Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
12 февраля 2019

Тихая музыка прошлого

Людмила (первая слева) и Анфиса (вторая справа) – студентки. 1914

г. Астрахань

Научный руководитель Людмила Вадимовна Тарасенко

 

Я хочу написать о своей прапрабабушке, Людмиле Михайловне Осокиной. Пусть моя работа станет данью памяти о ней.

В доме моей бабушки стоит очень старое пианино. Оно было свидетелем событий, связанных с моей семьей: на нем играли прапрабабушка и ее сестры, их мама, моя бабушка, моя мама. Я не получила музыкального образования, но, подходя к инструменту, всегда ощущаю неразрывную связь со всеми, кто когда-то прикасался к его клавишам.

Когда я стала постарше, я попросила бабушку рассказать об ее бабушке, Людмиле Михайловне, ведь именно в ее честь назвали мою маму. И тогда передо мной впервые появились фотографии из семейных альбомов. Красивые женщины в старинных платьях, с серьезными лицами, больше похожие на артисток из старых фильмов, чем на реально существовавших людей. Сначала бабушка рассказывала больше о том, какой она помнит Людмилу Михайловну, но постепенно вспоминала и ее рассказы, из которых сейчас я и складываю свое повествование.

В судьбе Людмилы Михайловны не было каких-то «особых» событий, но она была свидетелем истории, через ее жизнь прошли многие события ХХ века и оставили свой яркий след.

Каждый из нас хотя бы раз задумывался о том, как жила его семья сто или даже двести лет назад. Можно часами рассматривать старинные картины и фотографии, читать газеты и книги. Однако человеческая память недолговечна, и постепенно время стирает подробности давних времен, имена, события. И жизнь предков в лучшем случае останется лишь сборником сухих фактов: «родился», «работал», «женился». Возможно, именно поэтому свою работу я хочу посвятить своей прапрабабушке Людмиле Михайловне Осокиной.

 

Дом Мономаховых

 

В провинциальной Астрахани на улице Ташкентской в двухэтажном каменном доме № 5 проживала семья Мономаховых. Сейчас здание немного перестроено: убрали дверь, ведущую во двор (на ее месте установили крыльцо), под новые комнаты переделали чуланы.

Мономаховы были весьма обеспеченными людьми, поэтому занимали весь второй этаж. Также они могли позволить себе прислугу: кухарку, горничную и няню. У семьи был даже отдельный вход в дом, который находился сбоку. Моя бабушка, Татьяна Игоревна Станиславлева (внучка Людмилы Михайловны), вспоминала: «Это был не общий подъезд, это была только наша лестница. Кроме нашей семьи и наших гостей по ней никто не ходил…» К входной двери вела старинная каменная лестница из двадцати ступенек.

Особой гордостью семьи считались два огромных чулана и большой, с высокими потолками, подвал, где хранились дрова на зиму и старые вещи.

 

Детство

 

Людмила Михайловна родилась 20 августа 1894 года. Ее мама, Александра Антоновна, была директором астраханского родильного дома, а отец, Михаил Владимирович, служил в известном пароходном обществе «Кавказ и Меркурий». У Людмилы Михайловны были младшие сестры Анфиса и Александра и младший брат Николай.

Образованию в семье уделялось огромное внимание: Людмила и Анфиса учились в Астраханской Мариинской женской гимназии. Кроме этого, занимались дома: к ним приходили учителя и обучали их языкам. Девочки с удовольствием занимались музыкой. В то время, как рассказывала моя бабушка, обязательной частью хорошего воспитания девушки было умение играть на музыкальном инструменте. Обычно учились играть на пианино. Для своих дочерей Михаил Владимирович специально заказал немецкий инструмент, звучание которого поражало всех. На фасаде был вырезан лебедь, а по бокам красовались медные подсвечники. Пианино и сейчас стоит в бабушкиной квартире.

Все дети учили французский и немецкий языки. Людмила Михайловна и в старости свободно говорила по-французски. За образованием детей в семье следили строго, домашнее задание старших девочек проверяла их бабушка. Она старалась воспитывать в них трудолюбие и честность.

 

Памятный пикник 1909 года

 

Людмила была общительной и веселой девушкой. В 1909 году за городом ее родители устроили пикник для нее и ее подруг в честь успешного завершения обучения в гимназии.

