Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
25 июня 2020

О войне по всей стране. Нижегородская область

Школьники из Нижегородской области делятся воспоминаниями своих родственников, которые пережили Великую Отечественную войну, и рассказывают о тех, кто погиб на ней. Новый выпуск цикла «О войне по всей стране». Предыдущий — здесь.

«Три войны в судьбе моего прадеда»

Даниил Цалый
Нижегородская область, г. Кстово

«Младший сын [прадедушки,] Виктор, как и многие молодые люди нашей страны не остались дома, он прибавили себе два года, и ушел добровольцем на фронт. Вскоре он погиб.

Виктор, младший сын прадедушки от первого брака

Прадедушка рассказывал: «Молодые новобранцы погибали почти сразу, при первой же бомбежке, они начинали метаться по полю, звать маму, сбивались в кучу. Мы им кричали «Ложись! Ложись! Они нас не слышали…»

Моя бабушка Елена

«Моя бабушка Елена запомнила, как во время войны она трех-четырехлетним ребенком ходила в поле искать картошку. Ноги утопали в грязи, она с трудом передвигалась и тащила за собой ведерко, находила гнилую картошку, которую не выкопали в прошлом году. Потом из нее готовили лепешки, чтобы хоть как-то прокормиться.»

«[Эти] лепешки называли «подыханки». Учеба в школе ей не давалась, кроме того, ее дразнили «дылдой» из-за высокого роста. Поэтому проучившись 2 года, она бросила школу. В 14 лет ушла в город Горький в няньки, сидеть с чужими детьми.»

«Прадедушка, участвуя в боевых действия во время Великой Отечественной войны, был уже опытным бойцом, так как прошел уже три войны и смог выжить. Однако он два раза попадал в плен. Первый раз его спасла девушка, он рассказывал, что всех больных тифом согнали в сарай, расстреляли и должны были поджечь сарай. Когда немцы начали стрелять, прадедушка упал, притворился убитым. Через какое-то время он услышал голос девушки, которая спрашивала, есть ли кто живой. Прадедушка и еще один солдат поднялись, и она смогла их вывести.»

[После войны] «прадедушка продолжил работать в колхозе, затем его назначили заведующим фермой. Это было время восстановления страны и хозяйства, все работали за «палочки». Просто отмечали, кто и сколько отработал, а платить было нечем.

Были люди, которые подходили к прадедушке, чтобы купить поросенка, но прадедушка был очень принципиальным и честным. В семье питались плохо, но он никогда не приносил с работы, не то, что кусочек мяса, даже потрохов. Он всегда говорил: «Все сейчас голодают, как я буду людям в глаза смотреть, если у нас будет пахнуть мясом». В деревню вернулось мало мужчин, большинство из них погибли. Прадедушка старался помочь в хозяйстве своим соседям и всем, кому требовалась помощь. До сих пор, старожилы в деревне вспоминают его только добрым словом.»

Семья Павловых. Прадед (слева) с женой, детьми и внуками.

«Труженица»

Александр Сочин
Нижегородская область, Ковернинский р-н, р.п. Ковернино

«Родилась моя прапрабабушка 24 сентября 1912 года в деревне Рыбная Ковернинского уезда Нижегородской губернии […] в крепкой крестьянской семье. […] В семье чтились традиции: уважение к старшим, любовь к труду, вера в Бога (отец даже пел в церковном хоре). […] И в советское время, когда были закрыты почти все церкви, бабушка оставалась глубоко верующим человеком. Таисья была старшим ребенком в семье, кроме неё было ещё 6 младших братьев.»

Таисья Дмитриевна со своими родителями Лавровскими Дмитрием Александровичем и Ольгой Александровной и младшим братом Григорием (фотография конца 30-х годов XX века)

«Таисья с детства выполняла любую работу наравне со взрослыми и в поле и дома. Она была мастерица печь хлеб. Отец её очень любил, и она была его первая помощница. […]

В 1930 году Таисья вышла замуж (ей было 18 лет) за Афонина Михаила Николаевича (моего прапрадеда), он был старше её на 6 лет. Михаил очень любил Таисью, по словам бабушки — везде за ней ходил: по всем «поседкам» и «гульбинам» (так назывались развлечения молодежи в те времена). И она приняла его ухаживания.

Свадьбы не было, не было красивого подвенечного платья, было только золотое обручальное кольцо, подаренное женихом на венчание невесте, которое до сих пор хранится в нашей семье. Хотя венчаться, как и ходить в церковь, крестить детей в то время было небезопасно, а ведь Михаил работал в райисполкоме в отделе статистики… Но таково было слово отца невесты.

Так Таисья переехала жить в поселок Ковернино на улицу Малая Садовая, где и прожила всю свою жизнь. Жили они очень дружно, никогда не ругались. Бабушка Тая рассказывала, что ни разу не услышала от мужа плохого слова. У них родилось трое детей: в 1934 году дочь Нина (моя прабабушка), в 1936 году — дочь Валентина, и в 1937 году — сын Николай.»

