Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
17 сентября 2019

Польский поход Красной армии в зеркале мировой прессы

Хроника реакций на советское вторжение
Экстренный выпуск Völkischer Beobachter — официального печатного органа НСДАП — с объявлением о советском вторжении в Польшу
80 лет назад Советский Союз вторгся на территорию Польши и вскоре захватил весь восток страны. Это произошло по согласию и при поддержке руководства нацистской Германии, которая двумя неделями ранее напала на Польшу с запада. Уже к концу сентября всякое сопротивление было подавлено, а Польша оказалась разделена между двумя государствами — к ужасу и шоку всего мирового сообщества. Представляем самый полный дайджест-путеводитель по публикациям о ходе конфликта в мировых СМИ. Из него можно узнать, насколько плотным было сотрудничество СССР и Германии, как советская пропаганда оправдывала действия армии, как войну воспринимали сами поляки и многое другое.

17 сентября 1939 года, в 6 часов утра по московскому времени, части Красной армии перешли границу Республики Польша. Это событие было встречено в мире неоднозначно. Сам Советский Союз обосновывал этот акт распадом польского государства и необходимостью взять под защиту белорусское и украинское население, в результате Гражданской войны оказавшееся в составе другой державы. Тем не менее по большей части мир узнал о свершившемся только на следующий день.

Так, центральный орган комиссариата обороны СССР — газета «Красная звезда» — в номере №213 (4363) от 17 сентября того же года ничего не сообщал о вторжении. Газета оптимистично писала о том, что начавшийся 5 сентября по всей стране «призыв в Красную армию и военно-морской флот проходит с огромным патриотическим подъёмом». В статье «2 дня призыва» указывалось: «За первые 2 дня через призывные комиссии прошли несколько тысяч человек, но не было ни одного неявившегося, ни одного опоздавшего». Особо выделялся в газете лозунг: «Дадим Красной Армии десятки тысяч медицинских сестёр».

Пока советская пресса воздерживалась от комментариев, немецкая уделила произошедшему большое внимание. Так, печатный орган НСДАП Völkischer Beobachter («Народный обозреватель») в экстренном выпуске поместил на первую страницу яркий красный заголовок: «Вступление советских войск в Восточную Польшу». Подзаголовки рассказывали подробности: «С целью обеспечения спокойствия и порядка в восточной части Польши — Польское государство больше не существует — Защита белорусского и украинского меньшинств (Москва, 17 сентября)». Статья подробно описывала, что произошло и какую позицию СССР имеет по этому поводу:

«В ночь с субботы на воскресенье польскому послу в Москве Гжибовскому была вручена нота советской власти, в которой указывалось: советская власть считает себя обязанной, с целью охраны своих собственных интересов и защиты белорусского и украинского меньшинств в Восточной Польше, отдать приказ своим войскам в воскресенье, в 6 утра по московскому времени (4 утра по центральноевропейскому времени), перейти советско-польскую границу.

Наступление советской армии развивается одновременно, от Полоцка на севере до Каменца-Подольского на юге. В то же время наступление советской армии в Восточной Польше развивается при полном соблюдении нейтралитета Советской России в нынешнем конфликте. К этому времени польское государство по сути больше не существует, поэтому, по мнению советской власти, все ранее заключённые договоры теряют силу.

Советская нота в дальнейшем была доведена до сведения всех аккредитованных в Москве иностранных миссий; затем её распространят пресса и радио.

Вместе с тем советская власть действует из стремления восстановить в восточной части Польши спокойствие и порядок, которые в момент разложения прежнего польского государственного устройства и бегства правительства больше нельзя гарантировать, и обеспечить естественную защиту украинского и белорусского населения Восточной Польши».

Таким образом, печатный орган НСДАП сообщил официальную позицию СССР еще до того, как это сделали советские дипломаты.

