Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
14 ноября 2019

Цена поражения

Как убивали министров первой Украинской республики.
К столетию украинской революции и первой Украинской Республики (1917-1920) киевское издательство «К.I.C.» подготовило книгу «Горе переможеным» («Горе побежденным»): Репрессированные министры украинской революции». Она посвящена трагически оборванной главе независимой украинской государственности — истории Украинской Народной Республики и ее первого правительства, которое было почти полностью истреблено в результате нескольких волн советского террора.

Эта книга смогла появиться благодаря «архивной реформе» на Украине, в ходе которой открылись советские архивы и появилась возможность работать с рассекреченными документами. В выходных данных книги среди участников названы такие авторитетные украинские институции, как Государственный архив СБУ Украины, Институт истории Украины, Центр исследований освободительного движения, Украинский институт национальной памяти, Центральный государственный архив общественных объединений Украины. Коллектив из нескольких десятков украинских архивистов, историков и исследователей национального освободительного движения, подготовивших издание, возглавляет Андрей Когут, руководитель архива Службы безопасности Украины.

В центре документального повествования, основанного на архивных документах, — история более чем тридцатилетнего преследования, попыток жестоко отомстить членам первого кабинета министров УНР.

Украинская Народная Республика, возникшая сразу после революции 1917 года, была первой попыткой создания независимой украинской государственности. Ей удалось продержаться на некоторых украинских территориях всего год (с 1917-го по 1918-й), а на некоторых — три года.

УНР фактически прекратила свое существование в 1920-м. Каждый из министров первого украинского правительства заплатил свою цену за потерянный шанс на независимость. Большинство были неоднократно, дважды и трижды, арестованы и осуждены; 17 из 23 министров первой Украинской революции, героев этой книги, были убиты или погибли в результате репрессий.

Время больших ожиданий: украинские правительства 1917-1921 годов

История формирования первого украинского правительства была короткой, бурной и драматичной, так же как и история самой Украинской народной республики. На волне самоопределения, которая поднялась среди населявших Российскую империю наций сразу после Февральской революции 1917 года, украинцы одними из первых заявили о готовности создать независимое национальное государство. Уже в марте 1917-го в Киеве политическими партиями и общественными организациями была создана Центральная рада, которая приняла решение о подготовке выборов во Всеукраинский национальный конгресс. В апреле избранный Конгресс образовал новую ЦР (парламент будущей автономии), а Рада назначила исполком (Малую раду). В мае-июне 1917-го по решению ЦР был создан Генеральный секретариат Центральной рады, прообраз украинского правительства.

Формальный юридический статус Генеральный секретариат получил по соглашению с делегацией российского Временного правительства в августе 1917-го. Согласно этому договору, ГС ЦР де-юре становился высшим органом «в делах местного управления Украины», а де-факто обладал всей полнотой исполнительной власти на украинской территории. После создания Украинской народной республики как независимого государства Генеральный секретариат Центральной рады был преобразован в Совет народных министров. Это правительство получило международное признание, в том числе признание РСФСР.

Подписанты Брестского мирного договора (слева направо): генерал Бринкманн, М. Любинский, М. Левицкий, О. Севрюк, М. Гоффманн, С. Остапенко (27 января 1918 г.)

Делегация Совета народных министров от имени Украины заключила с Германией и Австро-Венгрией Брестский мир и получила военную помощь против наступающих на Украину большевиков. За эту помощь, однако, пришлось дорого заплатить, согласившись на присутствие иностранных войск. В апреле 1918 года Центральная рада и Совет народных министров уступили ультиматуму Германии и прекратили свою деятельность. На протяжении 1918-1920 годов власть в Украине переходила от гетмана Скоропадского к Директории, состав правительств и их названия (как и название украинского государства) несколько раз менялись. Территория Украины стала ареной одновременно нескольких войн. Правительству несколько раз приходилось покидать Киев, выезжая то в Винницу, то в Каменец-Подольский.

В конце 1920 года правительство Украины вместе с остатком верных ему войск пересекло границу Польши и покинуло свою страну навсегда. Началась долгая история правительства в изгнании.

