Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
7 февраля 2020

Посттеррор под маской правосудия

О книге, посвященной политическому правосудию в Германии, Польше и СССР 1920–50-х
В немецком Геттингене вышел академический сборник «Политическое правосудие и юстиция переходного периода в Германии, Польше и Советском Союзе в 1930-1950-е годы». Рассказываем, что можно узнать из него о механизмах отправления террора в тоталитарных режимах, чем эти механизмы различались в трех разных странах и как «судебная справедливость» становится инструментом легитимации новой власти.

Сборник статей немецких, польских и российских исследователей, вышедший в 2019 году в издательстве Валльштейн в Геттингене, посвящен памяти двух историков, ушедших из жизни с разницей в два года: Арсению Рогинскому (1946-2017) и Юргену Царуски (1958-2019). Первый неразрывно связан с «Мемориалом», был его творцом и создателем, его душой и памятью. Второй изучал национал-социалистический режим в Германии и сталинский период в СССР и сосредоточился на их сравнительном анализе. Неудивительно, что именно Ю. Царуски стал одним из редакторов сборника по истории судебной и внесудебной юстиции сразу в трех странах, история которых переплелась между собой: Германии, Польши, Советского Союза. Книга стала отражением дискуссии на одноименной международной конференции в Варшаве в марте 2015 года.

Первая часть сборника посвящена разновидностям и национальным особенностям политической юстиции в Советском Союзе, Германии и Польше в 30–50-е — период, на который пришлась и катастрофа Второй Мировой войны, и крах и перемены в политических режимах этих стран. Вторая часть содержит статьи о расследовании преступлений тоталитарных диктатур, о формах и методах преодоления прошлого и об исторической памяти. Обе части сборника интересны в равной степени и содержат не только богатый фактический материал, зачастую по малоизвестным, но животрепещущим страницам прошлого, но и постоянные апелляции к восприятию этого прошлого обществом и самими читателями.

Введение написано совместно тремя редакторами книги, Магнусом Брехткеном, Владиславом Булхаком и Юргеном Царуски. Авторы указывают, что когда репрессивный режим терпит крах, судебно-политическое восстановление справедливости не рассматриваются как искупление политических репрессий, а скорее как элемент возмездия, знак быстрого и кардинального разрыва с прошлым. Однако любые юридические процедуры проводятся с целью придать легитимность политическим действиям и новым держателям власти, что не может не накладывать отпечаток на их восприятие обществом. Трехстрановой подход, имеющий основополагающее значение для авторов, предполагает расширительную трактовку понятия «политической справедливости», распространяя ее на различные политически или идеологически мотивированные действия институтов, участвующих в расследовании и наказании деяний режима, потерпевшего крах.

Первый раздел, а тем самым и весь сборник, открывает статья председателя правления международного общества «Мемориал» Яна Рачинского, посвященная анализу одной из самых страшных форм политической юстиции в сталинские времена, а именно — практике внесудебных осуждений, которые затем реализовывались, главным образом, Военной коллегией Верховного Суда СССР. Видимость коллегиального решения сохранялась, хотя обвинительный и, как правило, смертный приговор уже был заранее вынесен Сталиным и его приспешниками из Политбюро. Закулисные интриги, страх и беспрекословное послушание воле верховного вождя были неотъемлемой частью системы террора.

Далее в сборнике размещены статьи коллег-историков из Украины и Белоруссии, Юрия Шаповала и Ирины Романовой (работающей сейчас в Литве), посвященные отдельным и, возможно, не столь известным политическим процессам, каждый из которых тем не менее в полной мере отражал закономерности организации такого рода событий в системе государственного террора. Ю. Шаповал обращается к раннему суду над «Союзом за освобождение Украины» (март-апрель 1930 года), а И. Романова раскрывает обстоятельства другого регионального показательного процесса — «Лепельского дела» в Белорусской ССР в 1937 году. Наиболее интересно сравнение этих событий с другими  известными эпизодами Большого террора 1937-1938 годов.

Немецкие историки и юристы обращаются к истории своей собственной страны и к преступлениям нацистской юстиции в Польше. Вначале известный специалист по юстиции периода национал-социализма Инго Мюллер дает краткий анализ структур, логики и развития судебной системы при Гитлере, которая также сочетала судебные и внесудебные методы преследования. Эта характеристика особенно полезна для российского читателя, желающего получить исчерпывающее представление об институциональной стороне немецкой юстиции 1930-х годов. Вслед за ним Инго Лооз обращает внимание на такое специфическое явление в рамках нацистской судебной системы как специальные суды в польских регионах в 1939-1945 годах. Такие суды проходили в обстановке априори резко ограниченных прав обвиняемых, что делало их инструментами террора, причем имеющего расовую направленность. В качестве иллюстрации отдельного эпизода статья Максимилиана Беккера анализирует «дело об убийстве Оборника» (август-сентябрь 1941 года в Познани). Автор показывает, как судебный процесс сопровождался интенсивной пропагандой, которая призвана была легитимировать германское вторжение и оккупацию Польши: как повод представлялось насилие, якобы совершаемое поляками против польских граждан немецкого происхождения. И в конечном счете именно пропагандистские установки предопределили обвинительный характер процесса.

Несколько особняком стоит статья польского историка Ярослава Рабинского, посвященная «французской главе» польской политики. Он доказывает, что вопрос «политической справедливости» не обязательно должен быть связан с жестокостями, совершенными оккупационными режимами. Рабинский подчеркивает, что так называемые «брестские процессы», посвященные определению степени вины прежних властей за быструю оккупацию Польши, на самом деле имели своей целью оправдать гегемонию группы генерала Владислава Сикорского в польском правительстве в изгнании.

