Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
4 мая 2009

Коллективизация

Источник: russia.iratta.com

Коллективизация – процесс объединения мелких единоличных крестьянских хозяйств в коллективные сельскохозяйственные предприятия путём кооперирования. Как и в случае с индустриализацией, коллективизация – одна из глобальных задач, стоящих перед большевистским режимом.

«Обобществление» необходимо с хозяйственной точки зрения – чтобы построить новую экономику, в которой не будет места для частной собственности. Другая сторона этого же явления – идеология. Большую часть населения государства составляют «крестьяне», а не «рабочие» как должно быть в развитом индустриальном обществе, готовом к быстрому переходу к социализму и коммунизму. Необходимо по-новому упорядочить все крестьянские хозяйства, провести их сплошную коллективизацию.

Первые попытки подобных реформ были предприняты ещё в начале 20-х годов – по указанию «сверху» в деревнях насаждались ТОЗы (Товарищества по совместной Обработке Земли), которые должны были стать первой ступенькой к дальнейшему переходу к «колхозам» и «совхозам». На этом этапе «земля» ещё не становится «общей», однако на каждом отдельном крестьянском наделе работает весь коллектив ТОЗа.

Подобные организации, рассчитанные на добровольное вступление, потерпели полный крах – общее количество крестьян, отдавших свою собственность в общественное пользование, составило менее 1%. Главные стимулы для вступления, заявленные государством: рационализация хозяйства, механизация (тракторы) и химизация (удобрения) – оказались и не слишком привлекательными, и не вполне выполнимыми.

Годы Гражданской войны, военного коммунизма, а затем и годы НЭПа не принесли сколь-нибудь значимого продвижения в этом направлении. А потому вместе со «свёртыванием» НЭПа, форсированной индустриализацией, составлением первого пятилетнего плана и «обострением классовой борьбы» приходит время и «коллективизации».

Первые принципиально новые решения по этим вопросам были приняты на XV съезде партии в 1927 году, а также на XVI партконференции в апреле 1929 года.

Полтора года между двумя этими событиями «коллективизация» проходит в новом «директивном» режиме. Первыми жертвами массового террора становятся «кулаки» — зажиточные крестьяне, использующие на своей земле труд наёмных рабочих (как правило – более бедных крестьян из тех же деревень). Уничтожив самых успешных и зажиточных хозяев (во многих случаях неподчинившихся крестьян убивали, в большом количестве ссылали на принудительные работы – оставшихся и не сбежавших в город заставляли войти в состав новообразованного «колхоза»). Главными средствами достижения цели для большевиков становятся активная пропаганда классовой ненависти – бедных против богатых, а также умышленная дезинформация и сокрытие данных, касающихся реального количества крестьян, вступающих в колхозы.

Промежуточные итоги коллективизации по-прежнему «неудачны» — к апрелю 1929 года лишь 4% крестьянских хозяйств стали «колхозными».

На XVI партконференции принимаются меры к ужесточению борьбы против «кулаков» под общим лозунгом «Кулак – враг социализма», а также примерный план, предусматривающий 20% коллективных крестьянских хозяйств в течение 5 лет. Таким образом, к осени 1929 года общее число обобществлённых хозяйств достигает уже 7,5 %.

7 ноября 1929 года в газете «Правда» (№259) выходит статья Сталина, озаглавленная «Год Великого Перелома». Статья посвящена радикальным «изменениям», которые якобы произошли среди крестьян в отношении к колхозам. А потому нет больше смысла низко удерживать планку – и можно стремиться к тотальному переходу к коллективным хозяйствам. Чисто умозрительные, популистские заявления Сталина легли в основу решений пленума ЦК от 10-17 ноября: никому уже не нужны старые 20%, к лету 1930 года должно быть 100%. В рамках этого же курса 9 декабря был организован Наркомзем СССР, возглавленный Я.А. Яковлевым.

С этого момента коллективизация приобретает почти бесконтрольный характер, и превращается, по словам Сталина, в движение, «равнозначное по своим последствиям революционному перевороту в октябре 1917 года». Агитация за «уничтожение кулачества как класса» (эвфемизм, вполне сравнимый с «окончательным решением еврейского вопроса» нацистами в Германии), а также постоянно распространяемая дезинформация о «сравнительно удачной кооперации» в других областях страны, позволяет государственной машине постепенно приближаться к поставленной цели.

