Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
19 августа 2019

«Все соцстраны должны решительно выступить единым фронтом»

Как ревнитель национального суверенитета Чаушеску превратился в сторонника «доктрины Брежнева»
Wikimedia
Съезд ЦК РКП. 1986 год Wikimedia

Документ, который мы предлагаем вниманию читателя, относится к концу лета 1989 г. — до падения режима Николае Чаушеску, его ареста и расстрела остается лишь несколько месяцев. Документ интересен тем, что отражает всю парадоксальность эволюции настроений и политической тактики румынского диктатора в конце его правления и жизни. Политик, на протяжении десятилетий дистанцировавшийся от Москвы, ссылаясь при этом на национальные интересы Румынии, теперь, в отчаянном стремлении удержать власть, превращался по иронии истории (и явно не по своей воле) в «коммунистического интернационалиста» и апологета «доктрины Брежнева», призывающего лидеров союзных государств объединить усилия, дабы предотвратить крах коммунистического режима в одном из них.

С начала 1960-х годов румынская коммунистическая элита активно выступала против далеко идущих планов экономической интеграции стран социалистического содружества (как не отвечающих национальным интересам Румынии) и настаивала на пересмотре отношений внутри Организации Варшавского договора (ОВД) на основе подлинного равноправия.  Особый курс Румынии наиболее отчетливо проявился в период чехословацкого кризиса 1968 г., когда ее лидер Н.Чаушеску под знаком защиты национальных интересов открыто противопоставил себя ряду союзников по ОВД, предпринявших 21 августа крупномасштабную силовую акцию в целях ликвидации Пражской весны. При этом Чаушеску отнюдь не был склонен к проведению реформ в собственной стране. В программе пражских реформаторов он увидел прежде всего стремление к расширению суверенитета, а значит определенное созвучие своей линии, направленной на ограничение вмешательства СССР в дела Румынии, обеспечение большего равенства в ОВД и Совете экономической взаимопомощи, учета мнения всех стран-участниц этих организаций.

Не будучи сторонником «социализма с человеческим лицом», но преследуя свои внешнеполитические цели, Чаушеску демонстративно нанес визит в Прагу за считанные дни до военной акции, выразив тем самым солидарность с реформаторской командой Александра Дубчека, подвергавшейся сильному давлению со стороны руководства КПСС. Для румынского вождя чехословацкие события стали хорошим поводом продемонстрировать Западу независимость перед Москвой, и он использовал полученные политические дивиденды в интересах укрепления режима личной власти.

Такая тактика имела временный успех: благодаря осуждению действий ОВД Чаушеску заработал определенный политический капитал как в своей стране, так и на Западе (в августе 1969 г. Бухарест даже посетил недавно приступивший к своим обязанностям президент США Р.Никсон). Впоследствии, однако, этот капитал был полностью растрачен.

Ужесточение во внутренней политике, усиление культа личности, преследования диссидентов уже в 1970-е годы нанесли сильный урон репутации Чаушеску. В 1980-е годы образ румынского диктатора в европейском общественном мнении становится еще более одиозным в силу той эволюции, которую проделал режим в последнее десятилетие своего существования. Большой и крайне негативный резонанс во всем мире вызвали в 1980-е годы планы крупномасштабной так называемой «систематизации» сельских населенных пунктов – т.е. по сути дела разрушения сел, признанных властями бесперспективными; в первую очередь это должно было коснуться сел и деревень этнических венгров в горной Трансильвании.

Экономическое положение в Румынии с каждым годом усугублялось. В октябре 1981 г. в целях экономии некоторые продукты и предметы первой необходимости стали распространяться по карточкам (пропаганда объясняла это стремлением к более рациональному распределению). В своих выступлениях Чаушеску всячески стремился сложить с себя ответственность за экономические провалы, переложить ее на подчиненных, на те или иные государственные институции. Он обвинял чиновников в некомпетентности, трудящихся – в нарушении дисциплины, искал козлов отпущения. И все это на фоне растущего культа личности, преследования инакомыслящих, строительной гигантомании, усиления волюнтаризма в экономической политике, принявшего в 1980-е годы поистине чудовищные формы.