Сопоставимыми по оперативности оказались американцы. Вечерний выпуск американского ежедневника The New York Times («Время Нью-Йорка») тоже сообщил об операции в первый же день, вынеся заголовком передовицы: «Советские войска вступили в Польшу в 11 ночи». Причем NYT тоже ссылалась на «официальное заявление, сделанное Берлине».

The New York Times от 17 сентября 1939 года
The New York Times от 17 сентября 1939 года

18 сентября. «Польское государство и его правительство фактически перестало существовать»

На следующий день, 18 сентября, в газете «Красная Звезда» была напечатана «речь по радио председателя Совета народных комиссаров СССР тов. В. М. Молотова». В своей речи он подчёркивал, что война показала «внутреннюю несостоятельность и явную недееспособность польского государства». Молотов указывал на возникшие на польской территории проблемы: «Население Польши брошено его незадачливыми руководителями на произвол судьбы. Польское государство и его правительство фактически перестало существовать. В силу такого положения заключённые между Советским Союзом и Польшей договора прекратили своё действие… Польша стала удобным полем для всяких случайностей и неожиданностей, могущих создать угрозу для СССР». Из этого следовал вывод: «Советское правительство считает своей священной обязанностью подать руку помощи своим братьям-украинцам и братьям-белорусам, населяющим Польшу». Подводя итог, Молотов заявил: «Наша задача теперь… честно и самоотверженно трудиться на своём посту и тем оказать помощь Красной армии».

С этого дня газета приступила к публикации оперативных сводок Генштаба РККА:

«Отбрасывая слабые передовые части и резервы польской армии, наши войска к вечеру 17 сентября достигли:

На севере — в Западной Белоруссии — м. Глубокое, ст. Парафианово, овладели железнодорожным узлом Молодечно и м. Воложин.

На барановичском направлении частями Красной армии форсирована река Неман и заняты м. Корелицы, м. Мир, Полонечка, железнодорожный узел Барановичи и Снов.

На юге — в Западной Украине — наши войска заняли: города Ровно, Дубно, Збараж, Тарнополь, Каломыя.

Наша авиация сбила: 7 польских истребителей и вынудила к посадке 3 тяжёлых бомбардировщика, экипажи которых задержаны».

Также указывалось на отношение жителей к советским войскам:

«Население встречает повсеместно части Красной армии с ликованием».

Neue Augsburger Zeitung («Новая аугсбургская газета») 18 сентября повторяла информацию Völkischer Beobachter («Народный обозреватель») и «Красной звезды», добавив к ней подробностей. Первый заголовок на первой странице был посвящён вступлению Красной армии в Польшу. Три других заголовка звучали так: «Советская нота иностранным правительствам», «Русские в Ковно, Тарнополе и Коломые», «Польское правительство бежало в Румынию».

Neue Augsburger Zeitung от 18 сентября 1939 года
Neue Augsburger Zeitung от 18 сентября 1939 года

Польская газета «Ilustrowany Kurier Codzienny» («Ежедневный иллюстрированный курьер») в своём номере от того же дня сухо передавала в переводе речь Молотова по радио. Объяснялось это тем, что она издавалась в Кракове, который еще 6 сентября заняли немцы, а потому не могла транслировать официальную позицию правительства.

Пресса Великобритании с самого начала конфликта критически относилась к действиям Советского Союза. Так, известный лондонский ежедневник The Times («Время») писал, что «Молотов оправдывает действия СССР». Более того, в нем была статья с нелицеприятным названием «Русский план Польши. Раздел с Германией», в которой утверждалось: «…советское правительство планирует оставить Силезию, Данциг и коридор немцам, вернуть Западную Украину и создать польское буферное государство между СССР и Германией». Тем не менее в материале также содержались слова о том, что «население повсюду встречает Красную армию» достаточно положительно.

Газета «Daily Express» («Ежедневный курьер») также осуждала действия советского государства: «Советская армия наступает, но “мы нейтральны”». Она давала чёткую оценку своей точке зрения, иллюстрируя её фактами: «Пока московская печать публикует необоснованные утверждения о “подавлении” русских меньшинств в Польше, Красная армия, долго стягивавшая силы на польской границе, выступила вчера, в 4 часа утра (британское летнее время)…». В то же время подчёркивалось, что «по всей границе польские войска оказывают сопротивление».