«Сначала у Михаила была бронь: он работал в райисполкоме (так в то время называлась местная администрация). Но весной 1942 года его призвали на фронт.»

«19 ноября 1942 года закончилась оборонительная фаза Сталинградской битвы, и началось наступление советских войск. А 24 ноября 1942 года красноармеец Афонин Михаил Николаевич погиб в бою под деревней Паньшино Иловлинского района.

Мой прапрадед – Афонин Михаил Николаевич (единственная фотография)

Беда постучала в дом Таисьи. Но принесли не похоронку, а извещение, что муж пропал без вести, и долгие годы вся родня не знала, что Михаил погиб. Но Тая от этого известия поседела за одну ночь. И с того дня почти никогда не улыбалась.

Горе не давало жить, но на руках были дети и больная мать Михаила. Нужно было работать, чтобы всех прокормить. И она работала. Вставала в 4 часа утра, ложилась поздно ночью. Работала на льнозаводе. Лен перерабатывали вручную: сначала вымачивали, потом раздергивали, сушили, теребили… Руки стирались до кровавых мозолей. А дома хозяйство, огород, корова и т.д.» «В 1943 году Таисья взяла к себе в дом эвакуированных. Даже в такой горестный для себя час она хотела помочь другим людям.

Май 1945 года. Закончилась война. […] Возвращались домой солдаты. Но не вернулся Михаил. Как ни ждала Таисья, как не прислушивалась к каждому стуку, как не надеялась…

Всем казалось, что жизнь станет другая, что в стране начнутся перемены. Однако трудностей было очень много. Продолжался голод. Хлеб пекли из всего, из картофельных очисток, из клевера и т.д.»

Моя прапрабабушка Афонина Таисья Дмитриевна (фотография 50-х годов XX века)

«Дети выросли и разлетелись […] Но не опустел дом бабушки Таи — на все выходные и каникулы к ней приезжали дети и внуки. […] Все внуки очень любили гостить у бабушки Таи. И она дарила им всю свою любовь.»

«Она ждала своего мужа с войны, ждала и помнила всю свою долгую жизнь. Уже по прошествии многих лет — в середине 80-х годов, после нескольких запросов в военкомат и военные архивы, которые писала её старшая внучка Люба (моя бабушка) стало известно, что он не пропал без вести, а погиб. В доме на центральном месте висит портрет моего прапрадеда Михаила. Единственная память, которая осталась.»

«Моя мама рассказывала, что однажды кто-то из молодого поколения стал жаловаться на современную жизнь, как тяжело и трудно. А бабушка вздохнула и сказала: «Хорошо сейчас живем. Хлеба вдоволь, чего ещё надо.»

«Герои моей семьи в годы Великой Отечественной войны»

Алёна Юлынова
Нижегородская область, город Сергач

«[К началу войны] семья моей прапрабабушки (к тому времени она уже стала вдовой) Базылевой Акулины Ивановны, проживала в далекой Сибирской деревне Ребриха Алтайского края. У неё было пятеро детей, из них трое взрослых сыновей: Александр, Тихон и Анатолий. […] Из трёх сыновей с фронта вернулись только двое: Александр и Анатолий.»

1. «Мой прадед, Базылев Александр Иванович,

родился 15 августа 1911 года в Юхновском уезде Смоленского наместничества Смоленской и Калужской губернии. После революции, когда многие зажиточные семьи преследовались новой властью, семья Базылевых вынуждена была выехать на жительство в Сибирь, в Алтайский край. Там прадед окончил «Новосибирский сельскохозяйственный техникум». В 19 лет был призван на срочную службу в ряды вооруженных сил. Службу проходил на Тихоокеанском флоте […], окончил Диверсионную школу «Морской пехотинец.»

«Во время проведения разведывательных действий группа из 8 человек, в составе которой был и мой прадед, попала в засаду. Семеро бойцов погибли. Прадед был тяжело ранен. Его сочли погибшим, поэтому матери в Алтайский край была отправлена похоронка. Однако, при захоронении, Александр Иванович был обнаружен санитаркой. Его вновь отправили в госпиталь. Прадеду посчастливилось выжить. […]

Для поддержания боевого духа бойцов из глубокого тыла молодыми девушками направлялись на фронт письма «неизвестному солдату». Такое письмо, вручили и моему прадеду, когда он проходил лечение в госпитале. Письмо было из Сергачского района, Нижегородской области от Плехановой Елизаветы Михайловны, 1923 года рождения, которая впоследствии стала его женой и моей прабабушкой.

После освобождения Смоленщины прадед воевал на Белорусском фронте. Во время бомбёжки был ранен в третий раз. Получил осколочные ранения в голову и в спину. […] Осколочное ранение в голову не позволило прадеду принимать дальнейшее участие в боевых действиях. Его направили в тыл. Перед прадедом была поставлена задача отбора и поставки на фронт лучших коней для гвардейской кавалерии.