Взятый курс на сокращение любой ценой гигантского внешнего долга был призван возыметь политико-пропагандистский эффект, внушить населению уверенность в жизнеспособности румынской модели социализма, оптимальности избранного пути, а иностранных экономических партнеров убедить в надежности внешнеторговых соглашений с Румынией. Вводятся строгие меры по экономии электроэнергии, налаживается контроль за потреблением, происходит отказ от финансирования ряда жизненно важных проектов на местах, сокращение социальных программ. Людям приходится туже зажимать пояса и регистрировать в милиции печатные машинки (ибо власть панически боялась самиздата и – шире – свободного распространения информации).

И в это же самое время сносятся целые кварталы исторической застройки Бухареста (землетрясение 4 марта 1977 г. сыграло на руку реализации этих планов), а на их месте начинает возводиться множество гигантских зданий, призванных символизировать имперскую мощь новой, социалистической Румынии, гордо, перед всем миром афиширующей свою преемственность государственным традициям даков и древних римлян. Большая часть этих зданий до сих пор не достроены. Некоторые из них словно каменные монстры высятся и сегодня по берегам речки Дымбовицы, напоминая прохожим о последних гримасах находившегося в глубокой агонии национал-коммунистического режима.

К концу 1980-х годов в стране сложилась ситуация, которую с острым сарказмом прокомментировал поэт Мирча Динеску в интервью французской газете «Либерасьон» – о Румынии как уникальной стране, где даже желающий повеситься от безнадежности существования не может этого сделать, потому что в магазинах нет ни верёвок, ни мыла.

Польский кризис 1980-1981 гг., сильно напугавший Чаушеску, способствовал не только ужесточению экономической политики в Румынии, но и дальнейшему усилению режима личной власти. Элита, опасаясь потерять льготы, упражняется в славословии, демонстрации лояльности вождю, все более утрачивающему адекватное представление о реальности. В начавшейся в СССР в 1985 г. перестройке Чаушеску увидел большую угрозу для себя и не скрывал от М.С. Горбачева своего отрицательного отношения к происходящему.

Как показывает публикуемый ниже документ, особенно напугала румынского лидера фактическая утрата коммунистами власти в Польше вследствие демократического волеизъявления населения летом 1989 г.  Крайне плачевное положение дел в экономике самой Румынии к этому времени уже давало всем наблюдателям основания предполагать, что вопрос о смене власти и в этой стране не просто может встать в скором времени, но встанет с еще большей, чем в Польше, остротой, и процесс смены власти примет куда более острые формы. Ровно через 21 год после подавления Пражской весны, в те же августовские дни 1989 г. Чаушеску, когда-то жёстко отмежевавшийся  от акции ОВД в отношении Чехословакии, теперь обратился к лидерам других европейских социалистических стран с призывом собраться и обсудить положение дел в Польше, создающее, по его мнению, угрозу для судеб социализма не только в этой стране, но и за ее пределами.

Как ЦК Польской объединенной рабочей партии, так и ЦК КПСС решительно не поддержали его инициативы.  В ответе ЦК КПСС румынскому руководству от 27 августа 1989 г. отмечалось: «Факт созыва такого форума был бы, несомненно, использован «Солидарностью» и другими оппозиционными кругами как повод представить ПОРП в качестве силы, выражающей не интересы страны, а интересы зарубежных партий и государств. Кроме того, сам ход политических событий в стране объективно лимитирует возможности наших совместных шагов, не вступающих в противоречие с суверенитетом ПНР [Польской Народной Республики — УИ]». Собеседник Чаушеску посол Е.М. Тяжельников, в прошлом первый секретарь брежневского комсомола, а затем, до прихода Андропова к власти зав. агитпропотделом ЦК КПСС, явно не относился к кругу партийных реформаторов в КПСС.

Однако и его донесения тех месяцев в Москву отражают полное понимание самой сути проблемы Чаушеску для Румынии, в том числе с точки зрения интересов сохранения коммунистов к власти. «Хотя в Румынии уже назрели объективные предпосылки для проведения глубоких социально-политических реформ, их практическое осуществление невозможно при нынешнем руководстве РКПСРР», – писал посол в Москву 16 июня 1989 г.