Узаконенный террор уничтожил экономическую основу старой государственности – земельное крестьянство, разрушил систему до самого основания. Современники сравнивали коллективизацию с «приходом Антихриста» в деревню и ожидали скорого «конца Света», в течение нескольких лет было подавлено не менее сотни восстаний и акций протеста против принятых решений, однако масштабного консолидированного сопротивления организованно так и не было. Наступил апофеоз насаждаемого коллективизма: «Общими были даже слёзы из глаз».

«Соревнования» по кооперированию, в которые включились многие районы страны, приводили к всё большему ужесточению методов коллективизации. Сталин умело дистанцировался от происходящих в эти месяцы событий: в статье «Головокружение от успехов» 2 марта 1930 года он «осудил» «левые загибы» в деревне, приписав жестокость принятых мер на счёт местных руководителей.

По словам М. Геллера, «важнейшим этапом на пути к созданию «нового человека» был шок коллективизации, на десятилетия травмировавший сознание современников и потомков. Коллективизация была великой политической и психологической победой Сталина – осуществлением плана инфантилизации крестьянства». В тот момент, когда была разорвана традиционная связь крестьянства с собственной землёй, новые «колхозники» и «горожане» (те крестьяне, которым каким-то образом удалось, избавившись от хозяйства, переселиться в город) на долгие десятилетия оказались в зависимом положении от новой власти.

Крупнейший голод 1932-1933 гг. в СССР (главным образом в Украине, Казахстане и Поволжье) стал прямым следствием коллективизации и индустриализации – в их общей взаимосвязи. Изымаемый у крестьян хлеб государство продавало по демпинговым ценам в обмен на новые технологии, необходимые для индустриализации. Другой важнейшей причиной был массовый забой скота, устроенный крестьянами, не желавшими сдавать его в колхоз. В результате хозяйственный аграрный кризис чрезвычайно углубился.

Коллективизация была остановлена естественными причинами: разорением крестьянских хозяйств, тяжелейшими последствиями голода, а также переменами во внутренней политике: в декабре 1934 года был убит Киров, и началась эпоха «Большого террора».

Ш. Фицпатрик в своей книге «Повседневный сталинизм» отмечает, что конец 30-х годов стал временем некоторой экономической стабилизации – более того, наиболее спокойным и «удачным» годом для крестьян и части горожан оказался 1937-й – печально знаменитый многими другими событиями во внутренней жизни СССР.

К 1938 году было коллективизировано 93% крестьянских хозяйств и 99% посевной площади.

Коллективизация на территориях, присоединенных СССР в ходе Второй Мировой войны, сопровождалась государственным насилием и массовыми депортациями местного крестьянского населения в восточные районы страны.

Список литературы:

  • Фицпатрик Ш. Сталинские крестьяне. Социальная история Советской России в 30-е годы, М., 2001.
  • Геллер М. Машина и винтики. История формирования советского человека. М., 1994.
  • Трагедия Советской деревни. Документы и материалы в 5 томах. 1927-1939. М., 2004.
  • Вишневский А.Г. Серп и рубль. М., 1998.

Сергей Бондаренко

Дополнительные материалы:

  • Агитационные плакаты, посвящённые коллективизации
  • «Второе крепостное право» –материал рекомендуется для подготовки уроков по теме «Коллективизация сельского хозяйства в СССР». 9, 11 классы (газета «1 сентября»): 1 часть, 2 часть, 3 часть
  • Речь Сталина на объединенном пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б)
    11 января 1933 г – о «состоянии партийной работы в деревне», хлебозаготовках 1932 года, колхозах («социалистических формах хозяйственной организации») и борьбе с кулачеством
4 мая 2009
Коллективизация

Похожие материалы

25 сентября 2014
25 сентября 2014
Теоретики и практики советского радиовещания стремились приручить спонтанность устной речи и сымитировать естественность текста, прочитанного по бумажке. Каким образом решались эти первостепенные задачи радиопропаганды в 1920-1950-е годы – в разборе статьи британского историка Стивена Ловелла.
1 июня 2017
1 июня 2017
Широко известно, что множество жертв политических репрессий были осуждены не по «политическим» статьям. Количество таких мнимых уголовных дел до сих пор неизвестно, что многократно затрудняет процесс реабилитации. Об этой проблеме и возможных путях её разрешения на примере истории беглого ссыльного рассказывает исследователь из Беларуси Владимир Володин.
4 сентября 2012
4 сентября 2012
Какой советское общество 1920-х гг. видело новую женщину? Безусловно, включённой в захватывающий производственный процесс, вносящей ежедневную лепту в коммунистическое строительство. В то же время уже в конце 1920-х, на рубеже культурных парадигм, обострилась вечная дилемма – женщина принадлежит не только обществу, но и семье...

Последние материалы