Больше всего времени Людмила проводила со своей лучшей подругой-гимназисткой Граней и двоюродным братом Борисом, который чуть позже станет капитаном парохода, ходившего по Волге.

В начале XX века в Астрахани, как и во многих городах России, вошли в моду карнавальные балы, которые устраивало городское управление. Девушкам и юношам из богатых семей присылали специальные именные приглашения.

Людмила Михайловна часто посещала карнавальные балы в очень красивых нарядах, которые можно рассмотреть на сохранившихся фотографиях. Обычно костюмированные балы устраивались в здании Астраханской городской государственной думы (ранее это было здание Городских учреждений), Зимнего театра, Кремля.

Семья была очень дружной и работящей. Александру Антоновну уважали за ее труд директора роддома. Здание, в котором он располагался, сохранилось и находится на ул. Красная Набережная, д. 43/2. В настоящее время там действует Центр планирования семьи.

Михаила Владимировича, который с 1884 года служил в пароходном обществе «Кавказ и Меркурий», в 1909 году отметили благодарностью за 25 лет работы и выдали премию в размере 659 рублей 42 копеек (что составляло годовой оклад во время его службы). Общество «Кавказ и Меркурий», основанное еще в 1849 году, было одним из крупнейших пароходных обществ на Волге. Астрахань всегда была важным центром морского и речного транспорта. Именно поэтому общество «Кавказ и Меркурий» выпускало не только грузовые морские и речные суда, но и пассажирские. Строились даже шикарные круизные корабли.

 

Обучение в Астраханской Мариинской женской гимназии

 

Моя бабушка рассказывала, что Людмила Михайловна часто вспоминала о своем обучении в гимназии. Тогда в городе была одна гимназия для девочек, и далеко «не все девицы в те годы получали образование».

Чтобы узнать о женском образовании в Астрахани, я отправилась в Астраханскую областную научную библиотеку им. Н. К. Крупской, где смогла найти материал об Астраханской Мариинской женской гимназии.

Одной из главных проблем Астраханской губернии в XIX веке по-прежнему оставался крайне низкий уровень женского образования. В основном девушки получали лишь домашнее образование, минимум знаний, необходимых для ведения хозяйства. Лишь в 60-е годы XIX века были открыты начальные женские образовательные учреждения (в основном, это были церковно-приходские школы и училища), в которых помимо обычных предметов (чтение, письмо, Закон Божий, счисление) преподавали пение и рукоделие. В 1881 году были созданы четырехклассные женские городские училища.

Даже с учреждением Астраханской Мариинской женской гимназии проблема женского образования не была решена. Поступить туда было трудно (проводились вступительные испытания), а оплачивать обучение было по силам немногим семьям. Астраханская Мариинская женская гимназия была преобразована из созданного в 1860 году Мариинского женского училища и открылась в 1867 году с семилетним курсом обучения. Здание располагалось на углу Смоленской и Екатерининской улиц в двухэтажном каменном здании в центре нашего города. Оно существует и сейчас по адресу ул. Советская, 23. В этом доме в наши дни располагается Астраханская консерватория.

Родители Людмилы Михайловны тоже получили образование. Мать, Александра Антоновна, училась медицине в Санкт-Петербурге. Отец Людмилы Михайловны был грамотным служащим, которого очень ценили на работе. Для маленьких Людмилы и Анфисы было организованно домашнее обучение, которое подготовило их к поступлению в гимназию. На дом приходили учителя по правописанию, чтению, французскому и немецкому языкам. Девочки дополнительно занимались пением и танцами, обязательным было и обучение музыке.

В 1901 году Людмила Михайловна поступила в Мариинскую женскую гимназию. А спустя год туда же приняли и ее младшую сестру Анфису. В гимназии преподавали общеобразовательные дисциплины (правописание, арифметику, чтение), право, педагогику, гигиену, естествознание, историю, физику, французский и немецкий языки, в гимназии был отлично оборудованный по тому времени кабинет физики (в нем имелась даже действующая модель паровой машины) и одна из крупнейших в городе библиотек.

