Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
28 мая 2019

«Нам не только нечего скрывать, нам следует гордиться и широко рассказывать о наших учителях и школьниках»

Фотография Михаила Кончица
Фотография Михаила Кончица
Оригинальная публикация: Историческая экспертиза
25 апреля 2019 г. состоялась ежегодная Церемония награждения победителей всероссийского конкурса исследовательских работ по истории для школьников «Человек в истории. Россия ХХ в.», который уже 20 лет проводит общество «Мемориал». На церемонию награждения пытались проникнуть представители радикальных националистических движений. Телеканалы Рен-ТВ и Россия-24 дежурили у входа в театр, где проходило мероприятие, и взяли интервью у представителей групп СЕРБ и НОД, выпустив сюжеты по телевидению, где пытались дискредитировать работу Мемориала. Телеканалы обвинили конкурс в переписывании истории, оправдании нацизма и промывании мозгов молодежи на иностранные деньги. Комментирует руководитель конкурса «Человек в Истории»  Ирина Щербакова.

В этом году конкурсу исполнилось 20 лет. Ежегодно на него приходит более 1500 работ, за все годы существования в нем приняли участие более 50 000 школьников. В предыдущие годы работы конкурс  уже привлекал внимание представителей националистически настроенных групп?

Начиная с 2016 г. конкурс стал подвергался серьезным нападкам. Возможно, вы помните о скандале, когда представители  НОДа обливали зеленкой и встречали оскорбительными выкриками гостей ежегодной церемонии награждения, проходившей в Доме кино. Награждение авторов  лучших работ – это большое открытое мероприятие, на него приходят и представители общественности, и москвичи, конечно, сами победители, их родители и наставники. К нам приезжают и учителя из-за границы, которые связаны с историческими конкурсами, ведь подобно «Человеку в Истории», в Европе тоже проводятся исторические конкурсы для школьников, и с ними у нас есть давние связи.  Мы часть большого европейского проекта, который называется «EUSTORY». 

В 2016 году была зеленка, которая, попала не только председателю нашего конкурса писательнице Людмиле Улицкой (о чем много писали), но и учителям-историкам из других стран – из Норвегии, Испании. Конечно, это было  вопиющим безобразием.  К сожалению, полиция не вмешивалась,  и все это снимало РЕН-ТВ, а потом показало  совершенно лживый  сюжет в том духе, что мы  на иностранные деньги  «очерняем» нашу историю. Мы обратились по этому  поводу в Комиссию по  журналистской этике, подали на РЕН-ТВ в суд. Но вся история была замята, хулиганы, участвовавшие в акции, не были наказаны.

В следующем, 2017-м, году мы снова столкнулись с  попытками помешать  провести награждение   школьников. Накануне церемонии отказал в помещении Центральный Телеграф под каким-то, на наш взгляд, совершенно надуманным предлогом. Договор  был заключен за полгода, мы успели перевести деньги, и трудно себе представить, что утром в будний день  зал вдруг срочно кому-то понадобился.

Все это происходило в 2017 году. Тогда же против конкурса началась какая-то странная  возня, учителям  и школьникам  рекомендовали к нам не ехать, с конкурсом не сотрудничать.  Учителям звонили, не представляясь,  в школы  приходили какие-то люди. Совершенно непонятно было, кто дает такие указания, учителя не понимали, с кем они говорят, какие к ним претензии, кто за этим стоит… И тогда после обращения Михаила Федотова, который возглавляет Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека,  мы  получили письмо от заместителя министра образования о том, что никаких указаний от Министерства образования  — ведь школы подчиняются напрямую именно Министерству образования, а не каким-то иным структурам — против нашего конкурса не поступало. Иными словами,  из письма следовало, что школы сами могут решать, в каком конкурсе им участвовать.