До мощного социального взрыва в Румынии и бесславного падения диктаторского режима Чаушеску оставались считанные месяцы…

 

Запись беседы посла СССР в Румынии Е.М. Тяжельникова с Генеральным секретарем Румынской компартии, Президентом СРР Н. Чаушеску

19 августа 1989 г. о необходимости принятия мер, чтобы предотвратить отстранение ПОРП от власти и ликвидации социализма в Польше


Из дневника Е.М. Тяжельникова
21 августа 1989 г.

Секретно
Экз[емпляр] № 1

19 августа в 23 часа был приглашен Н. Чаушеску на его загородную дачу в Снагове.

Будучи крайне взволнованным, он в присутствии мининдел СРР И. Тоту просил совпосла незамедлительно передать советскому руководству, лично М.С. Горбачеву следующее.

Долгое время руководство РКПСРР внимательно, с большой тревогой следит за процессами, происходящими в Польше. С глубоким сожалением сегодня мы узнали, что принята отставка Кищака, а формирование правительства ПНР поручено одному из лидеров «Солидарности», редактору ее газеты Тадеушу Мазовецкому.

Таким образом, вполне реальным становится реализация идеи Валенсы – иметь в Польше правительство без коммунистов. Правительство «Солидарности» – это, несомненно, отказ ПОРП от своей руководящей роли в обществе, это тяжелый удар по основам социализма в ПНР, соцсодружеству, всему миру социализма, это крупная победа сил реакции и империализма.

В этот час ответственных испытаний для судеб социализма РКП, братские партии союзных государств, все соцстраны не могут занять позицию стороннего наблюдателя. То, что происходит в Польше, это не только внутреннее дело поляков.

Во-первых, это касается всех соцстран, МКРД [международное коммунистическое и рабочее движение — УИ], т.к. представляет серьезную опасность для всего дела социализма.

Во-вторых, это явный подрыв изнутри Варшавского договора, т.к. Польша – член ОВД, хранительница ее основополагающих документов.

Отказ ПОРП от своей руководящей роли, формирование в ПНР правительства «Солидарности» – несовместимо с членством в ОВД, это жестокий удар по Варшавскому договору, что наруку США и НАТО.

РКП, руководство Румынии не только выражают крайнюю обеспокоенность, но считают, что братские партии союзных государств, все соцстраны должны решительно выступить единым фронтом, чтобы не допустить формирования правительства «Солидарности» в ПНР.

Руководство РКПСРР считает, что правительство Польши должен формировать представитель ПОРП. Мы верим, что он вместе с профсоюзами, объединяющими более 7 млн. человек и работающими под его руководством, а также армией может сформировать правительство национального спасения.

Вот почему мы обращаемся к Политбюро ЦК КПСС, руководству СССР, лично М.С. Горбачеву и выражаем твердую уверенность в том, что КПСС, СССР примут неотложные меры, которые сочтут необходимыми, чтобы не допустить отстранения ПОРП от власти, ликвидации социализма в Польше.

Мы исходим из того, что СССР несет огромную интернациональную ответственность за судьбы социализма, в т.ч. и в Польше. При этом мы учитываем, что в соответствии с официальными соглашениями, не противоречащими международному праву, СССР имеет в ПНР свои войска.

Учитывая исключительную опасность, нависшую над Польшей, грозящую ОВД, делу мирового социализма, Генсек РКП, Президент СРР готов 20 августа вылететь в Москву либо другое место для встречи с Генеральным секретарем ЦК КПСС, Председателем ВС СССР М.С. Горбачевым, чтобы обсудить возникшие в связи с Польшей проблемы[1].

При решении этого вопроса просим иметь в виду, что 21 августа в Бухаресте состоится торжественное собрание, посвященное 45-летию августовской революции[2], участие в котором Генсека РКП обязательно.

В крайнем случае, если по каким-то причинам встреча на высшем уровне 20.VIII невозможна, румынская сторона предлагает провести обсуждение животрепещущих вопросов на уровне членов руководства КПСС и РКП. Однако еще раз подчеркиваем, что РКП за встречу высших руководителей СССР и СРР.

