Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
27 февраля 2010

Партийный проект «История»: «оккупанты сидели в Кремле»

Партия «Единая Россия» издала брошюру «Партийный Проект “Историческая память”». В ней не только манифестируются цели Проекта (с большой буквы – в оригинале), но и представлена краткая иллюстрированная летопись российской истории – что именно и зачем сегодня следует вспоминать. История оказывается сборником легенд и мифов, задача которого — укрепить российскую государственность и преподать уроки патриотизма.

Нарратив и картина мира

Повествование, хотя и оперирует датами и историческими событиями

(памятной датой, например, является 2012 год – «200 лет Отечественной войне 1812 года» и «400 лет Народного Единства»),

отсылает не к реальности, а является источником реальности и знаний. Речь здесь ведётся от имени российского общества и даже всего человечества; анонимному рассказчику (автор текста – А.В. Ермаков – указан мелкими буквами на последней странице) не нужны документы или труды историков, он как бы уполномочен самой историей – его слова не предполагают сомнений или дискуссий. Такой тип повествования мифологичен (подробнее – см. Михаил Гловиньский. Не пускать прошлого на самотёк. История ВКП (б) как мифическое сказание // Новое литературное обозрение, №22 (1996)): время замкнуто, герои однотипны, любое событие выступает в качестве знака для всего целого (любое конкретное сражение и следующая за ним Великая Победа, а именно они заполняют карту и время истории, – пример священного, духовного и передового характера России). Оформляется упорядоченная и мифологическая картина мира: на Священную Россию покушаются враги, но она берёт вверх над злом и хаосом.

Действующие лица

В книге есть два уровня действующих лиц. На более общем уровне субъектом истории выступает сама Россия (Русь, держава, Отечество): с ней связаны главные глаголы действия и описание исторических «реалий». В геополитической трактовке истории в качестве субъектов также фигурируют отдельные страны, вступающие в коалиции, объявляющие друг другу войны и мечтающие о мировом господстве. Однако, здесь Россия как живое (и, конечно, духовное) существо, действует в пространстве, где нет ни стран, ни людей, ни исторических законов, ни вообще конкретных деталей.

«… прошло не так уж много лет, и Русь сумела не только заново отстроить старые храмы, но и украсилась множеством новых» (с.16)

«Огромная страна на востоке Европы, оправившаяся от буйства смуты, поднимает голову и медленно расправляет плечи» (с.18)

«В 1812 году на этих русских полях решалась судьба не только России, но и целого мира» (с.24)

«Россия уже много веков является одной из самых передовых стран мира, и помнить об этом первенстве – наш долг» (с.28)

Но есть и второй уровень – «святые люди», «легендарные русские богатыри», «люди, чьи имена священны для России». Это уже набор конкретных фигур, между которыми наблюдается четкая преемственность, от древности (все начинается с Александра Невского) до сегодняшнего дня (на фотографии – председатель думы Борис Грызлов и Патриарх Алексий II) – ряд тех, кто «работает и творит на благо России». Упоминаются:

  • русские богатыри-иноки Пересвет и Ослябя
  • князи-воины и святые князи (Александр Невский, Дмитрий Донской, Юрий Владимирский, Юрий Звенигородский),
  • цари (Иван Грозный, Алексей Михайлович, Петр I, дом Романовых),
  • военные гении (полководец Кутузов, генералы Платов и Уваров, Петр Багратион, русский святой адмирал-подвижник Феодор Ушаков, Минин и Пожарский, генерал Белобородов А.П.; о Сталине – ни слова, как и о таком образовании как «Советский союз», при этом Сталин вполне вписывается в образ героя-богатыря),
  • представители духовенства (Савва Сторожевский, патриарх Никон, святитель Тихон)
  • передовики науки и техники (Д. Менделеев, М. Ломоносов)
  • представители классической русской культуры (Пушкин, Поленов, Тургенев, Бунин, Римский-Корсаков),
  • а также: «погибшие под Бородино и Малоярославцем русские солдаты и офицеры» и «подлинно великий народ».

Но конкретность действующих лиц условна: у них отсутствуют человеческие индивидуальные качества, они обезличены и подобны друг другу, фактически, это сверхлюди. Род деятельности русских богатырей – совершение подвигов; они дают отпор врагу и подают пример другим странам, делая Россию передовой державой:

«Многие выдающиеся русские флотоводцы, хотя и родились вдали от морских берегов, умели бить врага в море не менее уверенно, чем англичане, испанцы или шведы» (с.26)

«Некоторые привыкли думать, что Россия в области науки и техники отстала от «развитых стран» лет этак на 200…Россия уже много веков является одной из самых передовых стран мира…» (с.28)

Можно говорить о негативной идентичности: она формируется в результате борьбы с чужим, вражеским, иным и связана с военными, боевыми качествами и одновременно комплексом жертвы; для неё исключительно важно понятие «границы», которое разделяет профанное (весь остальной мир) и сакральное.

