Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
24 февраля 2010

«Жизнь других». Материалы по истории ГДР Форума Новейшей Истории в Лейпциге

Изданный Лейпцигским Форумом Новейшей Истории тематический каталог постоянной экспозиции под названием «Demokratie jetzt oder nie!» («Демократия – сейчас или никогда!») включает в себя более двух десятков статей, посвящённых истории Германской Демократической Республики.


По словам главы Форума – Райнера Эккерта, «большинство людей, ежегодно посещающих музей – люди, сочувствующие СЕПГ, социалистической партии ГДР». Прослеживая историю страны после окончания Второй Мировой войны вплоть до первого десятилетия нового века, экспозиция и материалы Форума призваны объяснить, обосновать, «сконструировать» историю двух Германий – объяснить причины их расхождения и неизбежность воссоединения.

Что было раньше: падение стены или свобода? Кем были противники существовавшей в ГДР системы: героями или жертвами? Отвечая на эти вопросы, создатели Форума полемизируют с воображаемым оппонентом, представляя ему историю краха ГДР, государства, построившего «реальный социализм».

Социалистическое хозяйство в ГДР 60-70-х гг. было явлением идеологическим и социальным в не меньшей степени, чем экономическим. Для партии и государства по-прежнему «внешний фасад» системы зачастую был важнее реального содержания. В то же время по объективным экономическим показателям ГДР в 70-е годы была самой преуспевающей страной Варшавского договора. Проблематизации этих вопросов посвящена статья Энрике Гирмон «Alltag im “real existierenden Sozialismus”».

Между реальностью и претензиями на реальность – трудовые будни в стране «реального социализма».
СЕПГ (Социалистическая единая партия Германии) всегда следила за идеологическим наполнением жизни: как на работе, так и дома. Вездесущая пропаганда постоянно обещала лучшую жизнь при социализме. В 60-х и 70-х годах партия пыталась всевозможными реформами реализовать поставленные самой себе задачи, однако долгосрочные результаты всегда оставались долгосрочными – будни коммунистической диктатуры имели всё меньше общего с красивой картинкой, навязываемой СЕПГ.
 
Социалистическая трудовая этика
«Жить, учиться и работать по-социалистически есть долг трудового коллектива» – так, например, звучал один из лозунгов, которые «Новая Германия» ежегодно обнародовала к государственным праздникам – 1-му мая, «Международному празднику трудящихся, борцов за мир и социализм», или к 7-му октября, «Дню республики». Предприятия готовили плакаты и транспаранты с лозунгами. Как заявил Вальтер Ульбрихт в Дрездене в 1960-м, «Жить по-социалистически – значит видеть не только «Я», но и «Мы», думать не только о показателях производства, но и о людях, которые производят».
 
До самого краха ГДР ничего не менялось в идеальной, нарисованной пропагандой картинке устремлений трудящихся – необходимо было «вести себя по-товарищески продуктивно в коллективе, ценить развитие и укрепление социалистического духа выше материальных благ». Фабрики были постоянно озабочены выполнением и перевыполнением плана. Чтобы поощрять трудящихся добиваться всё более высоких достижений, режим раздавал всё больше орденов и почётных званий, которые обычно были соединены с какой-нибудь, пусть и небольшой, денежной премией – совсем без материального вознаграждения ничего не получалось, даже при социализме.
 
Растущие достижения должны были демонстрировать и бригады, мельчайшие единицы в организации производства. Они способствовали «взаимному воспитанию» трудящихся и считались прообразом жизни при социализме. Так называемые «бригадные дневники» документировали жизнь коллектива в рабочее и свободное время. Протоколировались служебные совещания, отмечались успехи, подробно описывались общие поездки, не оставались в стороне и политические вопросы. Идея бригадного дневника восходит к 1-й Биттерфельдской конференции писателей ГДР (апрель 1959-го года), где была преподнесена под следующим девизом: «К перу, товарищ! Социалистическая национальная культура нуждается в тебе». Таким образом, прежде всего молодых писателей как бы прикрепляли к производству, где они должны были вести бригадные дневники. Эта идея писательского участия постепенно сошла на нет, но традиции ведения бригадных дневников. держались до 1989-го года. Эти дневники служили не только усилению «чувства коллектива», но и были средством контроля: ведущий записи отмечал и промахи своих коллег, например, опоздания, призывая нарушителя порядка к решительному исправлению.
 
Трудности
До 1957-го года еженедельное число рабочих часов составляло 48, в 1966-м оно было уменьшено до 45, в 1967 до 44, одновременно была введена пятидневная рабочая неделя. В 1976-м оно было сокращено до 42 ч/н., а трудовой кодекс 1977-го года провозглашал «пошаговый переход к сорокачасовой рабочей неделе». В ФРГ к этому времени сорокачасовая неделя уже была реальностью для 90% занятого населения.
 
