин Президент !

70 лет назад, 5 марта 1940 года Политбюро ЦК ВКП(б) во главе с И.Сталиным приняло решение, по которому в апреле-мае того же года были расстреляны без суда 14,5 тысяч польских офицеров и полицейских, содержавшихся в трех лагерях военнопленных НКВД СССР в Козельске, Осташкове и Старобельске, а также 7,3 тысячи арестованных, содержавшихся под следствием в тюрьмах западных областей Украинской ССР и Белорусской ССР.

Катынь, до 1991 г. бывшая единственным достоверно установленным местом гибели части казненных, стала символом этого злодеяния.

Катынское преступление – это не только убийство весной 1940 г. почти 22 тысяч польских граждан. Это еще и полвека лжи и фальсификаций, когда Советский Союз вопреки очевидным фактам отрицал свою ответственность за уничтожение польских военнопленных и пытался убедить весь мир и собственных граждан, что преступление – дело рук гитлеровцев.

Ситуация изменилась лишь в 1990 г., когда Президент СССР М.С.Горбачев передал Президенту Польши В.Ярузельскому поименные списки военнопленных, отправленных на казнь, и некоторые другие документы, свидетельствующие, что операция по уничтожению польских граждан была осуществлена НКВД СССР. Тогда же было возбуждено уголовное дело, принятое к расследованию Главной военной прокуратурой под №159.

В 1992 г. по распоряжению президента России Б.Н.Ельцина были обнародованы документы, изобличающие руководство СССР в совершении катынского преступления.

На важнейшем из этих документов – записке наркома внутренних дел Берии в ЦК ВКП(б) Сталину с предложением расстрелять польских военнопленных и узников тюрем «исходя из того, что все они являются закоренелыми, неисправимыми врагами советской власти» – после резолюции «За» значатся собственноручные подписи И.Сталина, К.Ворошилова, В.Молотова, А.Микояна и отметки о голосовании «за» М.Калинина и Л.Кагановича.

В 2000 г. в местах захоронений расстрелянных военнопленных в Катынском лесу и около села Медное в Тверской области были открыты мемориальные кладбища (тогда же было открыто мемориальное кладбище в Харькове).

Казалось, что лжи и недомолвкам в вопросе о Катыни пришел конец, что для недоверия к нашей стране больше не будет оснований.

Однако в 2004 г. уголовное «катынское дело» № 159 Главной военной прокуратурой было прекращено. При этом основные материалы дела, включая и постановление о его прекращении, были засекречены Межведомственной комиссией по защите государственной тайны, деятельностью которой руководит Президент Российской Федерации.

Засекречивание материалов «катынского дела» очевидным образом нарушает действующий российский закон «О государственной тайне», который не позволяет относить к государственной тайне и засекречивать сведения о фактах нарушения прав и свобод человека и гражданина, а также о фактах нарушения законности органами государственной власти и их должностными лицами.

Несмотря на это Главная военная прокуратура и Межведомственная комиссия по защите государственной тайны по сей день отказываются отменить свое решение о засекречивании.

По сей день Главная военная прокуратура отказывается исполнять действующий российский закон «О реабилитации жертв политических репрессий», утверждая вопреки очевидности , что политический мотив и даже сам факт расстрела в отношении каждого отдельного военнопленного не может быть установлен.

Ссылаясь на секретность, Главная военная прокуратура отказалась назвать имена тех, кого она признала виновными, сообщив позже лишь то, что это «отдельные лица из числа руководства НКВД СССР», действия которых квалифицированы по п. «б» статьи 193-17 УК РСФСР (1926 г.) как «превышение власти, имевшее тяжелые последствия при наличии особо отягчающих обстоятельств».

Таким образом, Сталин и члены Политбюро, принявшие решение о массовом расстреле польских граждан, признаны невиновными в «катынском преступлении», которое ранее в Заявлении ТАСС от 13 апреля 1990 г. было названо «одним из тяжких преступлений сталинизма». А само преступление, совершенное по указанию руководства СССР и фактически являвшееся актом государственного терроризма, теперь квалифицируется как превышение власти отдельными руководителями ведомственного уровня, иначе говоря как их самоуправство. С нашей точки зрения, бессудные расстрелы военнопленных и гражданских лиц должны быть квалифицированы в соответствии с пунктами «b» и «c» статьи 6 Устава Международного военного трибунала в Нюрнберге – как военное преступление и преступление против человечности.

