Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
12 марта 2020

Новый канон

Как школьная программа в Венгрии становится более праворадикальной
Фото: sueddeutsche.de
22 апреля 2016 г. состоялись похороны Имре Кертеса на кладбище Керепеши в Будапеште. У могилы Кертеса произнес речь Петер Эстерхази Фото: sueddeutsche.de
Школьная программа по литературе влияет как на историческую память людей, так и на их гражданское сознание, поэтому неудивительно, что многие государства не могут устоять перед соблазном манипулировать ей в своих целях. Недавно в Венгрии, которую уже 10 лет возглавляет премьер-министр Виктор Орбан и его национал-консервативная партия «Фидес», приняли новый учебный план. В нем существенно сократили число часов на литературу, но при этом добавили в нее авторов праворадикальных и антисемитских взглядов. С другой стороны, в нее не попал, к примеру, недавно умерший Имре Кертес, единственный венгр-лауреат Нобелевской премии по литературе. 
Публикуем перевод статьи Süddeutsche Zeitung о том, как изменился венгерский литературный канон и какова общественно-политическая подоплека этих изменений.

Перевод: Наталья Колягина

Петер Эстерхази оставлен для факультативов, изучение антисемитских авторов обязательно. Новый учебный план в Венгрии

В конце января в Будапеште был представлена новая образовательная программа, учебные задачи в которой вполне сознательно ориентированы на прошлое. Самые важные ценности – укрепление христианской семьи, национальная венгерская идентичность, защита отечества (не только вооруженная). Потому не удивительно, что круг обязательного чтения, традиционного для венгерских школ, который и до новой программы был чрезвычайно подробным и даже избыточным, будет расширен при общем уменьшении часов на литературу.скорее

Теперь в круг обязательного чтения включены авторы, которых многие учителя считают невозможными для школьной программы из-за их близости к фашизму или антисемитских взглядов. Ференц Херцег (1863–1954), Йожеф Ньиро (1889–1953) и Альберт Васс (1903–1998) – вот герои литературного канона правоэкстремистского венгерского популизма, и все они происходят из районов, которые Венгрия потеряла после Первой мировой войны. Обращаясь к ним, можно культивировать или восстанавливать великовенгерский патриотизм, впрочем, можно вести и критический разговор о ранах прошлого. Окончательный выбор остается за учителями.

За последние 30 лет в венгерском педагогическом образовании стали крайне популярны праворадикальные установки. Иногда адепты этих идей устанавливают новые образовательные директивы. Но несравненно более примечателен протест, идущий изнутри преподавательской среды. Многие учителя делают записи в социальных сетях и с щитом перед грудью отстаивают свои принципы, заявляя, что не намерены вести преподавание фашистских авторов.

Писательские объединения и кафедры венгерской литературы, известные школы и педагоги, ассоциации учителей, ученики и родители организуют публичные акции протеста, но, как и в других ведущихся спорах об облике венгерской культуры, есть опасение, что государственная власть не готова к диалогу и самокоррекции. При этом заметно, что многие консерваторы, добросовестные верующие и обеспокоенные патриоты все больше стараются дистанцироваться от государственных нападок на культуру.

В борьбе за список обязательного чтения обостряется политическая напряженность

Так, недавно консервативные академические круги оказали отпор государственной попытке исключить несколько исследовательских институтов из Венгерской академии наук. Они четко дали понять, что стремление к абсолютной государственной власти не имеет консервативной, христианской или патриотической подоплеки. Так что правительство теряет все больше и больше симпатий среди людей, которых оно всегда считало своими.

В борьбе за школьное обязательное чтение обостряется политическая напряженность, которая остро чувствуется в венгерском обществе. Современная литература не попала в новую школьную программу на том основании, что о ее ценности пока рано судить. Ушедшие венгерские классики ХХ века, Имре Кертес и Петр Эстерхази, имеющие мировую известность, тоже не попали в школьную программу.