Что касается уровня производства, то здесь ГДР тоже сильно отставала от ФРГ. Пропаганда рисовала красочные картины, а в реальной жизни преобладали серые тона. Производство было очень трудоёмким из-за устаревших машин и фабричных зданий, большая часть из которых появилась ещё в довоенное время. Правда, существовали и некоторые современные высокотехнологичные предприятия, например, был построен нефтеперерабатывающий комбинат «Шведт»; однако, запчастей для испортившегося оборудования постоянно не хватало. Устаревающая техника стала одной из причин значительного сокращения занятости населения. Официально, однако, безработицы не существовало, напротив, царила даже постоянная нехватка рабочей силы; на самом же деле многие предприятия были переполнены и значительной части «работающих» на них было просто нечем заняться.
 
Постоянное давление материального дефицита снижалоо трудовую мотивацию и вызывало раздражение. Вот, например, как вспоминает об этом бывший бригадир на строительстве жилых домов (VEB (K) Bau) в Ютебоге: «Материалов больше не было, работать дальше было невозможно. Так что мы убирали стройплощадку, ухаживали за техникой или просто сидели в машинах и ждали. В середине 70-х это стало случаться совсем уж часто… Волновалось, впрочем, только начальство – из-за того, что работа не могла быть сдана в срок. Официально же план был выполнен, а мы получали новогодние премии».
 
Попытки реформ и их провал
Большая личная ответственность и ориентированность на рынок утверждалась в «Новой экономической системе планирования и ведения народного хозяйства», сокращаемой NÖSPL. Провозглашённая Вальтером Ульбрихтом на IV съезде СЕПГ в 1963-м году, программа должна была придать новый импульс истощённой экономике. Духовными отцами реформы были хозяйственники Гюнтер Миттаг и, прежде всего, Эрих Апель, карьера которого была полна крутых поворотов: с 1940-го по 1944-й он возглавлял одно из отделений в ракетном конструкторском бюро Пенемюнде под руководством Вернера фон Брауна. После войны он занимался конструированием ракет в Советском Союзе и затем долгое время считался в стране СЕПГ «человеком русских». В 1953-м он приехал в ГДР, где, в начале даже не будучи членом партии, стал министром тяжёлого машиностроения. С 1960-го он был членом ЦК СЕПГ, а с 1963 – председателем Госплана и зампредом совета министров.
 
Согласно проекту реформы Апеля, зависимость экономики ГДР от СССР должна была ослабнуть. Поэтому возникли противоречия с Москвой и с Вальтером Ульбрихтом, который боялся конфликта с «Большим братом». В конце 1965-го Апель совершает самоубийство при довольно неясных обстоятельствах. Вместе с его смертью стал очевидным и провал NÖSPL. На VII съезде Ульбрихт говорил о необходимых изменениях в программе реформ, и на смену NÖSPL пришла так называемая Новая экономическая система социализма (NÖS). В 1972-м году было принято решение об окончательной национализации практически всех до тех пор существовавших полугосударственных и частных предприятий, при этом вопросы децентрализации и участия рабочих в принятии решений не обсуждались.
 
Потребление 
В эпоху Ульбрихта всё ещё был актуален девиз: «Так, как сегодня мы трудимся, завтра мы будем жить». При Хонеккере это уже значило: «Если я что-то делаю – я делаю это и для себя». Таким образом, лучшая жизнь при социализме больше не отодвигалась в будущее, но, после обращения к «потребительскому социализму», должна была быть «здесь и сейчас». Новое стратегическое направление в рамках объявленной Хонеккером в 1971-м году «единой социально-экономической политики» было создано для удовлетворения потребительских нужд.
 
На самом деле, уже при Ульбрихте уровень жизни в ГДР был выше, чем в других «братских» странах соцлагеря. Он вырос уже в течение 60-х: витрины в магазинах были более или менее заполнены продуктами первой необходимости, хотя выбор не был очень уж разнообразным. Росли розничный товарооборот и потребление на душу населения, цены на хлеб, молоко, отечественные фрукты и овощи оставались стабильными – и до конца существования ГДР невысокими. Государство субсидировало производство основных продуктов питания и некоторых потребительских товаров. Для каждого продукта существовала твёрдая, назначаемая государством цена. Это приводило к тому, что себестоимость товаров часто была выше, чем стоимость при их реализации.
 