Таблоид Daily Sketch («Ежедневные заметки»), выходивший в Манчестере, делал особый акцент на прошествии 24 дней с подписания пакта Молотова — Риббентропа. Подчёркивалось, что «вчера ночью русская и немецкая армии двинулись навстречу друг другу» по почти 1300-км фронту. Остальные новости на эту тему были перепечатаны.

Лондонский таблоид «Daily Mirror» («Зеркало дня») приводил дополнительную информацию: «Из Риги поступают сведения, что русские продвинулись на 50 км вглубь Польши. Сегодня они надеются встретиться с немцами у Брест-Литовска и Лемберга (Львова)». В то же время речь шла и о реакции скандинавских стран, нейтралитет которых Советский Союз обещал уважать: «Положение этих государств, уже осложнённое британской и немецкой морской блокадой, оказалось затруднительным в связи с нападением России на Польшу».

Впрочем, нельзя сказать, что реакция была однозначной даже внутри Британии. Так, газета Western Evening Herald («Вечерний вестник Запада»), выходившая в городе Плимуте, в тот же день писала, что цель Германии и СССР«восстановление мира».

Американский ежедневник The Times-Picayune («Время-Пятицентовик»), выходящий в Новом Орлеане, 18 сентября эмоционально сообщал, что «Польша сотрясается от советского вторжения». В то же время он приводил официальную позицию своего государства: «Соединённые Штаты воздерживаются от высказывания своего мнения о русском вторжении. Государственный департамент ждёт дальнейших событий, прежде чем принимать решение». Стенограмма речи Молотова в переводе на английский сопровождалась громким заголовком: «Молотов говорит, что красные действуют, пока Польша разваливается».

19 сентября. «Они со слезами радости бросаются в объятия»

Тем временем, советская пропаганда не сидела сложа руки. 19 сентября в печатном органе ВКП(б) «Правда» вышла статья советского партийного деятеля Е. М. Ярославского под названием «Кому мы идём на помощь». Автор пытался обосновать необходимость вступления на территорию Польши. Так, Ярославский, говоря о достойном уровне жизни в западных областях страны, указывал, что «Западная Украина и Западная Белоруссия… в буквальном смысле слова — внутренняя колония польского финансового капитала, польского империализма». Он подчёркивал, что крестьяне недовольны политикой «насильственного ополячения, надругательства над национальной культурой этих народов, насильственной ликвидации культурных учреждений этих народов», проводимой помещиками. В то же время идёт речь и о том, что «некоторые крестьяне приходят к выводам, что “так дальше продолжаться не может”, что “со временем должен настать справедливый общественный строй, тогда будет уничтожена всякая эксплуатация”». Из-за рубежа до такого крестьянина «доносятся радостные песни вольного коллективного труда. Он видит, как там, на лучших землях, на безграничных просторах, идёт радостный труд, работают стальные машины, тракторы, комбайны…. И он с надеждой, с мольбой обращает свои взоры на восток, к своим братьям, украинцам и белорусам СССР». Подводя итог сказанному, Ярославский, не жалея эпитетов, рассказывает об отношении населения восточных областей Польши к наступающим советским войскам: «Везде, где появляются наши части… наши братья… с исключительным восторгом встречают доблестную Красную армию. Они со слезами радости бросаются в объятия… предлагают яблоки, молоко. Радость так велика, что каждый крестьянин готов отдать последнюю кружку молока, поделиться последним куском хлеба… Во многих местах население ещё только с приближением советских войск срывает польские флаги и вывески правительственных учреждений, вывешивая на улицах красные полотнища».

Немецкая пресса в эти дни — с 19 по 22 сентября — по большей освещала боевые действия вермахта на западе Польши.

