Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
8 декабря 2019

Право вернуться

Зал заседаний Конституционного суда
10 декабря 2019 года Конституционный суд должен вынести вердикт по делу о проверке конституционности положений статьи 13 Закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий». Это дело выросло из иска Алисы Мейсснер, Елизаветы Михайловой и Евгении Шашевой — жертв советских политических репрессий, которые пытаются получить положенное им по закону жилье в Москве, где проживали их родители, осужденные в 1930–40-х годах, а затем реабилитированные.
Рассказываем, в чем состоит суть дела, почему это решение важно и какие последствия оно может иметь.
Обновление. 10 декабря Конституционный суд огласил решение по делу. Он признал, что применение региональных положений, регламентирующих выделение жилплощади репрессированным «влечет фактическую невозможность возмещения им вреда в гарантированном государством объеме», и, таким образом, не соответствует конституции. Суд постановил, что федеральный закон «О реабилитации…» и связанные с ним региональные положения необходимо переработать; пока этого не сделано, претендующие на жилье соответствии с этим законом должны обеспечиваться им вне очереди и без дополнительных условий. Дела заявительниц подлежат пересмотру. 
 

В чем претензия заявительниц?

Они родились в местах ссылки своих родителей. Когда тех репрессировали, у них отняли жилплощадь. Позднее их родители были реабилитированы, но в квартирах уже жили другие люди. По закону «О реабилитации…», принятом в 1991 году,  родственники реабилитированных имеют право получить жилье в том регионе, где они жили до применения к ним репрессий.

И что, им не выдают квартиру?

Нет. Московские суды отказались выдать им квартиру, ссылаясь на московский закон «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения». В числе прочего, он дает право претендовать на бесплатное жилье только тем, кто проживает в Москве не менее 10 лет. Истицы не живут в Москве, так как жить им там негде.

Получается какой-то замкнутый круг.

Да, именно так, и это один из главных аргументов заявителей. По мнению Григория Вайпана, представителя заявительниц и рукоодителя судебной практики Института права и публичной политики, в такой формулировке этот закон противоречит статьям 52 и 53 Конституции РФ.

Это исключительно московская история?

Нет. Проблема гораздо шире и относится скорее к имплементации федерального законодательства на уровне регионов.

После того, как закон «О реабилитации…» был принят в 1991 году, некоторое время он исполнялся, и деньги на бесплатное жилье для жертв репрессий выделялись, пусть даже их и близко не хватало на всех. Но постепенно наметилась тенденция к перенесению ответственности с федерального центра на власти регионов. В 2005 году была принята поправка в закон, по которой обеспечение реабилитированных жильем происходит в порядке, предусмотренном законами конкретных субъектов федерации. При этом в том же году Конституционный суд указал, что государство не может отказываться от взятых на себя обязательств, и что законы отдельных регионов, регламентирующие процесс выплаты компенсаций, могут уточнять и менять формы и способы возмещения, но не могут отменять его совсем или уменьшать размер.

Какие последствия имело это решение?

Для жертв репрессий, претендующих на компенсацию — в основном, печальные. В некоторых случаях, как в Москве, регионы приняли законы, которые крайне затрудняют или делают фактически невозможным получение компенсации. В других никаких законов просто не было принято, и люди остались без жилья — так, например, Верховный суд Татарстана в 2014 году подтвердил решение суда первой инстанции, в котором заявителю было отказано в получении жилья, так как соответствующий закон в Татарстане не был принят. В тех же случаях, когда региональные законы создавали теоретическую возможность получить положенное по закону, реабилитированным жертвам репрессий предлагали встать в общую очередь претендентов на социальное жилье — хотя изначально, до 2005 года, закон прямо говорил, что они должны получать жилье в первоочередном порядке.