Во время одной из таких командировок, в городе Муроме, Александр Иванович зашёл в столовую пообедать. Свободные места были только за столиком, где обедали две девушки. Он подсел к ним. Завязалась непринужденная беседа. Каково же было всеобщее удивление, когда выяснилось, что одна из девушек и есть та самая Елизавета Плеханова, от которой мой прадед, находясь на лечении в госпитале, получил письмо «неизвестному солдату».

Елизавета покорила сердце фронтовика. После окончания войны прадед не поехал в свою далекую Сибирь, а приехал в Сергачский район Нижегородской области в село Яново, чтобы просить руки любимой. Родители Елизаветы были категорически против их брака, так как прадед был старше своей невесты на 12 лет. В конечном итоге любовь и настойчивость бравого фронтовика победили. В счастливом браке у них родились два сына, Владимир и Николай, и две девочки, Татьяна и Галина. […] Он прожил долгую и счастливую жизнь в окружении детей и внуков. Умер в 1996 году в возрасте 85 лет.»

2. «Базылев Тихон Александрович,

1914 года рождения, свою профессию, защищать Родину, выбрал ещё до войны, став кадровым офицером артиллерии. В Красной Армии с 1936 года, с 1940 года член ВКП(б). Обучаясь на последнем курсе Томского Артиллерийского училища, Тихон познакомился с очаровательной девушкой Аней (Анной Васильевной Никушкиной), которая вскоре стала его женой. Она выбрала нелёгкую судьбу. Быть женой кадрового офицера — это великий труд, но она никогда не роптала. Занималась воспитанием детей, ждала мужа из служебных командировок.»

«Боевой путь героя оборвался 18 апреля 1945 года, за 20 дней до окончания войны. Он погиб в бою, как настоящий герой, защищая Родину, свою семью, свободу. Тихон захоронен в Германии, Бранденбург, д. Карлистэиль. Дети, внуки и правнуки по праву могут гордиться таким родством. Жене и матери Тихона довелось только один раз навестить могилу мужа и сына.»

«3. Базылев Анатолий Иванович — младший из братьев

О самом младшем из сыновей семьи Базылевых, ушедших на фронт в 1941 году, Анатолии Ивановиче удалось узнать совсем немного, так как сразу же после окончания войны своим постоянным местом жительства он избрал г. Таллин. Сыновей, которые могли бы интересоваться его боевыми заслугами, у Анатолия не было. Его дочь, Яковенко Наталья Анатольевна, 1947 года рождения, проживает в Таллине. После распада Советского Союза связь между родственниками нарушена.»

«Анатолий на службу в Красную Армию был призван в феврале 1939 года, а с декабря 1941 года занимал офицерскую должность. Он принимал участие в освобождении Польши, Украины, Белоруссии. По рассказам дяди дошёл до Берлина. Анатолий хорошо владел немецким языком, поэтому в основном находился при штабе армии, где его часто задействовали как переводчика. Он, единственный из братьев, за всю войну не получил ни одного ранения. Война для Анатолия закончилась на Дальневосточном фронте в войне с Японией, где он занимал должность начальника разведки дивизиона 147-го гаубичного артиллерийского полка, 2-й Краснознамённой Армии, 2-го Дальневосточного фронта.»

«4. Настоящий Герой рядовой гвардеец Иван Базылев

Мой дядя рассказывал, что их бабушка, Акулина Ивановна, неоднократно упоминала о том, что после революции в Смоленской губернии остались проживать многочисленные родственники моего прадеда. В их числе был и его двоюродный брат Иван, который с её слов геройски погиб в годы Великой Отечественной войны и ему посмертно было присвоено почетное звание Героя Советского Союза.»

«В мае 1943 года в составе разведывательно-диверсионной группы Иван выполнял боевое задание в тылу врага в Руднянском районе Смоленской области. Гвардейцы выбрали для боя выгодную позицию. Должно быть, они хорошо понимали, что силы не равны. Шансов выжить было мало, поэтому они быстро оборудовали окопы, а подходы к ним заминировали. Вечером фашисты обнаружили минеров, но наступление решили начать только на рассвете, получив сильное подкрепление.

Гвардейцы подпустили гитлеровцев почти к самым окопам, затем открыли огонь. Фашисты с большими потерями отступили. За первой атакой последовали вторая, третья… Гитлеровцы подтянули артиллерию и миномёты, над холмом появился фашистский самолёт. И эти молодые ребята, которым было чуть более 20 лет, раненые, истекающие кровью, продолжали сражаться против значительно превосходящих сил противника. Когда у них кончились патроны, то очередную атаку они отбили гранатами. Более трёх часов шестеро русских бойцов сражались против фашистского батальона, оснащенного пулемётами и миномётами. […] Фашисты заняли высоту только после того, как все шестеро погибли.»

«Образование в годы Великой Отечественной войны в г.Ворсма»

Арина Рыжова
Нижегородская обл., Павловский р-н, г.Ворсма

«Папина семья очень религиозная. Даже в период социалистического государства, когда на верующих были гонения, их семья посещала храм. Папа рассказывал, что даже в школьной форме у него был кармашек, в котором он носил свой нательный крестик.» «Папа рассказал, что бабушка ему всегда рассказывала о войне. С папиных слов я записала её воспоминания».