Начало репрессий: первые жертвы «красного террора», 1919–1920-е годы

Людей, которые пришли работать в первое украинское правительство, во многом можно охарактеризовать через местоименное прилагательное «самый»: самые образованные,  самые преданные идее украинской независимости, самые активные. Те, кого называют «цвет нации». В книге  кратко описаны их биографии и те успехи, которых они сумели достичь до прихода в правительство — в науке, культуре, государственном управлении и в том, что сейчас называют «развитием гражданского общества».

Упомянем лишь, что среди министров первой республики были: издатель первых украинских учебников; редактор первой ежедневной газеты на украинском языке; составители украинско-русских словарей и переводчики европейской и русской литературы на украинский. Министр образования и искусств Микола Василенко был основателем Каменец-Подольского университета. Министр по еврейским делам Пинхас Красный инициировал принятие постановления о расследовании еврейских погромов на Украине и привлечении виновных к уголовной ответственности, а министр просвещения Владимир Науменко был разработчиком законопроекта об освобождении от призыва в армию студентов и преподавателей, отстаивая университетскую автономию.

Большинство министров были социалистами или сочувствовали левым идеям, за что подвергались преследованиям со стороны царского правительства. Некоторые из них оказывались под арестом и получали тюремные сроки за свои взгляды. Знали бы они, что их ждет после победы социалистической революции…

Первыми действиями большевиков после захвата УНР стали полномасштабные репрессии против членов украинского правительства. Причем ликвидация политических противников началась, когда Украинская республика еще даже не была полностью оккупирована.

Первой жертвой репрессий стал Богдан-Александр Зарудный, министр земледелия Генерального секретариата УНР. Его расстреляли без суда и следствия большевистские войска в киевском Мариинском парке сразу после захвата Киева в январе 1918 года. Вместе с Зарудным были расстреляны его товарищи — члены Центральной Рады Леонард Бочковский и Исаак Филин.

Следующей жертвой стал генерал Александр Рогоза, военный министр Украинской державы. Он был схвачен весной 1919-го в Одессе и расстрелян за отказ перейти на службу в Красную армию.

Военный министр Украинской державы генерал Александр Рогоза. Фото 1916–1917

Большевики с легкостью и без раздумий карали уже за сам факт пребывания на государственной должности. Причем при вынесении приговора не имело значения, сколько времени человек проработал в органах власти УНР. Показательно дело министра народного просвещения Владимира Науменко, который был расстрелян уже через сутки после ареста (7 июля 1919-го арестован, а на следующий день, 8 июля, расстрелян). Единственное обвинение, которое фигурировало в протоколе коллегии ВУЧК, — «бывший министр гетманский». Должность министра Украинской Республики Владимир Науменко занимал меньше месяца.

Другой фигурант первой волны репрессий, министр финансов Петр Климович, занимал свой пост в правительстве УНР всего несколько недель, с 5 по 30 апреля 1918 года. В дальнейшем в работе украинских правительственных органов он не участововал. В 1920 году Климовича арестовала Одесская ГубЧК, через две недели после этого он был обвинен в участии в контрреволюционном заговоре и расстрелян.

В первые же годы установления советской власти на Украине возникла практика фабрикации несуществующих заговоров. «Дело правительства УНР» — первое масштабное групповое дело 1920-х годов. Фигурантов «Дела» обвиняли в подготовке вооруженного восстания с целью свергнуть большевистскую власть и восстановить УНР. На завершающем судебном этапе оно было переименовано в «дело ЦК УПСР».

Обложка первого тома «Дела правительства УНР»

Всего по «Делу правительства УНР» обвинялось 99 человек. Из них — 13 министров, героев изданной теперь книги. Большинство обвиняемых — 75 человек — было объявлено вне закона. Заочно по делу проходили большинство ведущих политических деятелей Украинской революции, в частности Михаил Грушевский, Владимир Винниченко и Симон Петлюра.

Преследование недавнего председателя правительства Директории УНР Сергея Остапенко проходило по двум делам. Вещественным доказательством по первому делу, о причастности к деятельности повстанцев и связей с атаманом Орликом, послужило изъятое во время обыска письмо вот такого содержания: “Пан профессор! Прошу Вас, простите моим казакам и старшинам, которые по недоразумению взяли Ваши рукописи и машинку. По моему приказу Вам будет все возвращено как большому труженику на благо Украины, и я надеюсь, что у нас не будет никаких недоразумений, поскольку я и вы идем по одной дорожке. С уважением, атаман Орлик”.