«Подвиг князей-воинов Александра Невского и Дмитрия Донского уже не одно столетие вдохновляет русских воинов, стоящих на страже священных границ Отечества» (с.12)

Происходящее внутри этих границ (т.е. история) также является сакральным и рассматривается как высшая ценность:

«наш народ, наше государство черпают силу и мощь свою в неиссякаемых духовных источниках древности» (с.36)

«Сегодня, объединяя усилия, мы по крупицам воссоздаем утраченное. Для того, чтобы помнить!» (с.32)

В кольце врагов

Герои (их перечень дан) борются с врагами, которые предстают либо в качестве анонимной стихии, либо в неопределённом множественном лице. Они и результаты их действий описываются следующим образом: «жестокое и тяжелое испытание», «всеобщая разруха и разорение», «бесчинства врагов», «разграбление, разруха, война». Дважды приводится более подробная, но столь же анонимная картина происходящего «лихолетья»:

1. времена Смуты: «Жестоким и тяжелым испытанием стали для России времена Смуты. Разбойники безнаказанно грабили мирные города и села, оккупанты сидели в Кремле. Преодоление всеобщей разрухи и разорения было по силам только подлинно великому народу.» (с.16)

2. первая половина XX века: «Тяжелым камнем легло на сердце у всех, кому дорога память, лихолетье первой половины XX века. Революции, войны, «безбожные пятилетки» и бесчеловечные репрессии унесли жизни миллионов людей, стерли с лица земли тысячи архитектурных памятников» (с.32)

Основное вражеское действие – это разрушение идиллии и святынь (в большинстве случаев речь идёт о различных храмах; прилагается множество иллюстраций; реже – о городах; единственный раз – см. предыдущую цитату – о людях, но «враг» остаётся неназванной, безличной силой). Основное героическое действие – защита Отечества и совершение подвигов, а также вдохновление потомков на защиту и подвиги. Основное действие для потомков – «помнить!», преклоняться перед святынями и восстанавливать их (этим, в частности, и занимается, по всей видимости, партийный Проект «Историческая память»):

«реставрируемая в рамках партийного проекта «Историческая память» московская церковь Рождества в Старом Симонове уже сейчас открыта всем, желающим поклониться могилам легендарных русских богатырей-иноков Пересвета и Осляби» (с.12)

(другие цели Проекта:
«культурное и духовно-нравственное возрождение России, укрепление российской государственности, воспитание и развитие чувства патриотизма, единение российского народа, межнациональное согласие, сохранение культурной и духовно-нравственной среды» (с. 38)).

Топография святости

В моменты «лихолетья» появляются герои-богатыри, которые повергают врага. Места сражений – это и есть места памяти, легендарные места, места знаменитых побед и поля ратной славы:

«памятные места, связанные с их главными подвигами, до недавнего времени находились не в лучшем состоянии. Место знаменитой победы при Чудском озере пришлось даже искать с помощью археологов. Между тем, именно эта победа святого благоверного князя Александра открывает перечень дней воинской славы России в соответствии с федеральным законом. Сегодня это легендарное место должно стать полем ратной славы» (с.12)

В более широком смысле вся карта России становится местом памяти (священным пространством): она объединяет города-крепости, города-форпосты, «сердцем» которых являются храмы (разрушаемые врагами, но восстанавливаемые благодарными потомками):

«Славные города-крепости Руси – Свияжск и Тихвин были в середине XVI столетия передовыми форпостами Московского государства на востоке и северо-западе страны. А их сердцем были храмы, посвященные Богоматери. Памятники эпохи Ивана Грозного, могут рассказать многое о становлении нашей державы, но для этого нам надо сберечь их!» (с.14)

Современная символическая разметка карты после Великой Отечественной войны подчиняется той же логике: Россию охватывает сеть городов-героев, в сердце которых горит вечный огонь (с которым связаны старые светские ритуалы поминовения) и высятся воинские мемориалы религиозного типа — часовни (с которыми связаны религиозные ритуалы поминовения).