[Моя прабабушка] «Щеглова Валентина Михайловна родилась 10 февраля 1929 года в селе Ягодное Куйбышевской области. На карте теперь этого села нет. Когда строили Куйбышевскую гидроэлектростанцию, село Ягодное и город Ставрополь были затоплены Куйбышевским водохранилищем.

Жила наша прабабушка в семье, где воспитывалось 12 детей. Она была рождена десятой. После нее в семье родилось еще двое детей, но они умерли в младенчестве. После голода 1932-1934 годов, в 1935 году, они переехали в Ворсму.»

«Моя прабабушка закончила школу 7 классов в 1946 году. То есть она всю Великую Отечественную войну училась в школе.»

«Зимой в школе была стужа, сидели в пальто, замерзали чернила. Писали кто на чем — делали самодельные тетради. Несколько раз всей школой ездили в лес за дровами и в Комарово — за торфом. Но дрова и торф были сырые и ничего печи не согревали. Каждый день в большую перемену в школе давали по маленькому кусочку хлеба. В школах учили строго, оценки не натягивали, много было второгодников. […] Была прекрасная поселковая библиотека. Библиотеки были в каждой школе, даже в каждом классе в шкафу стояли книги, сами учителя их меняли детям.»

«Еще изучали военное дело. Преподавали его раненые, пришедшие с фронта офицеры. Военруком был Шеваров Н.В. Учились ходить строем с песней, выполнять строевые команды, и учили все о винтовке. Учились собирать и разбирать затвор у винтовки. Теорию всю прабабушка знала наизусть. Но вот сил оттянуть затвор, у нее не хватало.

В 1945 году закончилась война, но жизнь не стала легче. 7-ой класс был сборный. В школу вернулись те, кто во время войны забросил учебу. Поэтому в классе были ученики 1927-1932 года рождения. […]

Самым старшим в классе был И. Гусев (будущий директор школы). В его функцию входило ходить за хлебом в большую перемену в учительскую, и в сопровождении директора он приносил каравай хлеба в класс. Затем сам делил его на мелкие кусочки. После окончания 7 классов прабабушке пришлось устроиться на работу на завод им. Ленина шлифовщицей. Но она хотела учиться дальше. Поэтому поступила в вечернюю школу.

Прабабушка в 1947 году. Завод им. Ленина — шлифовщица.

Получив среднее образование, прабабушка уехала в г. Горький учиться в электро — механический техникум. Старалась учиться хорошо, на стипендию. Очень трудно было и с высшей математикой, и даже с физкультурой. Сдавали все зачеты честно. Перед прыжками в воду все девчонки плакали, но прыгали. Нет зачета — нет стипендии. В техникуме были самые интересные годы жизни».

Моя прабабушка в Горьковском техникуме

«Первая мировая и Великая Отечественная войны в моей семье»

Елизавета Варварина
Нижегородская обл., Павловский р-н, г.Ворсма

«[На Первую мировую] войну 23 мая 1915 года был призван мой прадед Василий Николаевич Квашенкин. Сначала новобранцем, а затем молодым солдатом. Но уже в августе он получает чин писаря, правда, младшего разряда и низшего оклада. […]

«Он вернулся в Павлово на Оке. […] Они имели собственное производство по изготовлению навесных и автоматических дверных замков. Василий Николаевич занимался благотворительностью на образование бедных детей. У них было шестеро детей — пять сыновей и дочь, моя прабабушка Валентина Васильевна. […]

Во время войны их раскулачили и в этом доме организовали Детский сад. […] С 1941 по 1945 год [моя прапрабабушка] Ксения Петровна ездила по деревням и меняла нажитое золото на еду, чтобы прокормить свою семью».

Семья Квашенкиных

«У моей прабабушки было 5 братьев Александр, Алексей, Борис, Василий, Иван. […] Троих братьев забрали на фронт. Остальные были ещё детьми. Мы часто перечитываем их письма треугольники, которые они писали домой с войны».

[Письмо Алексея Квашенкина:]

«Добрый день, мама. Шлю вам чистосердечный привет и самых лучших пожеланий в вашей жизни. В настоящее время я живу хорошо. Из госпиталя выписался, но нахожусь еще в городе (дальше зачеркнуто военной цензурой), Когда попаду в часть, это еще неизвестно, так как нога все еще продолжает болеть. […] Мама, если только получила адрес от Саши, то напишите, чтобы мне иметь с ним связь. Обо мне не беспокойтесь, здоровье у меня хорошее. Письма я все от вас получил. Передавайте привет бабушке, Любе. Пока, до свидания, ваш сын.
01.05.1943»

А уже 30 июня 1943 года почтальон принес похоронку.

«Квашенкин Алексей Васильевич в бою за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, был убит 11 мая 1943 года и похоронен в Ленинградской области».

