Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
17 мая 2019

День Победы в Беларуси

Государственная политика памяти и ее альтернативы
Изображение со страницы Арт Сядзiба
Изображение со страницы Арт Сядзiба

Последнее празднование Дня победы в Беларуси выражалось в самых разнообразных акциях, символах и формах. Говорят ли они о разных политиках памяти о войне? Какими политическими смыслами они наделяются и какие образы и представления о советской истории актуализируют?

С 2016 года в Беларуси проходит инициированная государством акция «Беларусь помнит» – национальная версия российского «Бессмертного полка». В разных городах страны люди выходят на улицы с портретами членов своих семей, принимавших участие в Великой Отечественной войне. При этом шествие под растяжками «Бессмертного полка» (под российским флагом, с георгиевскими лентами и зачастую с портретами Сталина) в последние годы белорусскими властями не поддерживается. А в социальных сетях и негосударственных интернет-СМИ в качестве памятного знака все чаще появляется красный мак с черной серединой и словами «Ніколі зноў» (Никогда больше). Ольга Романова рассказывает, что могут рассказать о современной Беларуси представленные на празднике формы и символы. 

«Бессмертный полк» в Беларуси

В последние годы официально подчеркивается отличие белорусских традиций празднования Дня Победы от российских (хотя многие ритуальные формы остаются симметричными). С 2015 года в качестве национального праздничного символа принята красно-зеленая ленточка с белым яблоневым цветком посередине. Георгиевская лента не запрещена, но никто из чиновников или служащих не может прицепить ее по собственному желанию. При этом 9 мая черно-оранжевые ленточки свободно раздаются или продаются вместе с другой военной атрибутикой вроде солдатских пилоток. По моим наблюдениям, чаще всего их покупают и носят российские туристы.

 У «Бессмертного полка» в Беларуси не было периода народной инициативы снизу: акция пришла к нам в 2014 году и сразу носила (гео)политический характер. С самого начала она поддерживалась российскими и пророссийскими активистами, а кроме российского флага и георгиевской ленты в шествиях можно было увидеть флаг советский, православные хоругви и даже флаги ДНР и ЛНР.

В этом году в Минске акция была согласована властями в последний день, а само действо вышло не таким масштабным, как, видимо, задумывали организаторы. «Бессмертный полк» собрал рекордно маленькое количество беларусов (тем более, что часть участников специально приехала из разных городов России). Организаторы вынесли портреты Сталина. В журналистских опросах много раз прозвучало, что развал Советского Союза был исторической катастрофой. Отдельным интернет-мемом стали «веселые чекисты» – пара молодых москвичей в форме НКВД, которые сообщили, что им будет «весело расстреливать олигархов». В интернете размещено видео-интервью с этой парой. Девушка, объяснившая,  что она администрирует группы «Веселый чекист» и «Герой НКВД», причислила себя к левой российской оппозиции. 

Таким образом, главная политическая идея «Бессметрного полка» проговаривалась открыто, и большинство участников ее также открыто поддерживали: «братские народы» должны жить в общем государстве, похожем на советское. При этом само «советское» представало в мифологической и карнавальной форме, а также в парадоксальных сочетаниях символов. Если говорить о мотивах людей, добровольно пришедших на акцию с детьми и портретами воевавших родственников, то, скорее всего, для них «советское» ассоциируется с брежневским периодом «застоя», который кажется им временем стабильности и понятных социальных правил, являясь воображаемой альтернативой неустойчивой и многовекторной современности.

tut.by
tut.by

«Говорит и показывает Минск»

Параллельно в Минске на Площади Победы проходило официальное мероприятие с торжественным возложением венков к обелиску. Оно транслировалось по государственным телеканалам на всю страну и было призвано наделить акцию «Беларусь помнит» актуальными политическими смыслами.