Религиозная линия (а точнее гармоничность государственной и духовной власти) – важная часть проекта «История». Неслучайно самым страшным преступлением является разрушение храмов, а выражением патриотического порыва и приобщением к истории становится их восстановление:

«Ныне происходит возвращение к историческим корням, возрождение духовных традиций. Партия ЕДИНАЯ РОССИЯ взяла на себя обязательство восстановить уникальную святыню (имеется в виду Феодоровский собор в Санкт-Петербурге, превращенный в советское время в молокозавод ЮЧ), продемонстрировав всем свое искреннее стремление вернуть народу его историческую память и надеется, что торжество 400-летия дома Романовых пройдет в стенах возрожденного храма» (с.9)

Солнце Третьего Рима

Если времена Смуты (после которой наступает 400-летнее «Народное Единство») – это один из самых ужасающих моментов истории (разбойники грабят мирные села, оккупанты сидят в Кремле), то вторая половина XVII века – одна из самых идиллических эпох. Это золотой век России, состояние, к которому она стремится, несмотря на козни врагов. Купола храмов щедро покрываются золотом. Границы (а значит и сакральное пространство внутри них) стремительно расширяются, готовые поглотить (спасти / освободить от зла) весь мир. С собственным прошлым установлена полная идиллия. Москва — столица нашей родины. Во главе правительства и истории – тандем, «два великих деятеля» (царь Алексей Михайлович и Патриарх Никон). И главное – никакая восторженность летописца не будет излишней: то, что предназначено для исторической памяти, надежно оторвано от реальности и обращено в блестящий миф. Эмоциональное вовлечение — это то, на что он рассчитан:

«Россия второй половины XVII века, последнего века русского средневековья. Огромная страна на востоке Европы, оправившаяся от буйства Смуты, поднимает голову и медленно расправляет плечи. Границы ее с небывалой до того скоростью расширяются во все стороны света. В центре этой новой мировой державы, весь сияя купольным золотом, возвышается первопрестольный царствующий град Москва, глаголемый третьим и последним Римом. На высоком престоле надо всею землей своей вознесен, подобно земному светилу, московский самодержец. А яро горящее в небесах заходящее солнце Древней Руси освещает стены Нового, подмосковного Иерусалима, в небывало короткие сроки выстроенного стараниями двух великих деятелей русской истории: царя Алексея Михайловича и Патриарха Никона» (с.18)

Последствия

Брошюра «Единой России» по истории Единой России

  • по набору и специфике героев (большинство из них — воины или представители верховной государственной власти, действия которой всегда верны и оправданы),
  • агентурному видению истории (любые беды имеют внешний источник — это происки врагов),
  • способу описания врагов (безличностные вражеские силы),
  • мифологическому структурированию исторического времени (от победы к победе),
  • склонности к нравственному поучению,
  • педалированию превосходства Отечества
  • ориентации не на критическое мышление, а на эмоциональное восприятие

 – вполне сопоставима со сталинскими учебниками истории и другими формами репрезентации истории в сталинское время (фильмами, популярными биографиями исторических лиц, спектаклями и др. — подробнее см. Д. Бранденбергер «Сталинская массовая культура и формирование русского национального самосознания (1931-1956)», рецензия — здесь). Однако эта книга, несмотря на её идеологические, «духовно-нравственные» претензии, конечно, не имеет и вряд ли будет иметь столь определяющую и важную роль для всего общества: её не надо заучивать наизусть, как это было с учебником по истории ВКП (б), она не встроена в образовательную и культурную систему и могла бы, в общем-то, остаться незамеченной. Но она крайне выразительно демонстрирует интерес, стремление политической власти к определённому типу исторического повествования, мышления и контроля над прошлым, а кроме того — в прозаическом смысле — оказывается связанной с распределением финансирования конкретных исторических «проектов» (реставрация храмов, реконструкция мест памяти — мест ратной славы, проведение государственных праздников, организация юбилейных «торжеств» к памятным датам и т.д.) и является частью, если не основой, современной российской исторической политики.

Примечание:
Оформление и верстка книги – издательский дом «Славянка» (православный женский журнал, не содержащий «случайных и сомнительных материалов») и «Общенациональный русский журнал» («призванный содействовать делу объединения национальной элиты»); тираж неизвестен.

Юлия Черникова
 

27 февраля 2010
Партийный проект «История»: «оккупанты сидели в Кремле»

Похожие материалы

28 апреля 2014
28 апреля 2014
В рамках проекта «Москва. Места памяти», работающего в «Мемориале» с 2013 года, мы подготовили пешеходный маршрут «Топография террора. Лубянка и окрестности». Приглашаем вас на экскурсию 16 и 17 мая (пятница и суббота).
14 октября 2016
14 октября 2016
«Как-нибудь образуется» - изрек Штепан. Рано или поздно попадется какой-нибудь рыбак и поможет нам починить мотор или просто оттащит нас на тросе. В худшем случае мы проведем следующие 10-12 дней в лодке, пока течение не отнесет нас до Янова Стана за 200 км отсюда.
30 апреля 2010
30 апреля 2010
На polit.ru опубликована аналитическая статья доктора исторических наук Николая Копосова против нового проекта мемориального закона, представленного в Парламент партией «Единая Россия».
8 сентября 2009
8 сентября 2009

Последние материалы