В тот же день на ввод советских войск отреагировал польский ежедневник Kurier Warszawski («Варшавский курьер»), продолжавший выходить в осаждённой Варшаве. Он выпустил статью «Нарушение восточной границы». Её подзаголовок гласил: «Под видом защиты населения Советский Союз нарушает пакт о ненападении». Автор статьи критиковал советскую прессу, называя её комментарии по поводу ситуации «более чем уклончивыми». Он говорил о том, что украинцы и белорусы — «порядочные и надёжные польские граждане». По его словам, ни они, «ни Польша не просили о защите и не хотят этой вынужденной защиты… польское правительство категорически протестует». В то же время автор размышлял о возможных последствиях, подчёркивая, что если поляки сочтут действия Советского Союза агрессией, то он столкнется с англо-польским союзом, а это будет означать вступление в войну против Англии. Он выражал сомнение в том, что «Кремлю будет легко принять такую перспективу. Твёрдая позиция Англии в этом плане не вызывает сомнений». Критикуя советский тезис о том, что польского государства и правительства больше не существует, автор возражал: «Правительство существует! И оно в Польше!». О ситуации на поле боевых действий, он писал: «Армия не только существует, но и наносит всё больше ударов и контратакует!». К сожалению, его слова не соответствовали действительности, так как большая часть территории Польши уже была в руках немцев и русских — очаги сопротивления оставались лишь в Варшаве и еще нескольких городах.

Kurier Warszawski от 19 сентября 1939
Kurier Warszawski от 19 сентября 1939

В этот день многие польские газеты написали, что советские войска перешли границу. Некоторые сообщали и дополнительные сведения. Так, Dobry Wieczór! Kurjer Czerwony («Добрый вечер! Красный курьер») писал, что немецкие лётчики совершили налёт на приграничные земли, в результате чего произошло «несколько столкновений» с советскими самолётами.

Манчестерский таблоид Daily Sketch («Ежедневные заметки») 19 сентября на первой странице поместил громкий заголовок «Советские войска встречают немецкие». Статья сообщала: «Советские и немецкие войска встретились в Брест-Литовске. Офицеры обменялись приветствиями. Об этом идёт речь в официальном донесении Москвы, полученном немецким информационным агентством вчера ночью».. Затем в газете приводился текст официального советско-немецкого коммюнике. В нем указывалось, что «правительство СССР и правительство Германии заявляют, что действия… войск не преследуют какой-либо цели, идущей вразрез интересов Германии или Советского Союза». Также в коммюнике подчёркивалось, что эти действия не противоречат «духу и букве пакта о ненападении».

20 сентября. «Гитлер — инструмент коммунизма»

В советской печати текст коммюнике появился лишь на следующий день, 20 сентября. Его опубликовал орган ЦИК СССР и ВЦИК «Известия».

Коммюнике перепечатала и газета «Красная Звезда». Дополнительно она приводила сводки Генерального штаба за 2 предыдущих дня. Так, к концу 18 сентября «передовые колонны Красной армии приближаются к гор. Львову и Вильно». 19 же числа части Красной армии продолжали теснить польские войска и к концу дня заняли: «На севере — в Западной Белоруссии после двухчасового боя — гор. Вильно» и иные более мелкие населённые пункты; «На юге — в Западной Украине», помимо прочего, «кавалерийские и танковые части вступили в северо-восточную и южную окраины гор. Львова». В то же время в газете с ссылкой на оперативную сводку немецкой армии сообщалось, что «германская авиация в течение всего дня 18 сентября производила лишь отдельные налёты. Дальнейшее применение авиации на польском фронте не является больше необходимым».

