Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
15 января 2021

Европейский кампус eCommemoration для победителей молодежных исторических конкурсов: Как это было в 2020

historycampus.org
Афиша онлайн-школы 2020 года historycampus.org
С 5 октября по 5 декабря немецкий партнер конкурса «Человек в истории» — Фонд Кёрбера — проводил онлайн-школу для победителей европейских исторических конкурсов. 8 выпускников мемориальского конкурса «Человек в истории» приняли  участие этой школе. Мы поговорили о том, что происходило на школе, с Катей Фауссер — координатором сети европейских конкурсов EUSTORY из Фонда Кёрбера (Гамбург), с Елизаветой Прокопенковой — участницей онлайн-кампуса из России и Мелиной Хайнце — ведущей кампуса.

 

Катя Фауссер, координатор сети конкурсов EUSTORY

Что такое кампус eCommemoration?

С помощью этой онлайн-платформы мы исследуем новые интерактивные формы памяти, которые отличаются от традиционных практик. Мы прибегаем к возможностям, которые открылись после цифровой революции — это новые платформы и технические средства, новые возможности для сотрудничества, общения и совместной работы. Мы хотим исследовать эти форматы и сделать что-то современное, опережающее — то, что может быть интересно новому поколению.

В этом году все происходило не так, как обычно. Как изменилась традиционная школа EUSTORY?

Из-за ограничений, связанных с пандемией, нам пришлось отменить все планы: изначально мы собирались организовать очную школу для победителей конкурсов в одном из европейских городов. И мы решили провести цифровой кампус.  Опыт показал, что интенсивная творческая работа на историческом материале может получиться и в удаленном формате, даже в международной группе. Все участники буквально нырнули в исследовательскую работу и придумали, как взять интервью у жителей своих регионов, несмотря на ограничения. Конечно, мы в EUSTORY очень надеемся, что однажды удастся собрать всех участников онлайн-кампуса уже вживую. Но уже сейчас мы понимаем, что совместно с нашими партнерами из области музеев, журналистики или социальных медиа мы расширили свой репертуар возможностей для образования сквозь границы — и мы очень хотим применять этот опыт и дальше, уже после пандемии.

В нашей школе приняли участие более 40 студентов из 16 разных страны (и шести часовых поясов), они могли попробовать свои силы в трех направлениях. С ними работали 6 модераторов и специалисты технической поддержки.

Что они делали и к чему пришли?

В семинарских группах участники размышляли на тему «кризис» с трех разных перспектив. Через технику сторителлинга они постарались взглянуть, какие кризисы в прошлом переживали семьи, люди или даже целые регионы и страны. Мы собрали истории потерь, покинутой и обретенной родины, истории связи между нашим физическим и эмоциональным домом или взаимоотношений между местами, вещами и воспоминаниями. Участники провели свое собственное исследование с помощью методов устной истории и смогли подготовить виртуальную выставку в интернете, где сейчас представлены истории тех, чье детство было затронуто военным конфликтом или современной пандемией.  Они нашли истории человеческой стойкости в прошлом и настоящем. Используя приемы конструктивной журналистики, мы сконцентрировались на обсуждении идей о том, как можно в позитивном ключе влиять на наши общества.

Где можно познакомиться с результатами кампуса eCommemoration?

Все истории, подготовленные нашими участниками, доступны на нашем сайте. Посмотрите, как люди справлялись с кризисами в разных странах и разное время.

 

Лиза Прокопенкова, участница 

Как ты попала на эту школу и как выбрала свой семинар?  После победы в конкурсе «Человек в истории. Россия — 20 век» мне написала моя научная руководительница и рассказала о EUSTORY. Я уже слышала об этом проекте от своей знакомой, которая участвовала в нем пару лет назад и была просто в восторге. Если честно, сначала я испугалась, что не потяну нагрузку, так как мне предстоял первый курс в университете и переезд в другой город, что само по себе достаточно сложно в психологическом плане, однако я не хотела упускать возможность поучаствовать в международном проекте и заодно подтянуть свой английский язык.

Я не ждала чего-то супер-интересного и думала, что будет тяжело. В итоге же все получилось совсем наоборот. Тема саммита была «За пределами кризиса» (Beyond the crisis). Я подавала заявку на рабочее пространство (workspace) «Надежда в трудные времена» («Hope in difficult times»), потому что эта тема зацепила меня и была мне очень близка. Более того, куратором этой группы была журналистка из Германии Нея Матцен, и работа должна была пройти в сфере журналистики. В итоге, именно в эту группу я попала, из-за чего была очень-очень рада.

Что происходило в кампусе eCommemoration? Как была устроена работа?