РКП решила сегодня обратиться к руководству ПОРП, чтобы выразить ему нашу растущую обеспокоенность, изложить наше видение решения сложнейших проблем, раздирающих Польшу.

Сегодня же ночью мы обратимся ко всем руководителям государств Варшавского договора, всех соцстран с настоятельным призывом предпринять энергичные совместные усилия с тем, чтобы не допустить «краха социализма» в Польше, подрыва мирового социализма.

Руководство РКПСРР уверено, что социалистическую Польшу еще можно спасти. Можно и нужно предотвратить тяжелейший удар современного империализма по делу социализма.

Мы считаем, что после образования нового правительства в ПНР (ПОРП, ВСПС [Всепольское соглашение профессиональных союзов — УИ] и армия) следует союзным государствам, всем соцстранам оказать весомую экономическую и финансовую помощь Польше с целью преодоления глубокого кризиса.

В заключение Н. Чаушеску выразил надежду, что руководство КПСССССР оперативно и внимательно рассмотрит его обращение, а М.С. Горбачев найдет возможность встретиться с ним 20 августа.

Прощаясь, как и в ходе беседы, Генсек РКП неоднократно повторял, что «история не простит» братским партиям союзных стран, если ПОРП будет отторгнута от власти, если в Польше социализм будет ликвидирован.

Н. Чаушеску далее заметил, что приглашение совпосла в столь поздний час вызвано «особо серьезными» причинами, «исключительной обеспокоенностью» руководства РКПСРР «катастрофически» ухудшающимся положением в Польше. Его экстренное обращение к Политбюро ЦК КПСС, стремление незамедлительно встретиться с М.С. Горбачевым, неоднократно подчеркивал он, продиктовано убеждением, что КПСС, советское руководство предпримут безотлагательные меры, воздействуют в нужном направлении на Президента ПНР В. Ярузельского, ЦК ПОРП с целью сохранить завоевания польского народа, подтвердить его социалистический выбор, верить Варшавскому Договору.


Посол СССР в СРР
Е. Тяжельников
 
РГАНИ. Ф. 5. Оп. 102. Д. 780. Л. 107–110.

[1] В ответ на эту просьбу Н. Чаушеску М.С. Горбачев велел телеграфировать в Бухарест, что он также испытывает серьезную обеспокоенность по поводу событий в Польше, но из-за плотного графика не может найти время для встречи с румынским лидером. Кроме того, в Москве отметили, что такая двусторонняя встреча может якобы вызвать недоумение у других участников Варшавского договора – почему они остались в стороне от обсуждения. В качестве альтернативы было предложено провести встречу министров иностранных дел двух стран – Э.А. Шеварднадзе и И. Тоту, которая состоялась в конце августа 1989 г.

[2] Т.е. государственного переворота 23 августа 1944 г., вследствие которого был отстранен от власти маршал Антонеску и Румыния, порвав с нацистской Германией, присоединилась к антигитлеровской коалиции.

19 августа 2019
«Все соцстраны должны решительно выступить единым фронтом»
Как ревнитель национального суверенитета Чаушеску превратился в сторонника «доктрины Брежнева»

Похожие материалы

18 мая 2015
18 мая 2015
Футбольный матч в снежную метель, закончившийся со счётом 0:0. Между собой играют команды политической полиции и армии, одну из них поддерживает семья местного диктатора. Игра происходит в Бухаресте, в этом бывшем Париже Востока, на сером бетонном национальном стадионе, под завязку заполненном людьми в дешёвых тулупах, пальто и меховых шапках. Игру судит арбитр из Васлуя, Адриан Порумбою, которому его сын 25 лет спустя включает запись и просит поделиться воспоминаниями. Возня футболистов в снегу кажется Порумбою-сыну поэтическим зрелищем.
3 сентября 2015
3 сентября 2015
Какие меры по расставанию с коммунистическим прошлым были приняты в странах Центральной и Восточной Европы? В чём заключались принципиальные отличия в политике разных постсоветских государств? Политолог Евгения Лёзина представляет краткий исторический и правоприменительный обзор.
1 сентября 2015
1 сентября 2015
Обзор законодательных мер, принятых в некоторых посткоммунистических странах ЦВЕ.

Последние материалы