Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
11 ноября 2009

«Поход за культурой»: культурная революция 1920-х

В Государственном историческом музее проходит выставка с деловым названием, воскресающим лозунги советской эпохи: «Поход за культурой». Она приурочена к 90-летию принятия декрета СНК РСФСР от 26 октября 1919 г. «О ликвидации безграмотности среди населения».

Выставка открыта до 19 января 2010 г.

Империя ликбеза

История и результаты «ликбеза», этого уникального образовательного и культурного проекта, на выставке предстают с разных сторон. Здесь есть фоторепортажи с агитационных мероприятий и комсомольских эстафет в пользу грамотности, листовки с лозунгами «Обучи хоть одного неграмотного – этим ты поможешь убить разруху» и «Неграмотный ребенок – позор для матери», журнал «Школа и деревня», планы школ для взрослых, членские билеты общества «Друг детей», значки «Долой неграмотность» и «Книга в массы», декрет СНК об отделении церкви от государства и школы от церкви, вещи 20-х – 30-х годов. Все вместе это позволяет получить представление о времени. Впрочем, кураторы не ограничились первыми советскими десятилетиями, и выставка получилась не только о ликбезе, но и об образовании вообще. А также обо всём том, что по ассоциации связано с образованием (логика такая: Крупская занималась образованием, поэтому один из экспонатов – башмаки Крупской). Материала достаточно: здесь можно сравнить практику образования в до- и послереволюционной России, увидеть, какими образцами символики и пропаганды пользовалось государство в разные периоды в сфере образования, сопоставить мир гимназиста и мир советского учащегося.

 

Царское образование

В дореволюционной России существовало как государственное, так и частное образование. Уровень знаний напрямую зависел от того, к какому слою общества принадлежал ученик. Различались и сами учебные пособия. Для «народного образования» выпускались дешёвые издания. Например, чёрно-белую азбуку «Копейка» торговцы были обязаны продавать по соответствующей цене. Существовал «солдатский букварь», в конце которого приводился образец рапорта командиру и письмо родителям (по образцу этого букваря в советских изданиях тоже было приложение, только рапорт заменили на клятву пионера) и «Новый наглядный букварь» товарищества И.Д. Сытина. Продавался и дорогой «Новый наглядный русский букварь, обучающий чтению, русскому и церковнославянскому письму с художественно раскрашенными картинками для бесед». Он был издан в типографии Рябушинского и получил золотую медаль на международной выставке в Риме в 1911. Самым популярным в России пособием по обучению грамотности было «Родное слово для детей младшего возраста. Книга для чтения» Ушинского, которое выдержало 147 переизданий. На выставке есть образец игровой методики, применяемой в дореволюционном образовании, – детский гран-пасьянс «Географическая карта России».

 

Советская азбука

В советской России учебные пособия перестали ориентироваться на дифференциацию материальных возможностей покупателя, исключалось и игровое начало в практике преподавания (это, правда, не касается самых первых лет после революции, когда у преподавателей неожиданно оказалась в руках огромная свобода: учить по-старому уже прекратили, а как учить по-новому еще не придумали).

Главная функция, которая была заложена в советские учебники – пропаганда ценностей советского общественного строя, связанного с такими ключевыми понятиями как коллективный труд, учёба, спорт, рабочий человек… В «Букваре для северных народностей», например, подчёркивалось трудовое равновесие зверолова, ткача, шахтёра, земледельца, а букварь для школ Западной Сибири «Мы в колхозе» рассказывает, как трудно выжить без колхоза. В советской азбуке рабочий положительными качествами противопоставляется царю.

Общественные ценности и предметы активно вторгаются и в частную жизнь учащихся, крепко связывая её с государством. На выставке, например, оформлен школьный уголок советского ученика: радиорепродуктор «Зорька» (1926 года), бюст Ленина на письменном столе, портрет Сталина на стене – репродукция работы И. Бродского. Впрочем, главы государств должны были играть важную роль для учащихся и раньше – об этом свидетельствуют дореволюционные грамоты и похвальные листы. Правда, если старые грамоты предлагали выбор героев для подражания – это личности, творящие не только реальную историю (цари или герои Войны 1812 г.), но и сочиняющие фантасмагории (Гоголь в окружении своих персонажей), то для советского ученика Ленин и Сталин были единственными эталонами.