Все было очень логично и удобно. Мы работали в группах. В определенные дни были сессии, на которых нам объясняли, как и что нужно делать, делились разными секретами и интересными фактами из сферы журналистики. Между сессиями мы должны были поэтапно выполнять и высылать задания. Все задания были очень интересными и, что очень важно для меня, творческими. Нас никто не заставлял делать не так, как мы хотим, мы были абсолютно свободны в выборе темы и ее освещении, нам давали все возможности для реализации нашего творческого потенциала. Также у нас были мини-группы по 3 человека, в которых мы общались между сессиями и обсуждали возникающие вопросы, помогали друг другу. Ещё была неформальная сессия среди всех групп, где мы просто общались и хорошо проводили время. Более того, всегда можно было написать кураторам с вопросами, они быстро отвечали и помогали.

Чему тебе удалось научиться? Что было сложнее всего? А что звучит, может быть, и страшно, но получилось на удивление хорошо и гладко?

Я научилась тому, как лучше брать интервью, как создавать onepager, как писать статьи, как заинтересовать читателя, как лучше взаимодействовать в команде, как работать над проектами эффективнее и многому другому. Было сложно работать с журналистскими терминами. Несмотря на то, что у меня достаточно хороший уровень английского, многое я все равно не понимала и переспрашивала, просила объяснить другими словами. Сложнее всего было структурировать весь материал и преподнести его так, чтобы было понятно и интересно. Я переделывала свой onepager несколько раз и не понимала, как же будет лучше. Сейчас мне кажется, что у меня все получилось хорошо.

О чем была твоя работа в онлайн-школе EUSTORY?

Моя работа была о взгляде русской женщины на «лихие девяностые», о том, как сохранить внутренний стержень во время кризиса, о том, что выход есть всегда. Эта история необычна тем, что она рассказывает о самом обычном человеке, показывает «лихие девяностые» сквозь его призму восприятия, а не историка или ещё кого-то.

Как бы ты могла охарактеризовать свой опыт онлайн-образования в целом? Ты испытала на себе и дистанционное обучение в школе, и возможности дополнительного образования в России и Европе. Видишь ли ты какой-то потенциал в этой области? Есть ли что-то, что, как тебе кажется, уже повлияло на общество и изменило наши представления об образовании? Что-то, что мы унаследуем и перенесем в нашу практику, когда закончится пандемия?

Мой опыт онлайн-образования довольно неоднозначный. С одной стороны, это удобнее в физическом плане, так как никуда не нужно идти или ехать. С другой стороны, нет живого общения с коллективом и преподавателями, из-за этого часто возникают трудности и недопонимание. Более того, пожилым преподавателям часто очень сложно понять «новые технологии». Что касается дополнительного образования в России и в Европе, я не почувствовала разницы между техническим оснащением во время работы и в проекте EUSTORY и в онлайн-школе-академии «Мемориала». Занятия проходили в Zoom, и все было отлично. Правда, в онлайн-кампусе EUSTORY было очень сложно завязать тесные дружеские отношения, так как обычно контакт налаживается во время перерывов или вне сессий. Тем не менее, с некоторыми ребятами я до сих пор общаюсь в Facebook. Я думаю, когда закончится пандемия, можно будет перевести некоторые занятия в онлайн-режим, так как у школ и университетов будет достаточно большой опыт.

 

Мелина Хайнце, ведущая кампуса eCommemoration

Рассакажите, пожалуйста, о себе. Кто вы и чем занимаетесь, помимо проектов EUSTORY?

Мне 26 лет, я закончила университет по специальности «европейские культуры» и сейчас работаю в маленьком музее, посвященном Вилли Брандту. Потому я много взаимодействую с европейской историей ХХ века и ее наследием. В моем отделе мы разрабатываем новые подходы к политическому образованию — это значит, что мы стараемся сделать историю ХХ и ХХI века интересной для молодой аудитории, особенно для школьников. Потому мы организуем воркшопы, мероприятия в цифровых форматах и т.д.

Вы впервые участвовали в лагере EUSTORY? Что вы делали в этом году?

Я во второй раз участвую в мероприятиях EUSTORY. В прошлом году я была частью команды организаторов — мне приходилось планировать мероприятие в Берлине во время саммита 2019 г. В тот раз я отвечала за все социальные медиа, вела блоги в Facebook и Twitter. А также была контактным лицом для 120 участников и модераторов воркшопов, если у них возникали какие-либо вопросы!

В этом году в электронном Кампусе я была модератором семинара, который мы проводили совместно с моей коллегой-журналисткой. Я планировала наши сессии, продумывала содержание и принимала в них участие. Нам нужно было поддерживать участников, чтобы они не выпадали из рабочего процесса, мы давали им советы, правили тексты, которые они присылали. И — нужно было отправлять много-много писем с напоминаниями… Мы также устанавливали дедлайны. Обычно участники приезжают в Берлин на несколько дней и могут на 100% посвятить себя работе в семинаре. А в этом году все перешло в онлайн, и им приходилось участвовать в EUSTORY параллельно своей нормальной жизни — школы, университеты, работа…

Было ли страшно перед началом?

