Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
2 мая 2009

Антисемитизм в советскую эпоху

Историк Ирина Щербакова говорит о трансформации антисемитизма в советскую и постсоветскую эпоху.

Вузы, наука

Весь советский период одним из главных идеологических постулатов был постулат о дружбе народов и равенстве всех наций. Нет необходимости напоминать о том, как это, по крайней мере, с начала тридцатых годов, осуществлялось в реальной сталинской политике: в частности, под маской борьбы с национализмом подверглись репрессиям представители интеллигенции в национальных республиках. Дальнейший путь – это крупномасштабные национальные операции в период Большого террора (1937-38), когда жертвами политических репрессий стали десятки тысяч поляков и немцев, проживавших в СССР. За этим последовали депортации целых народов в период Отечественной войны.

 

Что же касается положения евреев в СССР и проявлений антисемитизма, прежде всего, следует отметить, что антисемитские настроения, хотя всякие ограничения для евреев после Октября 1917-го были ликвидированы, на бытовом уровне практически никогда не исчезали. А с середины 30-х годов, после идеологического поворота от идеи мировой революции к идее создания советской империи, антисемитизм выражался в инициируемой Сталиным постепенной замене и вытеснению еврейских кадров из наиболее важных государственных и партийных структур.

 

Эти тенденции, усилившиеся во время Второй мировой войны, стали со второй половины 40-х годов до смерти Сталина (1953) в форме борьбы с космополитизмом вплоть до знаменитого «дела врачей» элементом советской государственной политики. Это привело, по сути, к вытеснению преподавателей и профессоров еврейского происхождения из всех крупных советских университетов и других высших учебных заведений, к введению негласной процентной нормы для студентов, к ограничениям в приёме на работу и в аспирантуру в академические институты.

 

В сильной степени эта кадровая политика продолжалась и после смерти Сталина и закончилась лишь с началом перестройки.

 

Такого рода антисемитская политика привела не только к эмиграции многих ученых, но и стагнации, прежде всего, в сфере гуманитарных наук, препятствовала созданию научных школ, привела к падению научного уровня во многих университетах. Наглядный пример – ситуация на филологическом факультете Московского Государственного университета, когда и после антисемитской кампании 1949-50 гг. и фактического разгрома научных кадров такая политика продолжалась. В результате, это сказалось и в дальнейшем на подборе научных кадров, и до сих пор оказывает влияние на уровень и характер преподавания на многих гуманитарных кафедрах. (Яркий пример того, что представляли собой кадры, сделавшие научную карьеру в результате такой политики, это скандал, разыгравшийся в 2007 году на социологическом факультете МГУ, где группа студентов выступила против декана Добренькова, пытавшегося насаждать на факультете агрессивное православие праворадикального толка и ксенофобию. На факультете активно распространялись брошюры антисемитского характера и были вынуждены уволиться более десятка преподавателей).

 

Изменения в период перестройки

 

С начала перестройки антисемитизм перестал быть элементом государственной политики. Началось возрождение еврейского образования, создание кафедр иудаики, еврейских школ. Были созданы просветительские научные и общественные центры, опубликовано большое количество книг, посвящённых истории евреев, Холокосту и другим темам, прежде не имевшим доступа в советскую печать…

 

Однако одновременно с вырвавшимися на поверхность в результате политических и социальных потрясений ксенофобских и ультранационалистических настроений активизировались и идеологи, выражавшие и облекавшие эти настроения в соответствующие формулировки и концепции. Антисемитизм стал одной из важных составляющих этих конструкций.

 

Ещё в советскую эпоху были заложены основы новой крайне-правой линии, которую создавали национально-ориентированные интеллектуалы, группировавшиеся вокруг целого ряда журналов и газет, имевших в то время фактически миллионную читательскую аудиторию.

 

Эти идеи и концепции стали основой для многочисленных, возникших в 90-е годы праворадикальных и националистических групп и организаций, вылились на улицу в виде разного рода лозунгов. Возник целый сегмент такого рода печати. За последние 15 лет в России изданы сотни книг, журналов и газет антисемитского толка, интернет переполнен антисемитскими сайтами. (Совершенно свободно можно приобрести и печально известную фальшивку «Протоколы сионских мудрецов, и «Майн камф», труды так называемых отрицателей холокоста и многие другие одиозные публикации).