Не удивительно, что исключен Эстерхази, умерший в июле 2016. Он до последнего вздоха высмеивал систему Орбана со всей мощью своего литературного таланта. Но отсутствие Имре Кертеса вызывает удивление, поскольку венгерское правительство делает сейчас все возможное, в том числе тратит огромные деньги, чтобы получить права на его наследие.

Сам Орбан не мог пропустить похороны Кертеса в апреле 2016 г. Единственный венгерский нобелевский лауреат по литературе, безусловно, входит в его коллекцию символов национального масштаба. Но ему пришлось выслушать критические слова тяжелобольного Петра Эстерхази у открытой могилы.

Согласно доступным сейчас уточнениям к учебной программе, Эстерхази и Кертес включены в факультативные занятия, причем речь только о текстах, написанных до 1989 г. Однако если учитель серьезно относится к рекомендациям и посвятит 80% своей нагрузки чудовищно объемному корпусу текстов, обязательных для изучения, едва ли ему хватит времени на то, чтобы 20% оставшегося времени отвести факультативному чтению.

На то, чтобы привести литературные требования к линии партии, тратится множество денег

Примечательно противоречивы высказывания об Имре Кертесе, принадлежащие Силарду Деметеру, который с декабря 2018 г. занимает пост директора Литературного музея имени Петёфи. Чтобы обеспечить литературную поддержку строгим принципам линии партии Фидес, ему было назначено значительно большее жалование, чем то, которое получал его слишком либеральный предшественник. Влияние Деметера неуклонно растет, в Венгрии он сейчас является своего рода всемогущим министром литературы, хотя, как кажется, и не принимает непосредственного участия в разработке учебной программы. Силард Деметер крайне недоволен тем, что внешний мир осмеливается вмешиваться в канон венгерской литературы. А поскольку та известна миру во многом благодаря немецким переводам, то авторы, которых особенно прославляют в немецкоязычных странах, находятся под особым подозрением.

Помимо Эстерхази и Кертеса, к числу этих авторов относятся выдвигавшиеся на Нобелевскую премию Петер Надаш и Ласло Краснохоркаи, скончавшийся в 2019 г. Дьёрдь Конрад, а также Ласло Фёлденьи, Лайош Парти Надь, Пал Завада и многие другие. Всегда есть надежда на то, что школьники будут продолжать читать свои любимые книги из-под стола. Петер Эстерхази был бы особенно этому рад. Никто так беспредельно влюблённо не играл с магией венгерского языка, как он.

12 марта 2020
Новый канон
Как школьная программа в Венгрии становится более праворадикальной

Похожие материалы

17 июня 2016
17 июня 2016
«УИ» публикуют перевод статьи, в которой Марианна Хирш от первого лица объясняет феномен передачи воспоминаний между поколениями.
16 февраля 2015
16 февраля 2015
Профессор Оливье Дайенс ищет и находит нынешние человеческие воспоминания в памяти созданных человеком машин. Эссе опубликовано в сборнике статей по истории и современному искусству «Memory» в Лондоне и Массачусетсе в 2012-м году.
14 января 2015
14 января 2015
В российской гуманитарной научной среде последние несколько лет к исследованиям травмы проявляют повышенный интерес. В 2013 году исторической травме были посвящены ряд больших конференций, среди которых, к примеру, Банные чтения журнала «Новое литературное обозрение». Несмотря на высокий научный интерес к этому направлению, мы достаточно мало знаем о его специфике в силу того, что ключевые работы теоретиков исследований травмы, среди которых и сама Кэти Карут, до сих пор на русский язык не переведены.
22 октября 2015
22 октября 2015
В преддверии годовщины Венгерского восстания 1956 года Уроки Истории публикуют воспоминания Ю.В. Алексеева, который в 1956 году принимал участие в подавлении мятежа в качестве солдата-срочника. Для удобства читателей воспоминания публикуются в два приёма.

Последние материалы