Квашенкины Алексей и Борис

«Другой брат — Борис Квашенкин пишет 5 мая 1943 года, что он четверо суток не мог встать с постели, температура 40 градусов, болен малярией. Следующее письмо от 18 мая пишет из Тихорецка: «…Мама едем той местностью где был фриц, пишу на ходу, едем последние сутки, на днях будем бить фрица так, как били под Сталинградом…»

А затем пришла похоронка …

Ему на тот момент исполнилось бы 20 лет. Похоронен в Краснодаре.»

«Старшего брата звали Александр. Он единственный выживший из троих братьев в ВОВ. После войны он остался жить в Москве, работал водителем при Доме Правительства. Умер в 83 года.»

Квашенкин Александр

«Его я буду помнить»

Артем Шипилов
Нижегородская область, Починковский район, село Шагаево

«[На фотографии] в центре — молодой симпатичный мужчина, а около него — красивая девушка с маленьким ребенком на руках. […]

- Кто это? — спросил я у бабушки. […]

- Это мой отец, мама и я. В уголках глаз блеснула слеза. — Я не помню его, — продолжала бабушка. — Мне было всего семь месяцев, когда он ушел в армию, а через год началась Великая Отечественная война.»

«Осенью 1941 года […] Андрей Иванович писал, что всех их, трактористов, с Дальнего Востока перебрасывают на запад, ближе к линии фронта. […] В одном из писем он сообщал: “Дорогая Нюра, вот пишу тебе письмо, а пули свистят над головой. Страшно! Кажется, смерть ходит рядом”. […] Андрей Иванович в это время подвозил снаряды к линии фронта и был ранен».

«Прабабушкина сестра, Смагина Раиса Васильевна, вспоминала, как однажды, в холодный осенний день, по их улице (дорога шла из Наруксова на Саранск) проходила большая колонна замаскированных военных машин, наверное, везли оружие. Около их дома был колодец, несколько машин остановились, и солдаты стали наливать во фляги воду.

Из всех домов выбегали взрослые и дети, которые собирались около солдат. Одни несли кусочки хлеба, которого и самим не хватало, другие совали солдатам шерстяные носки, варежки, теплые вещи. С надеждой спрашивали солдат, нет ли среди них их близких, не слышали ли они что-нибудь о них? А солдаты торопливо отдавали женщинам треугольнички писем с просьбой отнести на почту, чтобы весточка от них дошла до родного дома. Долго еще вспоминали василевцы эту короткую встречу с солдатами, жалели, что не удалось накормить их досыта, расспросить подробнее о фронте и о войне».

Белов Андрей Иванович (слева), Лосев Григорий Васильевич (справа)

«Письма стали приходить все реже и реже. В них лишь скупые строчки: “Жив, здоров, берегите себя!” […] Летом 1944 года в дом к прабабушке пришла почтальон. Отводя в сторону глаза, она сказала, что ее вызывают в сельсовет. От дурного предчувствия забилось сердце, подкосились ноги. Беспомощно опустив руки, Анна села на стул и спросила: “Зачем?” Ничего не ответив, почтальон быстро вышла из дома.

Не помнит моя прабабушка, как дошла до сельсовета, как председатель говорил о похоронке, как успокаивал ее. Моя бабушка, Антонина Андреевна, которой в то время было почти пять лет, очень хорошо помнит возвращение своей мамы, как рыдала она и билась в истерике, как сбежались соседи, кто успокаивал ее, а кто плакал вместе с ней о своих погибших родных.

Белов Андрей Иванович (последнее фото с войны)

Похоронка извещала, что 24 июня 1944 года в бою за освобождение Белоруссии оборвалась жизнь лейтенанта Белова Андрея Ивановича […] Так и не исполнились его мечты, как не исполнились они у миллионов солдат и офицеров, участников Великой Отечественной войны, а также у тех, кто их ждал и надеялся на встречу. Было ему всего 24 года.»

«Они защищали Москву!»

Варвара Смирнова
г. Балахна, Нижегородская обл.

«Ученики нашей школы — участники Великой Отечественной войны

Наши ученики […] воевали на реке Угре под городом Юхновым, недалеко от Москвы. Вот какую информацию я нашла о каждом из этих героев [в рукописных книгах поискового клуба «Глобус»].»

1. «Участник боев под Москвой Киреев Константин Николаевич

Константин Киреев родился в 1922 г. Жил в Правдинске, окончил 7 классов в школе им. Горького, уехал в Горький учиться на художника, но окончить училище не удалось. Заболел отец, и пришлось устроиться на работу на бумажный комбинат. Когда началась война, Константин вместе со всеми ушел добровольцем на фронт. Мать долго не получала от сына никаких известий.»

В апреле 1943 г. от Константина пришло письмо: «Папа и мама! Шлю я вам письмо с девушкой-партизанкой, которая полетела в Москву на самолете.»

Текст письма: «Добрый день! Здравствуйте, дорогие папа, мама и сестренка. Посылаю Вам свой сердечный привет и наилучшие пожелания. А особенно желаю здоровья. Ах, как хочется побывать у вас! […] Пока до свидания. Ваш сын, Костя».

