Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой

Фото дня

 
Начало Красного террора
Петроград, начало 1918 года / Wikimedia

5 сентября 1918 года большевистское правительство выпустило декрет «О красном терроре», который узаконил расстрелы противников советской власти без суда и следствия. Этот документ стал ответом на покушение эсерки Фанни Каплан на председателя Совнаркома Владимира Ленина и убийство главы петроградской ЧК Моисея Урицкого энесом Леонидом Каннегисером, которые произошли в один день 30 августа 1918 года.

Подобные методы сторонники большевиков использовали и до декрета. Например, 16 марта 1917 года в Гельсингфорсе (Хельсинки) матросы Балтийского флота, воодушевленные вестью об отречении Николая II от престола, расправились над офицерами. Однако это были индивидуальные вспышки террора, а не официальная политика партии. Декрет же дал чекистам юридически закрепленные полномочия на «расстрел всех лиц, прикосновенных к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам» и подобные действия больше не были преступлением.

Расстрелы, аресты и заключения в тюрьмы без суда и следствия стали обыденным явлением. Красный террор захватил фактически все социальные слои бывшей Российской империи от дворянства и бывших чиновников царского и Временного правительств до духовенства, буржуазии, интеллигенции, рабочих и крестьян. По факту в немилость новой власти мог попасть любой только на основании одного подозрения в симпатиях к политическим противникам.

Российский историк Александр Шубин в своей книге «10 мифов Советской страны» приводит воспоминание редактора «Известий» Юрия Стеклова о том времени: «Никогда, даже в злейшие времена царского режима, не было такого бесправия на Руси, которое господствует в коммунистической Советской России, такого забитого положения масс не было. Основное зло заключается в том, что никто из нас не знает, чего можно и чего нельзя. Сплошь и рядом совершающие беззакония затем заявляют, что они думали, что это можно. Террор господствует, мы держимся только террором».

Точное число жертв красного террора не известно. Некоторые историки считают, что декрет «О красном терроре» утратил силу в ноябре 1918 года, когда VI Всероссийский съезд Советов запретил расстрелы без доказательства вины и принял постановление «Об амнистии», подразумевающее освобождение части заложников. Еще через несколько месяцев ВЧК лишили права на вынесение приговоров, эта функция была передана революционным трибуналам (за исключением ситуации подавления восстаний). Уездные ЧК были вовсе ликвидированы.

Руководитель отдела ВЧК по борьбе с контрреволюцией Мартын Лацис в своей книге «Два года борьбы на внутреннем фронте» указывает число жертв в 1918 году и за 7 месяцев 1919 года – 8389 человек расстрелянными; 13 тыс. взятых в заложники и около 87 тыс. арестованных.

В тоже время несмотря на отмену декрета «О красном терроре» подобные методы продолжали практиковаться большевиками вплоть до окончания гражданской войны. Только теперь преимущественно на территориях, занимаемых Красной армией, в районах восстаний против коммунистов. Историк Сергей Волков считает, что общее число жертв репрессивной политики большевиков с 1917 по 1922 год может достигать до 2 млн человек.

1
3
5
7
9
12
15
17

Последние материалы