Главное белорусское памятное мероприятие началось со слов диктора: «Минск говорит… Минск слушает. Внимательно. Спокойно. Свободно». На трибунах, установленных вокруг обелиска Победы, разместились пожилые люди в военной форме и с орденами (сегодня это в основном «дети войны», но их традиционно называли ветеранами). Очередность возложения венков к монументу точно отражала иерархию белорусской власти. Первый венок был вынесен А. Лукашенко, за которым шли три его сына. Затем по очереди выходили представители Совета Министров, Судейского корпуса, Совета Безопасности, Вооруженных сил РБ, за ними – прогосударственные организации (например, БРСМ – Белорусский Республиканский Союз Молодежи, современная версия советского комсомола). Далее венки вынесли дипломаты, а также представители Православной и Римско-католической церквей. Зрителями действа были «простые граждане», пришедшие на площадь и по своей воле, и по настоятельной просьбе отдельных организаций – в их рядах было много школьников-пионеров, студентов, членов БРСМ.

Эта композиция наглядно репрезентирует авторитарную логику. Белорусская власть представляет себя централизованной иерархичной системой и опирается на миф о едином народе, у которого нет вопросов к государству и ценностных конфликтов.

tut.by
tut.by

Само действо с возложением правительственных венков к монументу Победы, почетным караулом, минутой молчания и риторическим чествованием ветеранов отсылает к традициям празднования Дня Победы, сложившимся в брежневский период. Однако в официальной риторике есть существенные изменения. Центральную политическую идею минского мероприятия дикторы сформулировали так:

«Единство представителей государственной власти и единство самой страны – залог суверенитета, заложенного поколениями победителей».

Более того, в их тексте прозвучало, что ветераны и погибшие на войне беларусы «заложили основы нашей независимости, общего нашего сегодня». А в своей речи Лукашенко упомянул «усиление военного присутствия на наших рубежах» и всех предупредил, что героизм – «часть нашего генетического кода».

Это объясняет, почему Парад военных войск в Минске давно уже проводится не 9 мая, а 3 июля, в день Независимости Беларуси – праздник приурочен ко дню освобождения Минска в 1944 году, хотя первоначально его отмечали 27 июля, в день, когда в 1990 году была принята декларация о суверенитете; дата была перенесена специальным декретом Лукашенко в 1996 году. Отчасти поэтому часть беларусов считает настоящим Днем Независимости 25 марта, когда суверенным государством была объявлена Белорусская Народная Республика, просуществовавшая до декабря 1918 года. В последние годы власти реагируют на альтернативный День Независимости двойственно: с одной стороны, разрешают праздничные митинги, рок-концерты и бело-красно-белую символику, с другой – арестовывают отдельных активистов.

Государственная политика памяти

Анализ образности и риторики мероприятия на Площади Победы может дать представление о государственной политике памяти о Второй мировой войне на территории Беларуси. На мой взгляд, оно продемонстрировало попытку совместить две трудносовместимые тенденции: актуализацию идеи независимости, важную для поддержания суверенитета, и идею преемственности «социального государства» по советской модели и Беларуси как «наследницы» БССР, которые 20 последних лет были необходимы для обеспечения авторитарной власти.

Это балансирование и определяет сегодняшнюю государственную политику памяти о советской истории в Беларуси, приобретая двойственный и местами парадоксальный характер и вызывая вспышки гражданского недовольства и сопротивления.

Например, недалеко от Минска находится «историко-культурный комплекс Линия Сталина», где помимо военной техники стоит также сталинский бюст, у которого периодически появляются цветы. 1 мая А. Лукашенко официально посетил Линию Сталина, принял участие в субботнике, а затем еще раз объяснил, зачем он этот объект создал (упомянув о том, что против этого протестовали и граждане, и даже некоторые чиновники):

«Да я не имя Сталина возрождал, хотя и он этого заслуживает. Я возрождал этот объект, который говорит о той части истории, которая была у нас, и которую, к сожалению, на то время неправильно понимали».