Изменение отношения к нам, конечно, произошло на том фоне, что осенью 2016 года Мемориал был включен Министерством юстиции в список «Иностранных агентов». Мы оспаривали это в суде, мы продолжаем не признавать этот статус и считаем всю эту историю совершенно неправомочным действием. Но к сожалению, нам не удалось выиграть процессы против Министерства юстиции, и у Международного Мемориала официально статус «Иностранного агента» есть. И это, конечно, тоже используется пропагандой против нас, наряду с обвинениями в антипатриотизме, в том, что мы воспитываем в школьниках какую-то специальную нелюбовь к нашему отечеству и так далее.

Что произошло в этом году?

В этом году все началось с того, что за два дня до Церемонии награждения на телеканале Россия-24 был сюжет, в котором конкурсу было уделено довольно много внимания. Говорилось о том, что мы на иностранные деньги воспитываем антипатриотов, ч искажаем нашу историю и призываем это делать и школьников. Потом представители этого телеканала сделали попытки явиться к нам на Церемонию награждения, проходившую в Театре у Никитских ворот. Перед входом стояли представители НОД и СЕРБ с плакатами с фантастическим обвинениями.. В зал мы их не аккредитовали, поэтому они стояли на входе, брали интервью у НОД-овцев, пытались потихоньку снимать детей. Кто-то зарегистрировался под чужим именем. Все это носило возмутительный  характер, а цель всех этих  нападок -  чернить и дискредитировать  наш конкурс, который продолжается   уже 20 лет,  широко известен  и  абсолютно открыт.

А конкурс действительно открытый?

И условия конкурса, его проведение, то, что мы делаем с полученными работами – все это направлено на то, чтобы как можно больше людей о нем узнало. Мы устраиваем публичную Церемонию награждения, мы рассылаем грамоты и поздравляем победителей и участников в регионах – ведь это преимущественно региональный конкурс. В этом и предыдущие годы более 40% участников из малых городов и сел, деревень и хуторов. Мы заинтересованы в том, чтобы и о прекрасных учителях истории, и о школьниках узнали, чтобы об их работе стало известно как можно большему числу людей.  Кто знает про хутор Гапкин, или про город Няндому, или  про Тетюши?  А мы хотим рассказать о том, что там живут  и работают прекрасные учителя, они активно занимаются краеведением или устной историей. Те работы, которые занимают у нас первые места –40 ежегодных победителей — можно почитать на сайте «Уроки истории» (www.urokiistorii.ru/raboty) или в сборниках – мы каждый год издаем  сборник  лучших работ. Мы широко цитируем эти работы, в прошлые годы различные СМИ помещали выдержки из них, публиковали интервью со школьниками, которые рассказывали о том, что они исследовали. Эти материалы можно найти в архиве передач, например, на «Эхо Москвы» или «Серебряном дожде» и других медиа. Так что мы абсолютно ничего не скрываем. Нам не только нечего скрывать, наоборот, мы  считаем, что  общество должно как можно  больше знать  о  таких  учителях и школьниках – они делают важное и полезное дело. К сожалению,  у нас сейчас история  часто превращается в идеологию и пропаганду – а это очень опасно. Это опасно для формирования идентичности, для усваивания хоть каких-то уроков прошлого – я имею в виду подход, когда с историей можно как угодно поступать, передергивать факты и кричать о фальсификации.

Каким темам посвящены школьные работы?

Это широкий спектр тем по отечественной истории ХХ века. Но я хотела бы сказать, что тема войны, вокруг которой у нас нагнетается ужасная истерика –одна из ключевых. Так было и в самом начале конкурса. У нас одна из номинаций называется «Цена победы», и название не случайно – даже судя по тому, что они пишут о своих  - 20 лет назад  бабушках  и дедушках, а сегодня  уже — прабабушках и прадедушках, эта цена была огромной. И в этом году у нас были прекрасные работы по этой теме. Я уже упоминала хутор Гапкин –  там в 1943  шли жесточайшие  бои — туда  от Сталинграда отступали немецкие части. Там были тяжелейшие  потери, много военных захоронений советских солдат.  Работы о боях на этом направлении приходят к нам не первый раз –  в прежние  годы, например,  были исследования из Матвеева-Кургана. И в этом году стимулом к подготовке работы стал местный военный памятник.  Школьники обратили внимание, что памятник посвящен морякам-дальневосточникам. Почему там погибли моряки, откуда они там взялись? И школьники выяснили, и кто, и почему, узнали, что здесь была часть, прибывшая  с Дальнего Востока. Узнали, кто там погиб, какие подвиги они совершили.