Вторая часть сборника, как уже было отмечено, в большей степени посвящена преодолению наследия прошлого, осмыслению террористической политики тоталитаризма и развитию культуры памяти. Семь из девяти статей написали польские историки, в основном они рассматривают исторический опыт немецкой оккупации в период Второй мировой войны и его эволюцию в сознании польского общества. Интересна попытка Анджея Пачковского ввести в понятийный аппарат сборника термин «тотальная оккупация» по аналогии с «тотальной войной». Также весьма важно его заключение о том, что борьба с немецкой оккупацией во время войны после нее стала прежде всего источником легитимации для коммунистических властей Польши. Не обходят стороной польские историки и институциональный аспект послевоенной юстиции или «правосудия переходного периода», в частности — образование и деятельность Главной Комиссии по расследованию немецких преступлений в Польше. Джоанна Любецка подчеркивает, что идея «судебного возмездия» виновным в зверствах военного времени была воспринята польским обществом с позиций справедливости, даже если большая его часть не сочувствовала новым властям.  Интересно, что, рассказывая о польских тюрьмах второй половины 1940-х годов, Любецка уделяет внимание организации их повседневности, включая семейное и эмоциональное состояние заключенных.

Хуберт Зелигер в центр своего исследования ставит биографию Альфреда Зайдля, адвоката защиты подсудимых на Нюрнбергском процессе и в дальнейшем одного из самых влиятельных юристов в процессах о военных преступлениях в ФРГ. Бывший член НСДАП после войны вступил в ХСС и сумел стать министром внутренних дел Баварии. Зелигер пытается представить Зайдля как типичного «политического юриста» и делает весьма неоднозначный вывод о значительной «выносливости мышления» этого деятеля, к сожалению, не акцентируя достаточного внимания на факторах, облегчивших ему столь стремительную послевоенную карьеру.

Смысловой центр второй части сборника для российского читателя — статья Никиты Петрова о судебном и внесудебном преследовании и актах возмездия в отношении немецких военнопленных в 1941-1945 годах. Эта тема сравнительно мало исследована до сих пор. Петров подходит к ней с разных сторон, описывает развитие и характер деятельности учреждений военной юстиции, не замалчивая факты жестокого отношения к военнопленным и санкционирование террора сверху. Хотя в целом практика внесудебных расстрелов не входила в какую-либо нормативную базу даже в сталинской системе. Он уделяет особое внимание немногочисленным процессам над пленными немцами во время войны, которые во многом носили запрограммированные черты, особенно единственный открытый суд с публичным вынесением приговора в Харькове в 1943 году. Автор делает обоснованный вывод, что столкнувшись с реальными преступлениями немецких агрессоров, а не с фиктивными или политическими, сталинская система правосудия оказалась беспомощной и неспособной оперативно квалифицировать и наказать эти преступления законным образом. Впрочем, вряд ли эта задача была в числе первоочередных, иноземный агрессор априори однозначно определялся как преступник, заслуживающий сурового наказания.

Важно сразу отметить, что сборник вышел в двух форматах: в печатном и электронном, доступен любому читателю на сайте Института современной истории в Мюнхене в открытом режиме для чтения и скачивания без ограничений. Это свидетельствует о том, насколько значимой Института современной истории считает концепцию совместной политической рефлексии. Это обращение напрямую к широкой общественности Германии, Польши, государств-бывших республик СССР и всего мира. Это попытка внести вклад в формирование транснациональных моделей восприятия трудных моментов исторического прошлого.

В итоге можно согласиться с авторами и редакторами сборника, что в нем реализовался позитивный международный диалог по актуальным вопросам правосудия, политической справедливости, наказания и, конечно, исторической памяти. Книга будет полезна для широкого круга читателей, ведь в ее задачи входит пробуждение сознания и борьба с клише и индифферентностью, сохранение памяти о жертвах и констатация факта  террора как неотъемлемой характеристики тоталитарных режимов.

«Политическое правосудие и юстиция переходного периода в Германии, Польше и Советском Союзе в 1930-1950-е годы»
Под редакцией Магнуса Брехткена, Владислава Булхака и Юргена Царуски
Валльштейн, Геттинген, 2019
7 февраля 2020
Посттеррор под маской правосудия
О книге, посвященной политическому правосудию в Германии, Польше и СССР 1920–50-х

Похожие материалы

25 сентября 2014
25 сентября 2014
Вниманию читателя предлагается яркий образец политической публицистики периода апогея холодной войны – отклик жившего в Югославии и лояльного титовскому режиму известного венгерского писателя Эрвина Шинко на нашумевший судебный процесс по делу Ласло Райка (сентябрь 1949 г.), имевший широкий международный резонанс: вследствие суда над Райком инициированная Сталиным весной 1948 г. антиюгославская кампания взошла на новый виток.
25 сентября 2014
25 сентября 2014
Вниманию читателя предлагается яркий образец политической публицистики периода апогея холодной войны – отклик жившего в Югославии и лояльного титовскому режиму известного венгерского писателя Эрвина Шинко на нашумевший судебный процесс по делу Ласло Райка (сентябрь 1949 г.), имевший широкий международный резонанс: вследствие суда над Райком инициированная Сталиным весной 1948 г. антиюгославская кампания взошла на новый виток.
17 июня 2014
17 июня 2014
В статье Ульрике Капдепона анализируется состояние общественной дискуссии о режиме Франко, судьбе франкистских политических элит и работников госбезопасности, а также положение и статус жертв политического террора и гражданской войны 1936-1939 в современной Испании.

Последние материалы