Крупская

Часть выставки посвящена Н.К. Крупской. В этот период она являлась председателем научно-педагогической секции ГУСа (Государственного ученого совета), где разрабатывалось новое содержание школьного образования. Экспозиция производит несколько странное впечатление, дословно воплощая описание фигуры Крупской из советских учебников педагогики: «Огромный вклад в строительство советской школы и в разработку советской педагогической теории внесла Надежда Константиновна Крупская (1869—1939) – жена, друг и соратник В. И. Ленина, выдающийся деятель Коммунистической партии, организатор советского просвещения, крупнейший педагог-марксист».

Здесь есть ученическая тетрадь по чистописанию, её академический рисунок (1884) , конверты писем, привлекательный портрет в молодости, выполненный К. Жирмунской, обручальные кольца, флаконы лекарств и рецепты, прописанные Ленину, фото с учащимися техникума и с пионерами (фотооткрытка из набора «Весёлые каникулы») выступление во время поездки агитпрома «Красная звезда», черновик её статьи к десятилетию декрета о ликвидации безграмотности, фото здания страхового общества России, в котором находился Наркомпрос в 20-е годы, и платок делегатов первого учительского всесоюзного съезда.

 

Трудиться и учиться

В советской России образование было тесно связано с трудом: образование готовило к труду, осуществлялось в перерывах между трудом и даже считалось одной из форм труда. Но не только труд проникал на территорию образования – верно и обратное. На выставке представлены вещи героев трудовых пятилеток (отбойный молоток Стаханова, каска Фёдоровой, одной из первых участниц строительства метрополитена), фотографии комнат-читален на заводах, фабриках, в деревенских клубах, снимки рекреаций школ, где нередко пионеры обучают взрослых грамотности.

 

 

Интересно, что интерьеры многих изображённых помещений выполнены в духе мещанской эстетики – пальмы, кожаные диваны в чехлах, копии античных ваз. Связь с античностью просматривается и в дизайне агитационных плакатов: на одном из них персонаж с книжкой в руке несётся по небу на крылатом пегасе. В целях пропаганды используются не только символы античной культуры. Пришедший из сферы буржуазной повседневности такой предмет интерьера, как фарфор, превратился в агитфарфор: статуэтки с названиями «Учитесь по радио», «Всем кто смел и сердцем молод, в руки книгу, серп и молот» оформляли быт советского человека. А в качестве ткани для платьев предлагался ситец, рисунок которого вместо цветочков содержал аббревиатуру – КИМ КСМ ВКП СССР.

Но по-настоящему уникальные свидетельства той эпохи – отрывки из сочинений только-только выучившихся писать учеников. Они словно впервые видят и описывают происходящее вокруг:

«Мысль о вкусной пище. Недостаток питания понизил жизнеспособность, наложил отпечаток апатии на всё. Эпидемические заболевания уносят 1000 друзей, всюду военная власть проникает в мирные семейства и разрушает жизнь человечества».

«Во всём жизнь кипит, все к чему-то стремятся. Посещают лекции, спорят, и часто дивишься, что хотя такое сложное время, все стремятся к учению».


Дополнительные материалы:

  • Информация о выставке на сайте Научной педагогической библиотеки им. Ушинского, предоставившей для выставки подлинные учебники тех лет

Татьяна Кондакова

11 ноября 2009
«Поход за культурой»: культурная революция 1920-х

Похожие материалы

17 сентября 2015
17 сентября 2015
Второй год подряд к останкам советских лагерей на Белом море ездят историки и активисты при поддержке общества «Мемориал». Их задача – постараться сохранить то, что осталось, для истории. Репортаж Сергея Бондаренко.
3 апреля 2015
3 апреля 2015
Монография историка Александра Рожкова посвящена первому десятилетию работы над советским человеком, 20-м годам, и рассказывает о структурах, вокруг которых строился «жизненный мир молодого человека».

Последние материалы