Стоит отметить, что большинство жертв репрессий, которые могут претендовать на жилье — уже немолодые люди. С каждым годом их становится все меньше, многие уходят из жизни. При этом их потомки права на это жилье уже не имеют. Таким образом, складывается ситуация, когда региональным властям выгодно затягивать этот процесс: чем меньше претендентов доживут до своего часа, тем меньше жилья придется выделять.

Получается, закон вовсе не исполняется, и реабилитированные жертвы репрессий не получают жилье?

По данным Вайпана, единственный регион, в котором реабилитированные и утратившие жилье граждане могут встать в очередь за жильем — это Санкт-Петербург. Впрочем, даже там речь идет об общей очереди, в которой можно стоять десятилетиями. Для примера, в 2011 году в Петербурге, согласно годовому жилищному плану, жилье выделялось тем, кто встал в очередь до 1 января 1987 году.

Насколько это вообще масштабная проблема?

В точности никто не знает. По данным Международного Мемориала, только в Москве c 17 августа 1937 года по 1 октября 1938 было опечатано 10875 комнат, в которых раньше жили репрессированные. 88% этой жилплощади позднее поступило в административно-хозяйственное управление НКВД, которое распределило их среди сотрудников ведомства. Однако подавляющее большинство тех, кто мог бы претендовать на это жилье, либо давно умерли, либо не хотят возвращаться, так как выросли уже в месте ссылки.

Учет реабилитированных, имеющих право на бесплатное жилье, специально не ведется. По словам Вайпана, в официальном ответе Постоянной московской межведомственной комиссии по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий указано, что в 2016 году в очереди на жилье по этим основаниям стояла 91 семья. Тут стоит учесть, что это только те люди, которые встали в эту очередь до 2005 года, потому что после этого, по смыслу московского закона, реабилитированные жертвы репрессий получают бесплатное жилье на общих основаниях. Всего же, по его оценке, речь может идти о нескольких тысячах семей по всей России.

Понятно. И что может изменить решение Конституционного суда?

Кроме символического значения — восстановления справедливости — положительное решение конституционного суда, скорее всего, позволит заявительницам получить жилье без многолетней очереди. Но кроме того, оно приведет к необходимости менять законы: как федеральный «О реабилитации», в той части, которая была изменена в 2005 году, так и региональные законы, ущемляющие права репрессированных.

Насколько вероятно, что суд удовлетворит требования заявителей?

По мнению адвоката Марины Агальцовой из правозащитного центра «Мемориал», вероятность достаточно велика. В пользу этого говорит то, что на судебном заседании против удовлетворения требований заявителей выступили только московские власти — представители Мосгордумы и московского правительства. Представители Совета Федерации, Госдумы, Правительства РФ, Генеральной прокуратуры, Минюста, СПЧ и других инстанций выступили за. По словам Агальцовой, обычно, когда есть такой консенсус, это хороший признак, что КС примет решение в пользу заявителя.

8 декабря 2019
Право вернуться

Похожие материалы

9 февраля 2017
9 февраля 2017
Четырнадцатая лекция вечерней школы Мемориала. Печальный конец Ежова, процесс право-троцкистского блока и многое другое другое.
1 апреля 2015
1 апреля 2015
Московские будни 1920-х, научная работа и судьба репрессированных учёных-гуманитариев и интеллектуалов — Г. Г. Шпета, Б. И. Ярхо, М. А. Петровского и А. Г. Габричевского
14 мая 2013
14 мая 2013
27 марта 2013 г. состоялась встреча историка Никиты Петрова с магистрантами «Шанинки». Главный вопрос, интересовавший как самого Никиту Петрова, так и студентов — имеет ли историк право на осуждение эпохи, которую он исследует, и людей, о судьбах которых он пишет: пристрастность и моральная оценка vs беспристрастность и безоценочность. Ниже публикуются фрагменты этой беседы.
17 ноября 2014
17 ноября 2014
Отрывки из книги, посвящённой истории лагерных театров, программам культурного перевоспитания заключенных и биографиям известных артистов, прошедших лагеря.

Последние материалы