Матери после войны сообщили, что сын погиб, но неизвестно где.

Мама Кости Киреева от горя ослепла. И когда в 1966 году к ней пришли поисковики школы и рассказали, где воевал ее сын, где погиб и захоронен, она обрадовалась: «Я вас, миленькие мои, 20 лет ждала!»

2. «Участник боев под Москвой Кравцов Борис Николаевич

Воспоминания матери Бориса Кравцова о сыне: «Мой сын Борис родился в августе 1922г. Рос тихим и спокойны. Учился Борис в школе им. Горького хорошо. Окончил 7 классов, поступил работать на бумажный комбинат. Там быстро включился в общественную жизнь комбината, стал выпускать стенную газету. Сверстники очень его уважали. В 1941г. по призыву Балахнинского городского комитета ВЛКСМ он, в числе 12 человек, добровольцем ушел на фронт. Осенью 1941г., перед отправкой на фронт, заезжал домой. Это была моя последняя встреча с сыном. Письма его были редки и кратки».

Сохранилось фронтовое письмо Бориса Кравцова:

«Добрый день, мама! Шлю вам свой боевой комсомольский привет. Мама, сейчас улетаю на задание, чувствую себя прекрасно. До свидания. Пишу и тороплюсь, потому что все уже собрались. Костя летит со мной».

Борис пропал без вести осенью 1942 года»

3. «Участник боев под Москвой Петр Матвеев

Петр родился в 1923 году. В 1930 году приехал с родителями в Правдинск. В 1930 году поступил в школу имени М. Горького. С детских лет был очень живой и подвижный. Учился Пётр хорошо, закончил семилетку на отлично. Затем поступил в Дзержинский химический техникум, но учится ему не удалось т.к. нужно было платить деньги за учебу, а их в семье не было, так как умер отец. В 1939 году Пётр поступает работать на бумажный комбинат, потому что стал основным кормильцем семьи.

9 августа 1941 года Пётр уходит добровольцем на фронт, записывается в десантные войска. С дороги на фронт прислал две открытки и одно письмо. И больше семья не имела никаких сведений от сына.

После войны маме Екатерине Анисьевне прислали извещение о гибели сына.»

«Моя семья во время Великой Отечественной войны»

Ульяна Карлина
Нижегородская область, Ардатовский район, с.Туркуши

«Из воспоминаний моей прабабушки: «Мужиков, которых на войну не взяли, отправили на Венец лыжи для армии делать. Домой папаня приходил по выходным, пешком, на салазках привозил нам хлеб.»

«В семейном архиве сохранилась Красноармейская книжка прапрадеда, из которой я узнала, что 10 марта 1943 года он был призван Ардатовским военкоматом на войну по мобилизации (до этого 2 раза вызывали, но отпускали, так как у него была «бронь»)»

Я нашла «Наградной лист» из «Книги приказов» с кратким изложением подвига:

«С 19 по 23 октября 1944 года […] связист ефрейтор Молчанов под огнем противника все время находился на линии исправления повреждений связи под огнем противника, исправлял повреждения, нанесенные врагом. За время боя исправил тринадцать прорывов на телефонной линии, чем обеспечил беспрерывную работу связи командира батареи связь позиции и ведению огня по атакующему противнику. […] На протяжении четырех дней ефрейтор Молчанов обеспечивал беспрерывную работу связи, несмотря на сильнейший огонь противника. Достоин награды — орден Славы III степени.»

«После окончания Великой Отечественной войны прапрадеда отправили на восток нашей страны. С 9 августа по 3 сентября 1945 года он принимал участие во Второй мировой войне, в боевых действиях с Японией.

«Когда ехал на войну с Японией, — вспоминала Анна (моя прабабушка), — собрал нам подарки: сахар, желтую ткань, платьица. На станции в Мухтолове передал их родственнику Ивану, который привез их нам».»

«Долгожданный и важный момент настал, прапрадед Андрей Павлович вернулся живым в родное село Горьковской области осенью 1945 года.

Дома его встретили одни дети, жена умерла в марте 1944 года.»

«Вклад прадеда в общее дело Победы»

Виктор Яшин, Иван Яшин
г. Нижний Новгород

«Наш прадед по линии отца Иван Андреевич Яшин родился 16 августа 1914 г. в поселке Атюрьево Мордовской АССР

Иван Андреевич Яшин Мария Ивановна Яшина

«По воспоминаниям Ивана Андреевича в июне 1941 г. он был призван на защиту Родины. «15 июля наш полк своим ходом направили на Северо-Западный фронт. По прибытии во фронтовую полосу впечатление желало бы ожидать лучшего, чем нам пришлось столкнуться. У пехоты не хватало оружия, то есть не у всех были винтовки, не говоря уже об автоматах. Я попал в дивизионную разведку, реактивной системы залпового огня — «Катюши».