В тот же день, 20 сентября, польский ежедневник Polska Zbrojna («Вооружённая Польша»), выходящий по сей день в Варшаве, сообщил о протесте европейских и американских политиков против ввода советских войск в Польшу и привел текст заявления одной из наиболее влиятельных партий Великобритании — Лейбористской. В частности, газета сообщала, что «Лейбористская партия направила по радио… обращение к руководителям советского государства». После чего цитировала: «Если вы немедленно не прекратите продвижение в глубь Польши, мы будем относиться к вам так же, как к Гитлеру». Помимо британских лейбористских политиков Артура Гринвуда (1880 — 1954) и Хью Дальтона (1887 — 1962), протест подписали влиятельный французский социалист Леон Блюм (1872 — 1950), генеральный секретарь французской Всеобщей федерации труда Леон Жуо (1879 — 1954), «от имени рабочих Америки — Белл».

Газета Express Poranny («Утренний курьер»), выходившая ежедневно, выпустила заметку с громким заголовком «Гитлер — инструмент коммунизма». В ней говорилось: «Комментируя ход войны, московское радио заявляет, что Гитлер — это инструмент, который Сталин использовал для разжигания коммунистической революции во всём мире».

Лондонский таблоид Daily Mail («Ежедневная почта») трактовал позицию обоих государств так: «Германия и Россия гарантируют: Польши никогда больше не будет».

21 Сентября. «Бои близятся к концу, поляки повсеместно сдаются»

21 сентября печатный орган ВКП(б) «Правда», подводя итоги последним дням боёв, писал: «За 4 дня взято в плен свыше 60 тысяч польских солдат и офицеров, захвачено 280 орудий, 120 самолётов». Газета «Красная Звезда» уточняла: «Учёт захваченных трофеев продолжается».

В том же номере приводилась оперативная сводка верховного командования немецкой армии от 20 сентября, которая гласила: «Бои в центре Польши… близятся к концу… Ко вчерашнему вечеру число пленных польских солдат достигло 105 тысяч человек». В ней содержалась и оптимистичная оценка исхода операции: «В ближайшее время следует ожидать окончания военных действий, так как поляки, поняв, что нет смысла далее сопротивляться, повсеместно сдаются».

В статье «Развал польской армии» с ссылкой на европейскую прессу описывалось «бегство польских войск и части польского населения». Уточнялось, что «большое количество польских беженцев переходит польско-венгерскую границу. В Венгрии также ожидается прибытие польских войск. Венгерское правительство предприняло меры для их разоружения». Такая же ситуация наблюдалась и на других границах Польши. Так, «Красная звезда» со ссылкой на корреспондента ТАСС в Риге писала: «…латвийско-польскую границу перешло около 500 польских беженцев, ищущих убежища. Среди беженцев находятся также военные, которые разоружены и интернированы… Латвийскую границу перелетели 83 польских самолёта, преимущественно учебные… Экипажи самолётов интернированы». С ссылкой на литовский проправительственный ежедневник Lietuvos aidas («Эхо Литвы») газета сообщала: «…в Литве интернировано несколько десятков тысяч польских солдат. Вместе с военными в Литву бежало также и гражданское население, главным образом польская аристократия и крупное чиновничество». Приводилась и оценка того, насколько эффективно действуют немцы: «Прекрасно механизированная немецкая армия сломила сопротивление польской армии». В результате «…в первые дни войны… 3-тысячный отряд польской кавалерии получил приказ идти в атаку на германские танки в районе Катовиц. Из этой атаки вернулась только одна сотня кавалеристов».

В тот же день варшавская газета Wieczór Warszawski («Варшавский вечер») сообщала, что в ночь на 21 сентября при обстреле немецкими «гранатами и шрапнелью улиц Познаньской и Полевой… были повреждены 12 домов, в том числе советское посольство».

22–23 сентября. «полностью дополняют друг друга, несмотря на идеологические различия»

На следующий день эту информацию подтвердил ежедневник Polska Zbrojna («Вооружённая Польша»). Он уточнял, что в посольство СССР попало 8 гранат. Они «пробили крышу и вызвали пожар. 70 сотрудников посольства вынесли важные документы с верхних этажей и укрылись на первом этаже и — благодаря помощи польского комиссариата полиции — в убежищах. Разрушения в соседних домах свидетельствуют о том, что обстрел был нацелен на эту зону. В своём ежедневном радиообмене с Москвой представитель советского посольства выразил большое возмущение по поводу этого происшествия».