Но главным делом, по которому обвиняли Остапенко, стало «дело правительства УНР». Сергей Остапенко, проходя по этому делу вначале как свидетель, в конце концов был арестован в мае 1921 года и осужден на пять лет заключения — первый, но не последний приговор, который он получил за свою политическую деятельность в конце 20-х.

Среди заочно объявленных вне закона по «Делу правительства УНР» были девять министров — будущих жертв «красного террора»: Иосиф Беспалко, Пинхас Красный (второе дело, по которому он был обвинен), Антон Крушельницкий, Василий Мазуренко, Андрей Никовский, Иван Фещенко-Чопивский, Павел Христюк, Теофан Черкасский и Владимир Чеховской.

Арестантские фотографии обвиняемых по «Делу правительства УНР»

Большая часть из них на тот момент находились в эмиграции, но некоторых, к сожалению, угроза репрессий не удержала от возвращения на советскую Украину.

После утверждения коммунистического режима некоторые из бывших министров УНР согласилась принять участие в строительстве новой Украины, за что жестоко поплатились. Для новой власти все бывшие члены украинского правительства навсегда остались врагами, единственным инструментом взаимодействия с которыми был государственный террор. Пятеро бывших министров вернулись из эмиграции. Все данные им обещания оказались ложью; каждый из них заплатил за свою наивность свободой и жизнью.

Всего во время первой волны репрессий были арестованы или проходили по политическим мотивам шестнадцать украинских министров (трое из них — дважды: Пинхас Красный, Сергей Остапенко и Владимир Чеховской). Четверо министров были расстреляны, еще шестеро получили разные сроки заключения.

Судебный процесс по «Делу СОУ» (укр. «СВУ»), крайний слева — С. Ефремов, за ним — М. Чеховской (Харьков, 1930 г.)

Вторая волна. Разгром украинизации — 1929–1935 годы

Вторая волна репрессий началась в 1929-м и продолжалась до середины 1930-х годов. Ее старт ознаменовался свертыванием украинизации и началом коллективизации. Коммунистический режим начал ликвидацию ключевых уступок, на которые он был вынужден пойти в начале 1920-х для удержания Украины в орбите своего влияния.

Под вторую волну репрессий попали больше половины бывших высокопоставленных деятелей Украинской республики. Для части репрессированных министров это был не первый арест, для многих из них он стал не последним.

В продолжение практики фабрикации несуществующих заговоров в конце 1920-х — начале 1930-х годов были искусственно сфабрикованы многотомные, масштабные дела «Союза освобождения Украины» (в 286 томах, 1929–1930) и «Украинского национального центра» (в 122 томах, 1931–1932). Их фигуранты якобы планировали вооруженное восстание с целью свергнуть большевистскую власть и восстановить УНР. Из 12 членов правительства, репрессированных во вторую волну, девятеро проходили именно по этим двум делам.

Современники вспоминают, что судебный процесс над обвиняемыми произвел гнетущее впечатление на украинское общество. В адрес коллегии Верховного суда Советской Украины поступали многочисленные письма от «трудящихся» со всего СССР с требованием применить к обвиняемым «высшую меру социальной защиты — расстрел». Все осужденные по этому процессу получили разные сроки тюремного заключения и ссылки. Для Сергея Ефремова, бывшего генерального секретаря по международным делам УНР, этот арест стал фатальным — отбывая наказание, он умер в заключении в 1939 году.

По следующему «делу УНЦ» против участников несуществующей контрреволюционной организации было обвинено 50 человек, из них шестеро занимали министерские посты в украинских правительствах.

Схема несуществующей организации УНЦ, подготовленная чекистами. Июль 1931

Еще трое осужденных в 1929-1935 годах министров, Василий Мазуренко, Андрей Никовский и Павел Христюк, были в числе тех, кто поверил коммунистической пропаганде и вернулся на родину в конце 1920-х. Четвертым, кто сам переехал в Советскую Украину навстречу политическим преследованиям, был министр образования УНР Антон Крушельницкий. Этот шаг представляется тем более удивительным, что он не мог не знать о волне большевистских репрессий. До возвращения из эмиграции Крушельницкий жил во Львове, а львовская газета «Дело» периодически публиковала материалы о судебных процессах, в том числе и о знаковом «Деле СВУ». И тем более он не мог не знать о том, что еще в 1921 году один из главных украинских чекистов Семен Дукельский в обвинительном заключении по «Делу УНР» объявил Антона Крушельницкого «врагом народа» и требовал заочно приговорить его к расстрелу.