«В августе 1942 г., в период жарких боевых действий под Сталинградом И.А. Яшин получил боевую задачу — корректировать огонь нашей артиллерии. Для этого надо было как можно ближе подобраться к немецким позициям и по телефону сообщить о целях и результатах их обстрела. Разведчики укрылись в одном из блиндажей и вели корректировку огня нашей артиллерии. Случилось так, что немцы пошли в наступление и окружили блиндаж с разведчиками.

Чтобы избежать позора плена И.А. Яшин по телефону сообщил координаты блиндажа и вызвал огонь на себя. Немцы близко подошли к блиндажу и предложили разведчикам сдаться, но тут их накрыл огонь нашей артиллерийской батареи. Понеся большие потери, немцы в страхе убежали на запад. Но один из снарядов попал в блиндаж. Разведчиков завалило землей и многих ранило. Жизнь Ивану Андреевичу и другим разведчикам спасла медсестра, которая откопала людей из под обломков блиндажа и оказала им первую медицинскую помощь.»

«На Орловско-Курской дуге дело было намного «веселее», так как силы выросли, боевой дух наших войск был приподнятый. Орловско-Курскую дугу лучше бы назвать Орловско-огненная дуга. Вы не можете представить весь объем кровавой битвы. Превосходство сил клонилось в нашу сторону, но враг еще был силен. Вы представьте себе: на поле — боя стреляют десятки сотен орудий разных калибров, летают тысячи самолетов с той и другой стороны в воздухе. Сотни танков и другого оружия, земля как при землетрясении ходит, то есть перемещается с места на место. В воздухе самолеты как грачи налетают друг на друга. Гудят десятки самолетов. Спускаются на парашютах и немецкие и наши летчики. Падают с визгом подожженные машины. Танки идут на таран и также горят, пехота идет в рукопашный бой. На это жутко смотреть, но советские воины выстояли», вспоминает Иван Андреевич. За мужество и героизм, проявленные на Орловско-Курской дуге Иван Андреевич был награжден орденом Красной Звезды.

Его взвод должен был провести разведку боем. Это означало пойти в атаку на немцев, чтобы те открыли по ним огонь, и засечь координаты их огневых точек и подавить артиллерийским огнем перед наступлением наших войск. Практически после разведки боем из разведчиков в живых остались лишь единицы. Зато было спасено много жизней других советских солдат, пошедших потом в атаку на немецкие позиции.»

«После войны И.А. Яшин работал инспектором Госстраха. Его жена Мария Ивановна — учителем немецкого языка и по совместительству завучем в школе. В семье родилось семь детей.»

«Мой прапрадед и сражения Великой Отечественной войны»

Андрей Телухин
г. Нижний Новгород

«Прапрадед Афонин Николай Иванович родом был из рабоче-крестьянской семьи, родился в городе Жиздра Пензенской губернии 9 августа 1912 года. После семилетки поступил в техникум. Был участником Магнитостроя в 1931 году. В 1936 году окончил артиллерийское техническое училище после которого служил в Петровско — Забайкальском военном округе с 1936 по 1939 гг.

В 1940 году Николай Иванович поступил в военную академию им. К.Е.Ворошилова в г. Москва. […] Было ему в 1941 году 29 лет.

Когда враг подошёл к столице, слушателей военных академий стали массово отправлять на фронт. Среди них был и мой прапрадед. Использование военной элиты в качестве заслона — шаг отчаянный, ведь на подготовку высшего офицерского состава уходят годы.»

«Афонин Николай Иванович не любил рассказывать о войне, а если рассказывал, то только курьёзы: заблудившиеся полевые кухни и загорающие в неглиже фрицы… Только однажды мой дед застал его с фронтовым приятелем и услышал, что зимние сталинградские дороги «охраняли» мёртвые солдаты: наши — к их частям, немцы — к нашим; что сломав ножи и лопатки люди рвали друг друга голыми руками; что переправа через Днепр чуть не стала последней…

По воспоминаниям прабабушки, Николай Иванович сильно изменился после Сталинграда. Приехав в короткий отпуск, он много молчал и, как будто бы, о чём- то думал. Вся его шинель была посечена, а в тёмных волосах появилась проседь. С собой он привёз фронтовой паёк, в котором был почти забытый в тылу сахар. Тогда, в 1943 году, его дочери в первый раз попробовали этот привычный сегодня продукт.

Война не отпускала его до конца дней, уводя в тягостные воспоминания. В такие моменты он смотрел остановившимся взглядом […] Прадед редко говорил о войне, но молчание, порой, пронзительнее слов. Его спокойствие, с которым он обо всём рассказывал, поражало. Лишь иногда, когда по телевизору повторяли парад Победы, по его лицу беззвучно катились слёзы.

После «Курской дуги» (1943) немцев погнали на запад и оставшихся в живых слушателей академий возвратили для дальнейшего обучения. В Параде победы 24 июня 1945 года, прадед принимал участие в составе расчёта своей академии.»

