Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
5 июля 2020

Историк за верстаком — Лев Лурье

Диссиденты, народовольцы и роль статистики в исторической науке
Фото: memo.ru
Фото: memo.ru

В цикле «Историк за верстаком» — Лев Лурье, петербургский историк, краевед и журналист, кандидат исторических наук. 

Лев Яковлевич рассказал, как собирался стать экономистом-кибернетиком, но был исключен из института по политическим причинам — за листовку к столетию дня рождения Ленина. Впрочем, знание статистики ему потом сильно помогло в изучении истории, когда он исследовал революционные движения в России количественными методами. Лурье вспомнил, как познакомился с Арсением Рогинским, который сразу предложил ему свою помощь в поиске документов в закрытых в архивах и пригласил участвовать в издании альманаха «Память». Лев Яковлевич писал для «Памяти» вместе с отцом, пока Рогинский не был арестован на его глазах.

Лурье поделился важнейшей мыслью, которую донес до него наставник, профессор Саратовского ГУ Владимир Пугачев: что для историка разницы между прошлым и настоящим нет, и именно поэтому ему так интересно жить.

Во второй части беседы Лев Яковлевич рассказал о своих изысканиях в отношении революционных движений в Российской империи. Он поведал о демографической структуре их участников: в основном это были студенты последних классов и студенты первых курсов, которые как правило проводили в движении немного времени, до четырех лет. Были, впрочем, и исключения, которые формировали прослойку радикальных народовольцев — эти люди связывали с движением свою жизнь, были фактически первыми «городскими партизанами», живя на нелегальном положении и общаясь в основном внутри своего круга, в результате чего сдать товарища на допросе для них было чем-то абсолютно невозможным. Лурье называет их своеобразными «ворами в законе» революции.

Лев Яковлевич рассказал о том, в каком порядке народные массы втягивались в революционное движение, что писал по этому поводу Ленин и насколько он был прав или не прав. А также описал два случая, когда власть в Российской империи и Советском Союзе в одночасье прекращала всю оппозиционную деятельность против себя, одновременно посадив всех ее участников.

Лурье ответил на вопросы о том, как в 1989 году вместе с друзьями основал Петербургскую классическую гимназию, в которой до сих пор работает учителем истории, а также объяснил, почему затем он пошел в журналисты и стал главным редактором документальных программ 5 канала. Он рассказал о проблемах среднего образования, о «геттоизации» школ и о том, почему для системных изменений к лучшему необходимо реформировать школы наподобие театров.

В конце беседы гость рассказал о своей последней книге — «Соседский капитализм» — и объяснил, почему в предреволюционной России городские иммигранты из одних и тех же мест практически всегда имели одинаковые профессии. Он описал, почему 80% населения Петербурга не были нужны революционные потрясения, и чем петербургский капитализм отличался от московского. Наконец, участники разговора обсудили азефовщину и ее отличия от дегаевщины, роль дилетантов в исторической науке и перспективы научно-популярных исторических медиа.

Организаторы цикла «Историк за верстаком» — Вольное историческое общество и Международный Мемориал. Руководители проекта и ведущие — Константин Морозов и Никита Соколов.

5 июля 2020
Историк за верстаком — Лев Лурье
Диссиденты, народовольцы и роль статистики в исторической науке

Последние материалы