Газета «Ilustrowany Kurier Codzienny» («Ежедневный иллюстрированный курьер») сообщала, что «большая часть Западной Украины занята» Красной армией. Также она приводила новости из советской печати.

«Красная Звезда» сообщила о занятии города Пинска «в 19 часов» предыдущего дня. В статье под названием «Экономическая и культурная отсталость Польши» партийный работник Э. В. Радецкий делал следующий вывод: «Трудящиеся массы Польши, особенно угнетённые и вконец задавленные украинский и белорусский народы, не хотели и не могли быть прочной опорой польского государства и правительства».

В оперативной сводке верховного командования немецкой армии шла речь о новых трофеях и сдаче в плен многих польских военнослужащих. В конце автор делал оговорку: «Польские войска в настоящее время оказывают ещё сопротивление в Варшаве, в Модлине, юго-восточнее от Варшавы, у Гуры-Кальварии, и на полуострове Хель».

Dobry Wieczór! Kurier Czerwony («Добрый вечер! Красный курьер») с ссылкой на швейцарскую газету «National-Zeitung», выходившую в городе Базеле, писал, что имперское министерство иностранных дел не реагировало на стремление журналистов узнать, где будет установлена демаркационная линия между немецкими и советскими войсками. Одновременно указывалось, что 21 сентября нарком обороны СССР К. Е. Ворошилов принял четырех немецких делегатов, с которыми обсудил вопрос установления советско-немецкой границы в Польше. Газета писала, что 22 числа они «отправляются самолётом в Берлин».

Краковский Ilustrowany Kurier Codzienny («Ежедневный иллюстрированный курьер») перепечатывал сводки советских газет. Также с ссылкой на крупную статью в сербском проправительственном ежедневнике «Время» он писал, что «нынешние совместные действия» Германии и СССР «являются лишь естественным следствием общих интересов». Делая акцент на именно на совместных действиях, автор подчёркивал, что «Германия и Советская Россия… представляют собой непреодолимую силу, поскольку полностью дополняют друг друга, несмотря на идеологические различия».

23 сентября «Красная Звезда» сообщила, что накануне были взяты Белосток и Брест-Литовск. «В районе Львова сдались 6 польских пехотных дивизий и 2 отдельных стрелковых полка… за 5 дней взято в плен 120 тысяч польских солдат и офицеров, захвачено 380 орудий и 1400 пулемётов».

В тот же день варшавская газета Wieczór Warszawski («Варшавский вечер») выпустила статью с ярким заголовком «Существует ли советско-немецкая демаркационная линия? Занятие новых земель советской армией». Тут надо сделать небольшое отступление. Дело в том, что до 17 числа немецкая армия активно наступала. Поляки, как и сторонние наблюдатели, полагали, что они должны остановиться на некоей демаркационной линии, заранее оговоренной с советским руководством. Однако где именно проходила эта линия, никто не знал: она была обозначена в секретном протоколе к пакту Молотова-Риббентроппа. Но это не мешало журналистам делать предположения, где линия проходит. Этой статьей автор, очевидно, пытался по мере сил вбить клин между Советами и Третьим рейхом. В ней идёт речь о том, что «советская армия двинулась гораздо дальше “демаркационной линии”». Одновременно автор, ссылаясь на сообщения французских корреспондентов из Швеции, сделал предположение, что «этой демаркационной линии вообще не существует». Развивая мысль, он представил свою трактовку действий СССР, кажущихся ему нелогичными: «…советская армия захватила Вильно, что совершенно противоречит устремлениям немцев», ведь «…немцы намеревались отдать Вильно Литве и таким образом обеспечить себе доминирующее положение в литовском государстве». По мнению автора, «Берлин был заинтересован в том, чтобы немецкие войска стояли на польско-румынской границе, а эта граница была занята советской армией. Германия стремилась овладеть нефтяными районами в Восточной Малопольше. И в этих районах советская армия. Польско-венгерская граница была занята ​​русскими также против воли Германии. В общем, следует констатировать, что русские оттеснили немцев от границ Румынии и Венгрии, тем самым нанеся урон жизненно важным интересам Германии»В конце концов, автор сделал вывод о недальновидности Гитлера: он «заключил сделку с Россией во что бы то ни стало…. …эта цена намного выше, чем он предполагал». Он «освободил силы, на которые не могут повлиять ни он, ни немецкий народ». «Ось Берлин — Москва действительно начинает распадаться». Автор не знал, что еще 20 сентября Гитлер отдал армии приказ отойти назад к демаркационной линии,в полном соответствии с протоколом. Этим он выполнил свои обязательства перед Сталиным, передав в руки Красной армии часть польских территорий к востоку от линии, которые вермахт уже успел захватить.