Так как для нас это был первый цифровой исторический лагерь, я переживала о том, что у нас не будет чувства группы, ведь возможности для неформального общения были ограничены. Обычно они приезжают к нам со всей Европы и проводят вместе 4 дня. Да, они работают, но также завтракают и обедают вместе, проводят свободное время, гуляют по городу. И все это очень сложно чем-то заменить в виртуальном пространстве. Когда встречаешься с человеком лицом к лицу, появляется еще одно измерение, и намного интереснее предпринять совместную вылазку в незнакомый город, чем сидеть перед экраном у себя дома. Но лично для меня было важно постараться создать своего рода групповое чувство даже в цифровом пространстве. Потому я старалась как можно чаще включать в нашу работу шуточные разминки, а иногда мы разговаривали о чем-то, что не обязательно напрямую относилось к содержанию работы, но позволяло нам узнать друг друга лично. Я очень переживала, что участники заскучают, ведь в цифровых форматах сложнее найти разнообразные формы организации семинара и сессий. Я беспокоилась о том, что кто-то будет отсутствовать на занятиях — ведь это нормально, что у людей могут возникнуть другие дела в течение нашего 8-недельного приключения, и мы не можем заставить их принимать участие во всех занятиях. Но все получилось не так трудно, как я себе представляла! И оказывается, что у некоторых даже проходили параллельные экзамены во время наших занятий — может быть, им пришлось бы даже отказаться от поездки в Берлин, если бы все происходило в режиме личной встречи.

Как назывался ваш семинар? Сколько студентов приняло в нем участие? Как вам удалось организовать дистанционную работу для международной группы?

Семинар назывался «Надежда в трудные времена». Вместе с 10 участниками из 8 разных стран мы искали истории о том, какие индивидуальные стратегии люди используют, чтобы пережить кризисы, где они ищут ресурсы для надежды и сил. При этом мы обратились к приемам конструктивной журналистики, т.е. журналистики, ориентированной на поиск решения. Мы предложили нашим участникам найти людей из их родных стран, которые столкнулись в своей жизни с кризисом — политическим, личным, социальным, экологическим или финансовым, и попросить их рассказать о том, что давало им надежду в трудное время. Это был мультимедийный проект в технике сторителлинга, целью которого было дать голоса неуслышанным людям и подготовить по одному onepager’у для каждой истории.

Мы встречались с начала октября по конец ноября в течение 8 сессий, а финальная презентация результатов состоялась в начале декабря. Участникам предстояло найти свою историю и проинтервьюировать ее героев в их естественной среде. Они узнали, как сделать видео с помощью специальных программ на телефоне. У них были и технические занятия, где мы рассказывали, какие программы лучше использовать, чтобы создать onepager. Ну и конечно, мы постоянно думали о том, как успешно изложить историю, прибегая к тексту, картинкам, видео- и аудио-материалам. Каждая встреча проходила в зуме и длилась от полутора до пяти часов.

Чтобы достичь успешных результатов, мы разделили всех ребят на подгруппы по три человека. Внутри этих маленьких групп мы просили их изложить свою историю, можно было пользоваться любым каналом связи — WhatsApp, Zoom, Skype, электронную почту… Так мы надеялись познакомить участников поближе и создать более доверительную атмосферу, так чтобы они могли свободно обмениваться своими впечатлениями, идеями, рассказать о своих трудностях, с которыми они столкнулись в исследовании и т.д. Иногда мы разбивали общую встречу в зуме на сессионные залы, а затем вновь собирались в «общей комнате».

Довольны ли вы результатами?

Да, я чрезвычайно рада тем результатам, которых мы достигли! Каждый из нас вложил столько сил, что я думаю, это заметно по каждому onepager’у, — они были созданы не за несколько дней, а за несколько недель кропотливой работы! И это при том, что условия были исключительными, мы ни разу не встретились лично, но у группы была связная динамика в течение этих 8 недель. Как бы я хотела, чтобы каждый из участников мог представить свои результаты на настоящей сцене, чтобы мы могли поздравить их с работой, как мы делаем это на саммитах EUSTORY! Но есть и плюсы в нашей ситуации: в этом году не только семинары проходили в цифровом формате – сами продукты были цифровыми. В прошлом году участники создавали перфомансы, фильмы, фотографии, которые они показывали друг другу в конце мероприятия. В 2020 году мы сделали сайты, канал в Инстаграм, виртуальную выставку. Наша аудитория стала шире — на результаты работ можно посмотреть в Грузии или Испании, Швеции или России, а не только со сцены в Берлине.

Как бы то ни было, я не думаю, что цифровые мероприятия вытеснят живые встречи с физическим присутствием. Но скорее всего, изменятся наши ожидания и само понимание цифровых форм — со всеми их безусловными плюсами, с недостатками и преимуществами. Уверена, что мы пришли к таким замечательным результатам потому, что участники работали над ними 8 недель и могли в свободном режиме делать свои исследования дома, брать интервью у людей и т.д. Именно поэтому результаты получились столь разнообразными.

15 января 2021
Европейский кампус eCommemoration для победителей молодежных исторических конкурсов: Как это было в 2020

Последние материалы