Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
9 апреля 2019

Тбилисская «Черемуха»

В ночь с 8 на 9 апреля 1989 года в Тбилиси, столице Грузинской ССР, произошли события, впоследствии получившие название «Трагедия 9 апреля». Республиканские власти жестко разогнали митинг сторонников независимости Грузии, применив саперные лопатки и боевые отравляющие вещества, что стоило жизни нескольким десяткам участников демонстрации. Эта дата стала важнейшей вехой в формировании постсоветского грузинского национального сознания.

Однако начались они за несколько дней до этого — 4 апреля. В этот день в Тбилиси был объявлен бессрочный митинг. Его организаторами были лидеры местного национального движения, в частности, будущий первый президент республики Звиад Гамсахурдиа. Этот митинг был своеобразной реакцией на зарождение грузино-абхазского конфликта: накануне жители Абхазской АССР на народном сходе обсуждали выход Абхазии из состава Грузии. Грузинское национальное движение остро отреагировало на это предложение и ждало от центрального руководства СССР, что оно выступит в защиту территориальной целостности ГССР. Однако руководство медлило с решением. Вскоре актуальная тогда национальная повестка (звучавшая и на Первом Съезде народных депутатов СССР) превратила возмущение по поводу Абхазии в возмущение более глобальное – многие хотели выхода Грузии из состава СССР.

Митинги, причиной которых стало национальное возрождение в советских республиках, были приметой времени: всю вторую половину 80-х граждане многих республик осмысляли свое место в стремительно меняющейся системе. В 1986-м подобные протесты были в Алма-Ате, где казахская молодежь требовала назначить Первым секретарем местной компартии казаха. В ходе этих беспорядков тоже были жертвы, и, кроме того, закончились протесты огромным количеством арестов. Эту цепочку дополняют и армянские погромы в азербайджанском городе Сумгаите в 1988-м году, когда решение Верховного Совета СССР о передаче Нагорного Карабаха Армении не устроило местное население. В конце 80-х о выходе из состава СССР уже думают все страны Прибалтики. Конфликты и протесты на национальной почве в эти годы стали тенденцией, которую и продолжил бессрочный митинг в Тбилиси. Он прошел под антисоветскими и антикоммунистическими лозунгами, и поэтому вызвал ответную реакцию из центра.

Краткая реакция со стороны союзной прессы последовала в тот же день, 9 апреля, но подробную статью о произошедшем можно найти в выпуске газеты «Московские новости», вышедшем через неделю после описываемых событий, 16 апреля. Интересно, что сначала московские издания говорили о митинге в Тбилиси как об удобном поводе для национальных движений захватить повестку:

«Непосредственным поводом для нагнетания напряженности в Грузии в последние недели стали события в Абхазии вокруг требования вывести эту автономную республику из состава Грузинской ССР. Однако ко времени трагедии 9 апреля “абхазский фактор” уже отошел на задний план. Ситуацией к этому времени уже начали пользоваться те силы грузинского общества, что выступают за выход Грузии из состава СССР».

В первые дни было скорее принято говорить о митинге как о несанкционированном и потому подрывающим советский строй: «С 4 апреля в Грузии проходили несанкционированные митинги и шествия. Лидеры некоторых радикально настроенных неформальных групп взвинтили обстановку». Лидеры национальных движений описывались как радикально настроенные провокаторы, которые пользуются ситуацией. В «Экспресс-хронике» в тот же день только предельно кратко излагались события той ночи, формат этой заметки – хронология фактов.

В 3 часа ночи с 8 на 9 апреля перед митингующей толпой выступил католикос Грузии Илия II. Как сообщает газета «Московские новости», он призывал толпу «внять голосу разума и не доводить до катастрофы». Известно, что речь католикоса толпа слушала в полном молчании, затем все вместе произнесли молитву «Отче наш». Сразу после этой речи началась операция вытеснения митингующих с площади. Разгоном митинга командовал генерал-полковник Игорь Родионов.

Генеральный прокурор СССР Н.С. Трубин впоследствии передал народным депутатам СССР такую записку о событиях в Тбилиси:

«Деятельность созданных партий с самого начала носила резко выраженный антиконституционный, антисоветский, национал-шовинистический характер, что прямо указывалось в их программах. Своими целями они ставили: насильственный захват политической власти с изменением существующего в Грузинской ССР общественно-политического строя, разрушение всех структур государственной власти и управления, нарушение национально-государственного устройства и прав проживающих в Грузии меньшинств, в том числе ликвидацию автономий Абхазии, Аджарии и Южной Осетии, изменение административно-государственного устройства, границ и территориальной целостности соседними с Грузией союзных республик».