Лондонский ежедневник «News Chronicle» («Хроника новостей»), тоже будучи дезинформированным относительно действительных действий Гитлера, писал, что «Россия получает две трети Польши. Новая граница проходит по территории Варшавы». Стремясь подтвердить свои слова, он приводил в качестве доказательства текст германо-советского коммюнике от 22 сентября об определении границы. В то же время на первой странице газеты была напечатана карта разделённой Польши, под которой написано: «на территории Польши, занятой немцами, расположены крупные промышленные и текстильные районы… и единственный польский порт — Гдыня. В руках русских находятся нефтяные месторождения… и крупные сельскохозяйственные и лесные районы».

24–30 сентября. «Германия и СССР стали на путь дружественных отношений»

24 сентября газета «Красная Звезда» сообщила: «вчера доблестные части Красной армии начали движение к демаркационной линии, установленной правительствами СССР и Германии… По дополнительным сведениям, 22 сентября захвачено в плен свыше 8 тысяч польских солдат и офицеров, 2 тысячи лошадей и несколько эшелонов с военным имуществом».

Польские газеты публиковали политические слухи о том, что Ворошилов едет в Берлин, а имперский министр Я. Шахт (1877 — 1970) — в Москву.

Nürnberger Zeitung («Нюрнбергская газета») повторяла слова об установлении демаркационной линии, а также публиковала советские военные сводки. О завершении боевых действий сообщала статья с заголовком «Наша победа на востоке».

«Красная Звезда» от 25 сентября уточняла, что Красная армия продолжала «выдвижение к демаркационной линии. Вчера» она находилась в «40 км северо-западнее Брест-Литовска и в 20 км северо-западнее Львова». Вновь подчеркивались успехи: «…к юго-востоку от крепости Брест-Литовск, части Красной армии разоружили и взяли в плен свыше 10 тысяч солдат и офицеров».

Вместе с тем в газете приводилась вырезка из фронтовой газеты «Красная армия» от 22 сентября 1939 года, посвящённая рассказам «пленных польских солдат» о «ненавистном панском гнёте».

В статье «Германское командование об итогах войны в Польше» приводилось и мнение немецкой стороны об исходе польской кампании: «Польские солдаты во многих случаях сражались храбро. Они были разбиты из-за беспомощности их руководителей и плохой организации польской армии».

Номер «Красной Звезды» от 26 сентября рассказывал о дальнейшем продвижении советской армии к демаркационной линии и «операциях по очищению» Западной Украины и Западной Белоруссии «от остатков польских войск».

Soldaten-Zeitung der Schlesischen Armee («Солдатская газета силезской армии»), выпускавшаяся в польском городе Лодзи (занят вермахтом еще 9 сентября), писала о совместном параде вермахта и РККА в Брест-Литовске и о взятии русскими 10 тысяч пленных.

27 сентября «Красная Звезда» поместила очередную сводку с фронта, в которой речь шла о взятии в плен ещё до 36,5 тысяч поляков и получении трофея — тысячи лошадей. Также сообщалось об обмене грамотами о ратификации договора о ненападении, состоявшемся в министерстве иностранных дел Германии.