Другие военные темы, которые затрагиваются участниками  нынешнего конкурса – детские дома во время войны,  судьбы сирот, женский труд. Они пишут том, как было в школах – как учились, на чем писали, что ели  дети войны – это для них важные темы по военной повседневности.

 И наши  школьники снова и снова обнаруживают интересные свидетельства – письма, военные дневники. Из этих свидетельств, узнают, например, о том, каким невероятно тяжелым  был солдатский  быт – каково  это  находиться на передовой,  не  моясь по  семь месяцев (так пишет в своем дневнике один из   рядовых участников войны),  неделями  не снимать сапог – это все записи 1942 года. Вся войну под дождем, в грязи, в окопах, в землянках, с вшами – все это составляло тяжелый быт войны.

На транспарантах НОДовцев были записи о том, что Мемориал оправдывает нацизм. В чем, на Ваш взгляд, причины нападок на конкурс и на Мемориал?

Наше общество, как его ни пытаются закрыть, сопротивляется этой закрытости. Мемориал вызывает раздражение – что это за общественная, реально независимая организация, созданная обществом, да еще проводит какой-то школьный конкурс. Мы не получаем и не выполняем чьих-то указаний. Есть жюри, которое принимает решение. В этом жюри общественные деятели – писатели, историки, журналисты. Стремление к закрытости вызвано страхом. Страхом, в том числе перед Западом – вдруг у нас может возникнуть совместная история – общие подходы, проекты. Нынешний идеологический курс все-таки сильно изоляционистский, с абсолютно ложно понятым патриотизмом, в котором гордость – это главное чувство, а в истории все должно быть прекрасно. А наш конкурс принципиально работает против этого изоляционизма. Мы считаем, что память о Второй мировой войне – это общая наша память с Европой. Германия столько лет делает все, чтобы осознать свою вину и ответственность за совершенные преступления. И то, что наш конкурс, а именно, номинацию о войне, поддерживают немецкие фонды, происходит именно из-за того, что они осознают свою ответственность. И это феерическим образом переворачивается и воспринимается так, что немцы нас поддерживают, для того, чтобы мы оправдывали нацизм! Такое даже в страшном сне трудно себе представить – вся идеология и политика Германии направлена на глубочайшее осуждение нацизма. Именно поэтому они наш конкурс и поддерживают.  А нападки на нас –  это, конечно, попытка контроля и введения цензуры.

28 мая 2019
«Нам не только нечего скрывать, нам следует гордиться и широко рассказывать о наших учителях и школьниках»

Похожие материалы

19 февраля 2015
19 февраля 2015
Уже год назад украинские события освещались языком «Великой Отечественной войны», Майдан представлялся не просто американской интригой, но своего рода реинкарнацией того самого фашизма, победу над которым с 1965 года официально отмечают 9 мая. Эта пропагандистская логика отождествляла современную Россию с Красной армией, победившей нацизм и освободившей Освенцим, и её сегодняшнюю политику – необходимостью защитить мир от нового/старого «фашизма» с Майдана.
22 мая 2009
22 мая 2009
25 мая 2017
25 мая 2017
Интервью с руководителем просветительских и образовательных программ Мемориала Ириной Щербаковой, в котором она рассказала о зарождении своего интереса к теме исторической памяти, пути в Мемориал и основании школьного конкурса.
15 мая 2015
15 мая 2015
Перевод главы о культуре 20–30-х гг. из современного учебника истории ХХ век для старших классов Португалии.

Последние материалы