Горбачев же говорил о необходимости политического, а не силового решения вопроса.

Вскоре интонация, с которой эти и другие газеты будут писать о грузинских событиях, существенно изменится. Вместо обвинений в «антисоветском» и «антиконституционном» характере митинга союзная пресса будет выражать сочувствие народу Грузии и возмущаться по поводу недопустимых действий властей в ходе разгона.

Как сообщают газеты, ключевой вопрос, занимавший общественность после 9 апреля, это вопрос применения отравляющего газа против митингующих. Вскоре власть официально признала, что в ходе разгона митинга были использованы саперные лопатки и слезоточивый газ «черемуха». И то, и другое считалось грубым нарушением закона. В результате разгона погибло больше двадцати человек, а также было зарегистрировано несколько тысяч обращений граждан Грузии в больницы.

Для проведения расследования была создана специальная комиссия, в которую входили народные депутаты СССР во главе с Анатолием Собчаком. Газета «Московские новости» опубликовала статью о том, как пятеро народных депутатов ездили в Тбилиси расследовать произошедшее и восстанавливать хронологию событий. От лица депутатов в газете опубликованы такие мысли: «в целом во всей этой операции настораживает тенденция устрашения. И нам действительно стало страшно – не за себя персонально, а за судьбу демократического обновления, за судьбу перестройки».

На Первом Съезде, прошедшем в мае-июне того же года, то есть вскоре после трагического разгона митинга, события в Тбилиси обсуждались очень активно. Часть депутатов требовала открытого и справедливого расследования произошедшего. Например, в своей речи депутат Т.В. Гамкрелидзе говорил о жестоком разгоне митинга и человеческих жертвах, обвиняя в этом генерал-полковника И.Н. Родионова. Родионов, также присутствовавший на Съезде, ответил ему речью, в которой опровергал позицию Гамкрелидзе. Он говорил о том, что сам митинг в Тбилиси не был мирным, и на нем раздавались призывы к расправе над коммунистами и националистические лозунги. Гамкрелидзе и Родионов спорили также о том, были ли применены отравляющие вещества при разгоне и как именно была проведена операция.

Анатолий Собчак в книге «Хождение во власть» вспоминает, что на Съезде многие депутаты пытались расследовать, кто же отдал приказ о применении силы в отношении демонстрантов – центральное руководство страны, Горбачев, генерал Родионов? На Съезде было озвучено заключение «тбилисской комиссии»: «Комиссия констатирует наличие серьезных просчетов и нарушений закона в ходе подготовки и осуществления мероприятий по пресечению митинга у Дома правительства в г. Тбилиси в ночь на 9 апреля, допущенных как общесоюзными, так и республиканскими органами».

Спустя одну-две недели после событий в Грузии, газеты публикуют встревоженные материалы с требованиями разобраться в ситуации. В насильственном разгоне митинга многие авторы видят угрозу идеям Перестройки: «Что же происходит? Советский Союз даже во время Второй Мировой войны соблюдал Женевскую конвенцию о запрещении применения химического оружия. Почему же советские власти не соблюдают эту конвенцию в необъявленной войне против своих граждан?» – возмущенно пишет Александр Подрабинек, главный редактор «Экспресс-хроники». Андрей Романов пишет в «Московских новостях»: «Мы приносим свою часть покаяния людям Грузии».

Трагедия 9 апреля только усилила идею национального возрождения в Грузии. Жители Грузии многократно выходили на митинги после 9 апреля и требовали наказания для тех, кто применил силу по отношению к мирному населению. Генерал Родионов был смещен с должности по настоянию Горбачева. В Грузии был объявлен 40-дневный траур, а забастовки проводились по всей стране.

Грузия провела референдум о выходе из состава СССР только через два года, в феврале 1991 года, но события 9 апреля существенно усилили националистические настроения в республике и желание обрести независимость.

Сейчас 9 апреля в Грузии отмечается государственный праздник — День национального единства.

9 апреля 2019
Тбилисская «Черемуха»

Похожие материалы

24 августа 2012
24 августа 2012
Выступление Бориса Ельцина 21 октября 1987 г. на Пленуме ЦК КПСС (в октябре 2012 г. будет 25 лет этому событию) стало символом эпохи. Однако самиздатовский вариант и оригинал стенограммы сильно отличались.
30 августа 2016
30 августа 2016
Полгода назад начал свою работу «Открытый список» – база данных жертв политического террора в СССР. В чем смысл существования «еще одного» проекта на эту тему, каковы перспективы инициативы снизу в такой работе, рассказывает один из редакторов «ОС», сотрудник общества «Мемориал» Сергей Бондаренко
30 апреля 2009
30 апреля 2009

Последние материалы