Новые и старые мифы

Крушение советской империи и глубокий идеологический кризис вызвал у определённой части российских интеллектуалов ощущение катастрофы, сопровождавшееся чувством ностальгии и поисками виновников.

Возникшие в начале 90-х апология царской империи, культ царской семьи также явились в своем роде питательной средой для возрождения антисемитских настроений. В связи с этим появилось большое число публикаций о роли евреев в крушении монархии и организации октябрьской революции в которых говорилось о мировом еврейском и масонском заговоре против русского народа.

 

Проводниками подобных настроений стали и некоторые бывшие диссиденты (например, И. Шифаревич, антисемитские публикации которого в 90-е годы вызвали бурные отклики), к сожалению, и А. Солженицын, создавший двухтомник под названием «Двести лет вместе» (2001).

 

Своим именем писатель, так или иначе, открыл антисемитизму «доступ в салоны». В этой книге, посвящённой истории евреев в России, воспроизводится, хотя и в более мягкой, и как бы объективистской форме фактически всё меню, используемое в антисемитской пропаганде.

 

Разного рода публикации в этом духе можно встретить в десятках публикаций не только маргинальных ультраправых СМИ и глянцевой квазиисторической литературы. Они появляются и на страницах некоторых «толстых» журналов, и в университетских изданиях.

 

Главный набор аргументов такого рода литературы вычленяется очень легко:

 

1. Евреи – это прямые виновники Октябрьского переворота и крушения монархии. Они внешний и внутренний враг, организаторы мирового жидомассонского заговора и «пятая колонна». В антисемитской литературе в качестве аргументов обычно приводятся цифры, которые должны показать, какое количество евреев участвовало в революции.

 

2. Евреи – прямые организаторы сталинских репрессий, виновники коллективизации и так называемого «геноцида» русского народа.

 

3. Как правило, Сталин в этих публикациях выступает как защитник интересов русского народа, как тот, кто отказался от космополитизма и поставил страну на рельсы русского патриотизма, способствовал формированию национального чувства.

 

Вот характерный пример такого рода рассуждений, одного из наиболее одиозных историков антисемитского толка, оправдывающих сталинскую политику, взятый из статьи, опубликованной в «Вестнике Московского университета»:

 

«Политика чисток явно определялась стремлением сгладить диспропорции в представленности советских национальностей в руководстве наиболее ответственных ведомств… По показателям образованности и представленности в партийном и государственном аппарате в сфере науки и искусства в 30-е годы с большим отрывом лидировала еврейская национальность. С переменой отношения к национальным меньшинствам и великим возможностям русского народа такое неравенство стало восприниматься, как ненормальное положение… Это не могло не восприниматься определенными кругами в СССР и за рубежом как проявление политики государственного антисемитизма. Корректнее на наш взгляд считать, что это была реакция огромной славянской страны на интернационалистические, космополитические эксперименты 20-30-х годов»[1].

4. Одной из форм проявления антисемитских настроений является стремление всячески умалить значение Холокоста. (Полностью отрицать его в академическом дискурсе всё-таки невозможно). С этой целью ведётся лживая игра с цифрами.

 

Разумеется, разыгрывается и излюбленная в антисемитском дискурсе тема «спекуляции на Холокосте». Например, о знаменитом тосте Сталина на приёме в Кремле 24 мая 1945 года в честь победы «За здоровье русского народа», вызвавшем чувство обиды у представителей других народов СССР, говорится:

 

«… сталинское выступление явно расходилось с националистическими намерениями всемерно культивировать представления о евреях как о народе, больше других пострадавшем от гитлеровского геноцида… позже некоторые представители этого народа стали рассматривать трагедию военных лет, как вексель, подлежащий вечному погашению всем остальными человечеством»[2].

5. В том же русле происходит и оправдание антисемитской политики Сталина в период Холодной войны:

 

Однако эти издержки точно так же, как и послевоенные репрессии в отношении «Еврейского антифашистского комитета»… по своим масштабам и отрицательным последствиям не шли ни в какое сравнение с издержками и репрессиями руссофобского и национал-нигилистического плана, характерными для первых десятилетий после октября 1917 года… Послевоенная кампания против «космополитов» была вдохновлена отнюдь не мифическим «сталинским антисемитизмом». Она была направлена не только против известной доктрины А. Даллеса… но и против разрабатываемого в США «Гарвардского проекта, также нацеленного на разрушение советского патриотизма и замену его «общечеловеческими ценностями»[3].