Тем не менее в 1934 году Крушельницкий «по приглашению правительства УССР» переехал из Львова в Харьков, где уже через три месяца был арестован органами НКВД. По обвинениям, предъявленным ему, — «эмиссар зарубежного центра ОУН» и «один из руководителей… созданного в Украине центра ОУН, который ставил целью свержение советской власти в УССР и готовил террористические акты против представителей партии и правительства», в марте 1935 года Антон Крушельницкий был приговорен к десяти годам лишения свободы. Наказание отбывал в Беломорско-Балтийском лагере. Заключение заметно изменило взгляды Крушельницкого, и в феврале 1937 года он даже объявил голодовку, протестуя против “ненадлежащих жилищных условий”. По устранении недочетов, впрочем, голодовку прекратил.

Переезд Антона Крушельницкого в Советскую Украину закончился трагически не только для него самого. Вместе с ним вернулась вся его семья, жена Мария Степановна и пятеро детей: дочь Владимира — врач-дерматолог, сыновья: Иван (поэт и драматург), Богдан (экономист и педагог), Тарас (писатель и переводчик) и Остап (историк кино, журналист). Все пятеро детей Крушельницкого были расстреляны советскими репрессивными органами в 1934-1937 годах, жена умерла в больнице.

Всего во вторую волну были репрессированы двенадцать государственных деятелей УНР. Все они получили различные сроки заключения. Для троих репрессированных это был конец: один умер в заключении, а двое других погибли во время Второй мировой.

Телеграмма колхозников Чигиринщины в суд с требованием расстрелять обвиняемых по «Делу СВУ». 24 марта 1930.

Третья волна. Большой террор, 1937–1939

Самой кровавой из всех волн репрессий была третья, которая произошла в рамках Большого террора. Министры УНР снова оказались в фокусе политических преследований. Десять из одиннадцати не пережили тех лет. Восемь репрессированных министров были расстреляны, — как правило, по решению «троек». Еще двое умерли в заключении.

Одиннадцатый репрессированный, министр по еврейским делам УНР Пинхас Красный, был арестован в феврале 1938-го в Харькове как «член подпольной антисоветской сионистской террористической организации». Военный суд приговорил его к десяти годам лишения свободы. Вскоре Военная коллегия Верховного суда СССР приговор отменила, а дело постановила пересмотреть заново. Однако в 1939-м оно было приостановлено, поскольку Пинхас Красный, как оказалось, находился на лечении в Киевской психиатрической больнице. Сведений о дальнейшей его судьбе нет. Скорее всего, он был казнен нацистами в сентябре 1941-го в «Бабьем Яре» вместе с другими пациентами больницы.

Для всех репрессированных министров это был не первый арест, а для большинства — третий. Лишь трое, Пинхас Красный, Сергей Остапенко и Теофан Черкасский, к тому моменту оставались на воле. Все остальные находились в местах лишения свободы. Для восьми расстрелянных бывших государственных чиновников схема была типичной: повторный арест по обвинению в том, за что они уже были осуждены, потом приговор и расстрел.

Сергей Остапенко был арестован в третий раз в декабре 1937-го, обвинен в принадлежности к «Контрреволюционной националистической фашистской и шпионской организации УВО» и расстрелян в январе 1938 года.

В сентябре 1938-го был приговорен к расстрелу и в тот же день расстрелян в Киеве «один из руководителей антисоветской националистической террористической организации эсеров» Теофан Черкасский.

В Казахстане решением тройки в ноябре 1937 был вынесен смертный приговор «члену контрреволюционной фашистской организации» Василю Мазуренко, а в феврале 1938 года — «активному участнику националистической повстанческой группы» Дмытру Колиуху. Даты расстрелов до сих пор не установлены.

Рецидивисты-«контрреволюционеры» Всеволод Голубович и Павло Христюк умерли в России. Первый из них — отбывая наказание, в 1939-м в Ярославской тюрьме, второй — в 1941-м в одном из ИТЛ Хабаровского края.