Учиться в Мариинке надо было прилежно и старательно. Малейшие нарушения дисциплины: ослушание, шалость во время урока, порча журнала, списывание работы и даже неоднократная ложь, – непременно обсуждались на заседании педагогического совета. Именно поэтому средний балл успеваемости почти во все годы составлял 11,5 (при 12-балльной системе оценивания!).

Моя бабушка рассказывала, что когда Людмила Михайловна хотела ее пожурить за недостаточное прилежание (а Татьяна Игоревна окончила школу с серебряной медалью!), она всегда говорила: «Со стыда бы я сгорела, если бы так училась!» или «Если бы я так написала, меня бы заставили переписывать несколько раз».

Для меня было большой удачей найти в Астраханском краеведческом музее школьные фотографии и Приложение к аттестату, выданному 30 мая 1908 года девице Людмиле Мономаховой, кончившей курс в Астраханской Мариинской женской гимназии.

Я прочитала рассказы о том, как в гимназии шел учебный и воспитательный процесс. Особенно меня поразил тот факт, что предложения самих учениц также рассматривались на заседаниях! А самые дельные, помогающие улучшить систему образования и содержания детей, даже принимались.

Форма гимназисток была строгой. Надзирательницы следили за тем, чтобы никаких излишеств в одежде или прическах у воспитанниц не было. Моя бабушка вспоминает: «Бабушка всегда провожала меня в школу и очень следила за тем, чтобы моя форма была опрятной. В начальных классах у меня были густые, но короткие волосы, но бабушка категорически запрещала выходить из дома без банта. Тогда у нас, конечно, не было таких красивых бантов, какие есть у девочек сейчас. Это были сшитые из ткани ленты. Я была, по тем временам, модницей, ведь у меня было несколько бантов, причем бабушка так ловко завязывала мне их: они крепко держались, были пышными и красивыми».

В 1908 году Людмила Михайловна окончила гимназию и вместе со своей младшей сестрой Анфисой начала готовиться к поступлению в институт в Санкт-Петербурге.

 

В Санкт-Петербурге

 

Александра Антоновна и Михаил Владимирович всегда стремились дать своим детям хорошее образование. Александра Антоновна, прекрасный врач, хотела, чтобы ее старшие дочки продолжили ее дело. В 1910 году Людмила Михайловна и Анфиса Михайловна отправились на поезде в Санкт-Петербург. Вместе с ними получать высшее образование решила их гимназическая подруга Граня. Хотя все три девушки очень волновались, они прекрасно справились со вступительными испытаниями и были приняты на обучение.

В столице Людмила Михайловна познакомилась с поляком Буйко. К сожалению, не сохранилось даже его имени. Моя бабушка Татьяна Игоревна говорит: «Я практически ничего не знаю об ее первом муже, Буйко. Он был поляк, как говорила бабушка моя, “шляхтич”, то есть польский дворянин. Однако в то время об этом не распространялись, и в нашей семье тоже молчали. И мы почти ничего о нем не знали и тем более не рассказывали никому».

Замуж Людмила Михайловна вышла в 1913 году, когда ей было 19 лет. О своем первом браке она часто говорила, что все предостерегали ее от свадьбы в 13 году – несчастливый год. Но влюбленные махнули рукой на все запреты и суеверия. «Зря, наверное!» – говорила потом об этом Людмила Михайловна.

В то время Буйко тоже учился в Санкт-Петербурге на инженера горной промышленности. Они стали снимать квартиру, где жили вместе с младшей сестрой Людмилы, Анфисой.

Бабушка рассказывала, что Людмила Михайловна очень часто вспоминала один случай из петербургской жизни. Вместе с мужем она любила гулять по городу, ходить в кино и в театр. И однажды, 16 апреля 1917 года, идя по улице, они заметили, что все куда-то бегут. Бабушка вспоминала рассказ Людмилы Михайловны: «Я смотрю, все куда-то торопятся. “Куда?” – спрашиваю. Кто-то крикнул: “Приезжает-приезжает! На Финляндский вокзал! Идемте встречать!”» Все, особенно молодежь, шли на Финляндский вокзал встречать вернувшегося в Россию в пломбированном вагоне Ленина. Народу было очень много, но Людмила Михайловна и Буйко успели посмотреть на лидера большевиков. Что он говорил, они не расслышали, но Людмила Михайловна часто вспоминала, что все вокруг очень одобрительно реагировали на его слова и постоянными выкриками комментировали его речь. Сам Ленин говорил уверенно, обращаясь к людям, стоящим вокруг него.