Новый национализм

С конца 90-х годов власть всё настойчивее внедряет в сознание людей необходимость создания некоей национальной идеи, на основе которой должны быть достигнуты национальный консенсус и единение народа. При этом происходит явный отказ от идеи демократии, прав человека и общечеловеческих ценностей. Постепенно, с помощью идеологов праворадикального толка, эта национальная идея всё больше превращается в русскую идею, в ней побеждает этноцентризм, а для ультраправых – фактически неонацизм. Сегодня в России мы всё чаще становимся свидетелями того, что так называемый «патриотизм», патриотическая идея, которая должна являться главным компонентом национального объединения, оборачиваются пустыми лозунгами, прославляющими Россию и святую Русь, а на самом деле являющимися прикрытием ксенофобии и национальной ненависти.

 

Да, сегодня бытовой антисемитизм в России явно уступает место антикавказским и антимусульманским настроениям, но это совершенно не означает, что его накал снижается. Те идеологи и деятели СМИ, кто сегодня активно насаждает антизападнические настроения, под разным соусом разыгрывают и антисемитскую карту.

 

В идеологической схеме, которая фактически воспроизводит старую триаду – православие, самодержавие и народность, по-прежнему очень велика роль антисемитизма. Сегодня стало совершенно очевидно, что еврейский вопрос касается не только евреев – он, по сути, затрагивает интересы всех меньшинств, является своеобразной моделью, лакмусовой бумажкой, которая выявляет степень ксенофобских и националистических настроений в обществе.

Задачи и возможности

Прежде всего, надо помнить, что Россия – многонациональная страна, и разжигание межнациональной ненависти в конечном итоге самоубийственно, и осознание этого всё-таки разделяется миллионами людей.

 

В связи с этим борьба с любыми проявлениями ксенофобии – это автоматически борьба с антисемитизмом.

 

Необходимо также препятствовать всякой инструментализации советской истории, возрождению сталинизма и культа Сталина. Такое возрождение на самом деле автоматически вызывает к жизни национализм, антисемитизм и дух холодной войны.

 

В этом смысле чрезвычайно важны отношения России с Западом, членство в международных организациях, которое должны являться сдерживающим фактором.

 

Несомненно, огромную роль должна играть широкая просветительская работа в отношении молодого поколения (особенно подверженного националистическим идеям). Практика международного молодёжного обмена должна формироваться именно с учётом просветительского и воспитательного значения борьбы с ксенофобией и антисемитизмом.

 

Необходимо повышать роль международного научного сообщества – например, политика в отношении вузов, научного обмена и т.д.

 Ирина Щербакова


[1] А. Вдовин Эволюция национальной политики СССР. 1917 1941 Вестник московского университета, №3. 2002, стр. 51.

[2] Там же, стр. 49-50.

[3] Там же, стр. 53.

 

 

2 мая 2009
Антисемитизм в советскую эпоху

Похожие материалы

19 ноября 2014
19 ноября 2014
26 – 30 ноября 2014 г. в Москве в ЦДХ будет проходить 16 Международная ярмарка интеллектуальной литературы non/fictio№, посвященная памяти социолога, переводчика Бориса Дубина (1946-2014). На стенде J-42 Международный Мемориал представит итоги своей издательской программы. Кроме того, в рамках мемориальской программы – круглый стол «Диалог с Другим. Памяти Бориса Дубина» (Совместно с издательством «Новое литературное обозрение»), презентация лучших книг Мемориала 2014 г., экскурсии по выставке «Папины письма».
25 мая 2016
25 мая 2016
Так уж заведено, что каждый вечер старожилы Заречной улицы, на которой я живу, собираются по вечерам около домов на лавочках и обсуждают последние новости. Этим летом каждый раз они начинали одни и те же разговоры – о засухе. Многие вспоминали засушливый 1972-й год, а более пожилые – страшные послевоенные 1946-й и 1947-й. Я слушала эти воспоминания, и то, что рассказывали бабушки, приводило меня в ужас. Особенно рассказ о послевоенных годах.
16 февраля 2017
16 февраля 2017
13 февраля состоялся 15-й семинар вечерней школы Мемориала «История советских спецслужб», посвящённый внутриведомственной борьбе спецслужб, закату карьеры Ежова, его аресту, суду и казни.

Последние материалы