«В 1948 году окончил Высшую военную академию. После окончания академии служил в г. Иваново, затем в г. Горьком, в г. Кутаиси, на Камчатке. Окончил службу в Вооруженных силах в 1968 году в городе Горьком.»

«Судьба, рассказанная на уроке!»

Данила Журов
г.Балахна, Нижегородская обл.

«К дню Героя Отечества у нас в классе библиотекарь школы Антонина Егоровна Белоусова провела урок и рассказала нам о своем дедушке Барсукове Федоре Яковлевиче.»

«Двое русских солдат, Иван и ее дед, оказались за линией фронта. Они попадают в плен к фашистам, это было на территории Чехословакии. Как и всем военнопленным, им пришлось испытать все тяготы того времени. Деду посчастливилось остаться в живых только потому, что они вдвоем во время отдыха сумели спрятаться на сеновале, зарывшись глубоко в сено. Утром была обязательная поверка и, оказалось так, что немцы не досчитались двоих солдат. Сеновал начали обыскивать, исследуя каждый участок штыками. Место, где прятались русские солдаты, оказалось нетронутым.

Двое суток просидев в сене, беглецы решили спуститься и попробовать найти пути выхода из создавшейся ситуации. Федор и Иван были сильно голодны и решили постучать в ближайший дом и попросить еды. Им открыла женщина — чешка, они попросили, есть, она была очень испугана и объяснила им жестами, что их ищут, что им нужно быстро уходить, что территория оккупирована немцами. Однако вынесла им по кружке козьего молока и кусок хлеба.»

«Поздно за полночь к ним пришел мальчик — Карел, (ему тогда было всего 14 лет), рискуя своей жизнью и жизнью своей семьи, привёл их в свой дом и некоторое время прятал беглецов в погребе. Но немецкие солдаты продолжали поиск русских беглецов и, ничего не оставалось, как искать другое место для укрытия. Карел спрятал их далеко в лесу в овраге в заброшенной партизанами землянке.

Бывший дом семьи Шаденка Чехословакия, окраина города Опава-Комаров

На протяжении нескольких недель приходил к ним в укрытие, приносил одежду и еду, а также карту местности. Ежедневно докладывал, что происходит в селе. Но однажды, придя в овраг, он не нашёл там своих подопечных. По всей видимости, изучив карту, русские солдаты вышли на свою территорию.»

«В мирное, послевоенное время [деду] тоже [было] нелегко. [Он] попал под подозрение в предательстве, как изменник Родины».

«Многие десятилетия Карел хранил память о русских солдатах. Будучи взрослым мужчиной, Карел Шаденка, пишет письмо в Советский Союз и разыскивает Федора Яковлевича Барсукова. Только благодаря настойчивости этого мужчины, в 1978 году дед получает первое письмо от Карела».

Карел Шеденка, 54 года. При встрече с советскими военнопленными ему было 14 лет.

«2 мая 1987 года на Красной площади, у Собора «Василия Блаженного» встретились два близких друг — другу человека. Встреча была очень трогательной. На встречу было отпущено всего 2 часа. Были слезы радости, воспоминания и слова бесконечной благодарности за спасённую жизнь. Антонина Егоровна сама сопровождала деда в Москву. Деду было тогда уже 80 лет».

1987 год Встреча в Москве Карел и его жена Франтишка. Федор Яковлевич в центре

«А на следующий год по приглашению Карела Антонина Егоровна с мужем посетили Чехословакию, где прошли по дорогам, по которым пришлось пройти их деду, Барсукову Фёдору Яковлевичу. Карел показал погреб, где прятал солдат».

«Цена победы»

Вадим Егозов
Нижегородская обл, Ковернинский район, р.п. Ковернино

«Прадедушка родом из д.Высоково Ковернинского района, в то время Горьковской области. Родился в 1914 году, в семье крестьянина. Годы были голодные, тяжелые. После окончания школы, поступил на заочное отделение Семеновского педагогического училища.» «Работал Григорий Степанович учителем начальных классов Рябиновской начальной школы.»

В 1939 году встретил свою любовь, девушку Тосю. Создали семью, работали, строили планы на будущее. Но недолгим было счастье молодой семьи, Григория забирают на фронт. Дома остались молодая жена, сын Владимир и дочь Людмила. Все они были совсем крохи.»-9

«28 летний Григорий попадает на Ленинградский фронт в декабре 1942 года. Сначала в качестве радиста, а с февраля 1943 года в должности стрелка.

В феврале 1944 года в ходе военных действий Григорий Степанович был тяжело ранен. Чудом остался жив, попал в госпиталь Свердловской области п. Белоярка. Пролежав несколько месяцев в госпитале, он получил 2 группу инвалидности и был комиссован домой.

Бабушка Нина вспоминает, что отец часто рассказывал про войну. Иногда, во время рассказа Григорий замолкал, и на глаза накатывались слезинки. Но он тут же смахивал их и продолжал свой рассказ. Идя в бой, он вспоминал своих близких, что придавало ему сил.»

 

25 июня 2020
О войне по всей стране. Нижегородская область

Последние материалы