Soldaten-Zeitung der Schlesischen Armee («Солдатская газета силезской армии») выпустила заметку под названием «Риббентроп едет в Москву».

28 сентября краковский Ilustrowany Kurier Codzienny («Ежедневный иллюстрированный курьер») повторил эту информацию, добавив, что «Варшава сдаётся».

Ilustrowany Kurier Codzienny от 28 сентября 1939
Ilustrowany Kurier Codzienny от 28 сентября 1939

29 сентября «Красная Звезда» написала о том, что переговоры между Риббентропом и Молотовым состоялись. Они «закончились подписанием германо-советского договора о дружбе и границе». Оба министра выступили с совместным заявлением, что подписание договора создало «прочный фундамент для длительного мира в Восточной Европе».

«Красная звезда» от 29 сентября 1939 года
«Красная звезда» от 29 сентября 1939 года

Soldaten-Zeitung der Schlesischen Armee («Солдатская газета силезской армии») в этот день повторяла информацию советских газет о завершении переговоров и добавляла, что «русские продолжают продвигаться вперёд».

Американский ежедневник «Cleveland Plain Dealer» («Кливлендские откровения») поместил на первой странице броский заголовок: «Пакт Советского Союза и Германии положил конец Польше».

30 сентября газета «Красная Звезда» напечатала сообщение Völkischer Beobachter («Народный обозреватель») от 29 сентября о том, что «Германия и СССР стали на путь дружественных отношений. Прежние напряжённые отношения… наносили тяжёлый экономический ущерб обеим странам». По мнению немцев, «нынешнее германо-советское сотрудничество» знаменует собой «радикальный поворот».

«Красная звезда» от 30 сентября 1939 года
«Красная звезда» от 30 сентября 1939 года

27 и 29 октября во Львове и Белостоке были приняты декларации о вхождении Западной Украины и Западной Белоруссии в состав Украинской и Белорусской СССР. На внеочередной 5-й сессии Верховного Совета СССР, состоявшейся 31 октября — 2 ноября того же года в Москве, были приняты соответствующие законы. Таким образом, на присоединённые территории распространялось действие конституции СССР 1936 года, конституций Украины и Белоруссии 1937 года, а также остальных законов государства и республик.

В 1943 году, уже в ходе Великой Отечественной войны, на Тегеранской конференции было решено, что большая часть присоединённых к Советскому Союзу в 1939 году территорий останется в его составе, и лишь некоторые населённые пункты будут возвращены новому польскому государству. В 1945 году так и случилось.

17 сентября 2019
Польский поход Красной армии в зеркале мировой прессы
Хроника реакций на советское вторжение

Похожие материалы

6 июля 2016
6 июля 2016
Немцы не задерживали беглецов, но дубинками и прикладами давали им на дорогу последний показательный урок своей философии «расового мифа»; по ту сторону демаркационной линии в длинных тулупах, буденовских остроконечных шлемах и со штыками наголо стояли стражники «классового мифа», приветствуя скитальцев, бегущих на землю обетованную, спущенными с поводка овчарками или огнем ручных пулеметов.
17 ноября 2010
17 ноября 2010
Об интересном и спорном проекте – Музее Варшавского восстания – рассказывает его научный сотрудник
3 сентября 2015
3 сентября 2015
Какие меры по расставанию с коммунистическим прошлым были приняты в странах Центральной и Восточной Европы? В чём заключались принципиальные отличия в политике разных постсоветских государств? Политолог Евгения Лёзина представляет краткий исторический и правоприменительный обзор.
28 ноября 2013
28 ноября 2013
Тема, о которой я поведу речь, представляет собой феномен кризиса современности, порожденный материалистическим, более того – «экономизированным» образом мышления 19-го столетия. Индивидуум уже перестал считаться a priori частью рода человеческого, нет, его стали оценивать в зависимости от возможности его конкретного использования в определенных целях...

Последние материалы