Параллельно в апреле этого же года Президент потребовал благоустроить территорию Куропат – место массовых сталинских расстрелов, официально признанное мемориальным комплексом и местом памяти о жертвах репрессий 1937-40 годов еще в начале 1990-х. Благоустройство началось без предупреждения – с выкорчевывания памятных крестов, установленных «без разрешения» (помимо борьбы с оппозицией целью власти было показать, кто в стране принимает решение о том, что и как мы должны помнить).

(c) КП Беларусь
(c) КП Беларусь

Последовали гражданские протесты. Затем был проведен показательный субботник под руководством БРСМ и территория была обнесена оградой. А в конце мероприятия Президент вновь высказался в двойственном ключе:

«А вы уверены, что на этом месте фашисты не расстреливали евреев, белорусов, поляков, украинцев, русских?».

Вторая мировая: «Никогда снова»

Как известно, на территории Беларуси Вторая мировая война началась в 1939 году: 14 сентября немцы заняли Брест, через 6 дней туда мирно вошли советские войска, а 22 сентября состоялся объединенный парад войск вермахта и Красной армии (или церемония ввода одних войск и вывода других, как уточняют некоторые историки), за которым последовал новый передел белорусских территорий. Город был передан советской стороне, а в ноябре этого же года вся Западная Беларусь была присоединена к БССР/СССР.

ru.wikipedia.org, Bundesarchiv
Брест. 22 сентября 1939 года. На трибуне — немецкий генерал Хайнц Гудериан и советский комбриг Семён Кривошеин. ru.wikipedia.org, Bundesarchiv

В белорусском государственном дискурсе о войне эти факты не упоминаются – как и в России, в Республике Беларусь официально празднуется День Победы в Великой Отечественной войне. Однако активная и критично настроенная часть белорусского общества выбирает даты 1939 – 1945, идею Дня памяти и примирения и его украинский символ – красный мак с черной, будто пробитой пулей, серединой.

Учитывая всю сложность и травматичность событий, которые происходили на белорусских «кровавых землях» в годы Второй мировой войны и в сталинские годы в целом, идея белорусского Дня памяти и примирения выглядит наиболее актуальной, так как действительно может объединить неоднородное белорусское общество. Однако ее принятие на государственном уровне возможно только при условии открытой десталинизации, к которой современная власть пока не готова. При этом нельзя сказать, что в Беларуси этот процесс заморожен абсолютно. Про переворот в коллективных представлениях говорить рано, но многолетними усилиями белорусских писателей, исследователей, гражданских активистов все условия для него созданы.

17 мая 2019
День Победы в Беларуси
Государственная политика памяти и ее альтернативы

Похожие материалы

1 июня 2017
1 июня 2017
Широко известно, что множество жертв политических репрессий были осуждены не по «политическим» статьям. Количество таких мнимых уголовных дел до сих пор неизвестно, что многократно затрудняет процесс реабилитации. Об этой проблеме и возможных путях её разрешения на примере истории беглого ссыльного рассказывает исследователь из Беларуси Владимир Володин.
21 июня 2012
21 июня 2012
Ирина Щербакова о формировании памяти о Второй Мировой в России и изменениях, которые она претерпевает сегодня.
1 октября 2015
1 октября 2015
День победы меняется, подминает под себя другие праздники и даже порождает новые. Как это понимать и чем чревата милитаризация праздника специально для Уроков истории рассказывают исследователи современного фольклора Александра Архипова и Анна Кирзюк.
1 июня 2017
1 июня 2017
Широко известно, что множество жертв политических репрессий были осуждены не по «политическим» статьям. Количество таких мнимых уголовных дел до сих пор неизвестно, что многократно затрудняет процесс реабилитации. Об этой проблеме и возможных путях её разрешения на примере истории беглого ссыльного рассказывает исследователь из Беларуси Владимир Володин.

Последние материалы