Расстрелянная семья Крушельницких. Сидят (слева направо): Владимира, Тарас, Мария (мать), Лариса и Антон (отец). Стоят (слева направо): Остап, Галя (жена Ивана), Иван, Наталья (жена Богдана), Богдан. Начало 1930-х годов

Трое бывших министров — Антон Крушельницкий, Владимир Чеховской и Мыкола Любинский — были расстреляны в 1937 году в урочище Сандармох.

В результате третьей волны «красного террора» из одиннадцати вернувшихся и оставшихся в живых министров уцелел только Пинхас Красный. Однако в начале Великой Отечественной погиб и он.

Четвертая волна. Зачистка Центральной и Восточной Европы, 1945–1948 годы

Пятеро бывших министров УНР, которые остались в эмиграции, но не думали, что большевистская власть окажется настолько злопамятной, после войны были насильно возвращены в Советскую Украину и репрессированы. Судьбы их были решены в результате передела сфер влияния в Центральной и Восточной Европе. Они попали в зону досягаемости коммунистических спецслужб и стали фигурантами последней, четвертой волны репрессий против украинских министров.

Их выкрадывали, похищали и силой вывозили в СССР.

Такая участь постигла арестованного в 1945 году в Чехии Иосифа Беспалко (министр труда УНР), Валентина Садовского (секретарь судебных дел), Максима Славинского и Ивана Фещенка-Чопивского (министр промышленности и торговли), а в 1948 году — военного министра Александра Грекова.

Ивана Фещенко-Чопивского «как одного из злейших врагов советской власти» осудили в 1945-м на десять лет заключения в ИТЛ, где он и умер в 1952 году.

77-летний Максим Славинский, бывший министр труда Украинской державы, не дожил до оглашения приговора, скончавшись сразу по завершении следствия. В его деле хранится письмо начальника тюрьмы № 1 УНКВД по Киевской области, в котором говорится о невозможности доставить арестованного на судебное заседание «в связи со смертью».

Последним арестом-похищением стало задержание в Вене бывшего военного министра УНР, гражданина Австрии генерала Александра Грекова. В 1948 году 73-летнего Грекова похитили и в течение десяти дней допрашивали сотрудники советской контрразведки. Он был обвинен в том, что «входил в состав контрреволюционных “правительств”» и «руководил вооруженной борьбой против советской власти», и в 1949-м приговорен к 25 (!) годам исправительно-трудовых лагерей.

После смерти Сталина Александр Греков был освобожден в 1956-м и благодаря стараниям дочери и австрийского посольства вернулся в Вену.

Некоторые из репрессированных государственных деятелей были реабилитированы после 1956 года, с началом пересмотра дел политических репрессированных, но полноценный процесс реабилитации начался лишь в 1989 году и завершился уже в независимой Украине в 1994-м.


…Вспоминая сегодня о достижениях Украинской революции 1917-1921 годов, стоит также помнить цену поражения. Об этом напоминает и название книги, отсылающее к латинскому первоисточнику. «Горе переможеним» («Горе побежденным»), лат. vae victis, — по версии историка Тита Ливия, это слова галльского вождя Бренна, которые тот произнес в момент получения выкупа от осажденного галлами Рима. Выражение подразумевает, что условия всегда диктуют победители, а побеждённые должны быть готовы к любому трагическому повороту событий.

«Горе переможеным» («Горе побежденным»). Репрессированные министры украинской революции. Киев, 2019
С полным текстом документов, опубликованных в книге «Горе переможеним», можно ознакомиться здесь.
 
14 ноября 2019
Цена поражения
Как убивали министров первой Украинской республики.

Похожие материалы

7 июля 2009
7 июля 2009
С 30 июня по 8 июля 2009 года в Государственном архиве Российской Федерации проходит выставка «Идеология и практика украинского национализма. ОУН и УПА в 1939-1956 гг.: свидетельства документов». Организаторы называют выставку «историко-документальной». Историк и научный сотрудник «Мемориала» Никита Петров, побывавший на открытии, сомневается в её непредвзятости и современности. Скорее она типична для начала 1980-х годов.
19 февраля 2014
19 февраля 2014
Дискуссия об истории, историках и учебниках, организованная Полит.ua
4 февраля 2014
4 февраля 2014
Историк Виктор Шнирельман разбирает понятие «национализм» как идеологию, политически, культурно и социально объединяющую людей и связанную с разными формами межэтнических конфликтов

Последние материалы