Прекращение расследования «катынского» дела, засекречивание его материалов, вопиюще неадекватная правовая оценка, данная Главной военной прокуратурой, отказ признать расстрелянных жертвами политических репрессий – воспринимаются общественным мнением внутри страны и за рубежом как отказ от продвижения к правде, начатого в 1990-е годы. Попытки реанимировать сталинскую фальсифицированную версию событий предпринимаются не только в желтой прессе, но и с трибуны парламента. В результате тень преступлений и лжи сталинского режима ложится на сегодняшнюю Россию.

Уважаемый господин Президент, в этой ситуации мы призываем Вас использовать имеющиеся у Вас полномочия и содействовать следующим безотлагательным шагам:

1. Отмена решения Межведомственной комиссии по защите государственной тайны от 22 декабря 2004 г. о засекречивании материалов «катынского» уголовного дела №159;

2. Возобновление расследования уголовного «катынского» дела с целью –

  • процессуального установления полного персонального состава всех жертв расстрела – как военнопленных, так и заключенных,
  • установления (совместно с органами прокуратуры Украины и Республики Беларусь) мест захоронения расстрелянных узников тюрем Западной Украины и Западной Белоруссии,
  • процессуального установления исчерпывающего состава виновных, включая лиц, принявших решение о расстреле польских военнопленных и узников тюрем, а также организаторов этой преступной операции и ее исполнителей всех уровней,
  • точной и полной юридической квалификации совершенных преступлений в соответствии с нормами российского и международного права;

3. Поименная реабилитация в соответствии с российским законом «О реабилитации жертв политических репрессий» всех расстрелянных по решению Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 г.

 

В апреле 2010 г. на мемориальных кладбищах в Катынском лесу и около села Медное должны состояться совместные польско-российские траурные церемонии, посвященные 70-й годовщине Катынского расстрела.

Известно, что для участия в церемонии в Катыни премьер-министр России В.В.Путин пригласил премьер-министра Польши Д.Туска. Мы искренне приветствуем высокий государственный статус этого мероприятия, а также факт, что его инициатором стала российская сторона.

И все же, учитывая важность и болезненность вопроса, мы считаем необходимым личное участие в этой церемонии Президента России. Или, если по каким-то причинам это невозможно, публичное заявление Президента России по поводу Катынского расстрела.

По нашему мнению, ясное и недвусмысленное осуждение преступления, совершенного государственными органами Советского Союза по решению его руководства, заявление о намеченных шагах, которые необходимо осуществить, чтобы вывести «катынское дело» из тупика, могли бы стать переломным моментом в отношениях России и Польши. Такое заявление необходимо не только ради репутации России в мире. Гораздо важнее, что оно нужно для успешного будущего нашей страны, которое невозможно без честной оценки тоталитарного прошлого.

Правление Международного общества «Мемориал»

2 марта 2010 г.

Дополнительные материалы

5 марта 2010
70 лет Катынскому делу

Похожие материалы

26 октября 2013
26 октября 2013
Чистый пер., д. 8. Здесь Шаламов жил между двумя лагерными сроками. Выйдя из Вишерских лагерей (1931), он женился на Галине Гудзь (1934) и переехал в квартиру, где жила её семья. В Чистом переулке он начал писать рассказы, публиковаться. В этой же квартире он был арестован 13 января 1937 года, увезён в Бутырскую тюрьму, а оттуда — на Колыму, где провёл почти семнадцать лет. В 1953 году, после возвращения с Колымы, Шаламов тайно встречался на этой квартире со своей семьёй.
16 октября 2013
16 октября 2013
17–18 октября 2013 года, в Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ будет проходить научная конференция Политико-конституционный кризис осени 1993 г.: источники, интерпретации и перспективы изучения.
6 июня 2016
6 июня 2016
Координатор проекта «Личное дело каждого» Светлана Шуранова рассказывает о своей работе, утраченной миссии российского архива и сложных взаимоотношениях архивиста и исследователя. В конце интервью – ответы на вопросы от читателей «УИ».
23 января 2015
23 января 2015
Выступление Бориса Беленкина (Мемориал) на конференции «Маргиналии – 2014: границы культуры и текста», прошедшей 5-7 сентября 2014 года в Елецком государственном университет имени И.А.Бунина.

Последние материалы