Оснащение домашнего хозяйства различной бытовой техникой тоже улучшилось вместе с общим уровнем жизни в 60-х: к 1970-му году 54% домашних хозяйств имели стиральную машину, 56% — холодильники, 69% — чёрно-белые телевизоры. В это время уровень жизни в ГДР приблизился к жизненному уровню в ФРГ, где стиральными машинами обладал 61% домашних хозяйств, 84% — холодильниками и 75% — телевизорами. Высшая партийная школа им. Карла Маркса обнародовала к VIII съезду партии в 1971-м году. Однако, это было всего лишь предположение, и никак не предсказание. Организации, занимающиеся планированием экономики, должны были чем-то обеспечить такую заботу о населении. И в конце концов, несмотря не на что, спрос на бытовые товары стал превышать предложение. Всё больший разрыв между спросом и предложением привёл, например, к тому, что единственный рекламный ролик на телевидении – TTT («Тысячи Теле Типов») был устранён в силу того, что бытовая техника, которая в нём рекламировалась, чаще всего отсутствовала в магазинах.
 
Жёны для мужей
С самого основания СЕПГ на её знамёнах были написаны лозунги равноправия женщин и их активного участия в экономической жизни страны. Таким образом, партия следовала социалистическим традициям и одновременно делала ставку на большее количество рабочей силы. С 1946-го года в советской зоне оккупации отмечалось 8-е марта – международный женский день – с поздравительными открытками, цветами, бригадными праздниками и вручением медали им. Клары Цеткин. В 60-е годы собирались конгрессы под лозунгом «Нашей республике нужны все женщины – всем женщинам нужна наша политика». Специальные программы занимались повышением квалификации женщин в технических специальностях. Официальной структурой, представлявшей интересы женщин в ГДР, был Демократический союз женщин Германии – одна из массовых организаций, служивших «приводными ремнями» СЕПГ. Председателем женского союза была с 1953-го по 1989-й годы Ильзе Тиле. В течение десятилетий число членов союза оставалось неизменным – около 1,4 млн. женщин.
 
«Равноправные, равноквалифицированные и равнопризнанные» — такими были женщины на работе, в политике и в семье по отношению к «своим мужьям». На VIII съезде партии в 1971-м Эрих Хонеккер с гордостью объявил, что равноправие женщин в ГДР «в высокой степени осуществлено» и пришёл к выводу, что «ни одна капиталистическая страна не может похвастаться равными успехами».
Высокая степень участия женщин в производстве была нужна государству из-за постоянной нехватки рабочей силы в экономике ГДР. Вместе с тем на протяжении десятилетий идеал женщины менялся: если в 50-е годы это просто женщина-труженица, то в 60-е это должна была быть хорошо образованная работница, а ещё позже интересам государства стал соответствовать образ женщины — квалифицированного работника и при этом матери семейства. Эти трансформации прекрасно отражены в пропагандистском искусстве ГДР.
Demokratie jetzt oder nie! Diktatur — Widerstand — Alltag. Begleitbuch zur Dauerasustellung des Zeitgeschichtlichen Forums Leipzig.: Stiftung Haus der Geschichte der Bundesrepublik Deutschland, Zeitgeschichtliches Forum Leipzig und Edition Leipzig, 2008.
 
Перевод Владимира Панова
Подготовил Сергей Бондаренко
24 февраля 2010
«Жизнь других». Материалы по истории ГДР Форума Новейшей Истории в Лейпциге

Похожие материалы

16 мая 2016
16 мая 2016
Во время своего визита в Тольятти М. С. Горбачев посетил Волжский Автозавод. Там он впервые употребил слово «перестройка» для обозначения общественно-политического процесса. Этот термин подхватили СМИ и он стал лозунгом новой эпохи в СССР.
14 мая 2016
14 мая 2016
«Темы для записок в дневник я придумываю сам, а потом показываю маме – ладно или нет, я написал. Иногда она меня хвалит, а иногда говорит, что этого бы не следовало писать и очень удивляется, что Таисия Петровна пишет „хорошо“» (19.09.1922)
9 октября 2009
9 октября 2009
Глава из книги немецкого историка Александра фон Плато «Объединение Германии – борьба за Европу» (книга была выпущена РОССПЭНом в 2007 г.). Отрывок рассказывает о роли СССР и его руководителя Михаила Горбачёва в немецких событиях 1989 г.
4 сентября 2012
4 сентября 2012
Какой советское общество 1920-х гг. видело новую женщину? Безусловно, включённой в захватывающий производственный процесс, вносящей ежедневную лепту в коммунистическое строительство. В то же время уже в конце 1920-х, на рубеже культурных парадигм, обострилась вечная дилемма – женщина принадлежит не только обществу, но и семье...

Последние материалы