Людмила Михайловна не очень жаловала политику и, несмотря на несколько напряженную атмосферу в городе, старалась держаться в стороне от происходящих событий. Но то выступление Ленина всегда вспоминала.

Я спросила у своей бабушки, рассказывала ли Людмила Михайловна о жизни в Петрограде в 1917 году, ведь это была такая судьбоносная для всей страны пора. Бабушка вспоминала, что Людмила Михайловна не раз говорила, что большинство волнений в то время происходило на митингах, о которых она узнавала из газет и расклеенных листовок. В остальном город жил своей прежней жизнью: работали рестораны и театры, люди прогуливались по Невскому проспекту.

Сами революционные события октября 1917 года она не видела. Незадолго до них Буйко окончил институт и решил поближе познакомить своих родственников с женой. Людмила Михайловна бросила учебу и уехала с мужем в Польшу. Она планировала вернуться и доучиться, но этому не суждено было сбыться.

У Буйко, со слов Людмилы Михайловны, был собственный замок. Родственники мужа очень обрадовались Людмиле Михайловне и тепло ее приняли. Им понравилась воспитанная, образованная женщина, которая прекрасно играла на фортепиано.

Однако во внешней политике происходили серьезные перемены. После выхода Российской империи из Первой мировой войны и подписания Брест-Литовского мира 3 марта 1918 года, Польша объявила о выходе из состава России и о своей независимости. Муж Людмилы Михайловны категорически отказался возвращаться в Россию, а бабушка не могла себе представить, что не будет видеться со своими родными. Так политическая ситуация сделала брак, заключенный в 1913 году, действительно несчастливым.

После развода Людмила Михайловна вернулась в родной город Астрахань. А ее младшая сестра Анфиса выучилась в Петрограде на зубного врача, прошла практику, а потом тоже приехала в Астрахань, где и работала.

 

Возвращение в Астрахань

 

Людмила Михайловна хотела закончить образование, но время было слишком неспокойным. Больше всего ее тревожила судьба близких, ведь в Астрахани оставались родители и брат с сестрой, поэтому она решила вернуться домой и устроиться на работу. К сожалению, прерванное обучение в Петрограде лишало возможности продолжить семейное дело врачей, о чем всегда печально вспоминала Александра Антоновна.

В нашем семейном архиве сохранились в прекрасном состоянии две трудовые книжки моей прапрабабушки, по которым мне удалось достаточно подробно восстановить ее трудовую деятельность.

Моя бабушка, Татьяна Игоревна, вспоминала, как Людмила Михайловна рассказала ей очень интересную историю о своей работе. В 1918–1919 годах моя прапрабабушка стала личным секретарем наркома Наримана Нариманова, занимавшегося активной культурно-просветительской и политической деятельностью в Астрахани. Людмила Михайловна Буйко всегда отзывалась об этом человеке с необыкновенной теплотой.

Нариман Нариманов многое сделал для нашего города: с первых дней своего пребывания в Астрахани начал активно сотрудничать с газетами и самыми разными обществами, заниматься медициной и литературой. Он пропагандировал здоровый образ жизни и соблюдение правил гигиены среди граждан, читал лекции на медицинские темы совместно с астраханскими врачами, помогал бороться с эпидемиями туберкулеза и холеры. Особое внимание Нариманов уделял культурной жизни города. Он был инициатором открытия в Астрахани народных университетов и училищ, разнообразных выставок.

Но работала она у него недолго. Скоро Нариманова перевели на работу в другой город. Прощаясь, он говорил Людмиле Михайловне, что такого секретаря у него теперь уже никогда не будет.

15 апреля 1918 года Людмила Михайловна устраивается на должность регистратора Лесного отдела Горпродкома, а с 1 сентября 1918 года она начинает работу секретарем при отделе Мусульманского военного комиссариата. В феврале 1919 года Людмилу Михайловну повысили в должности, пригласив работать в Губвоенкомате делопроизводителем в Инспекции по сбору оружия. В июне 1919 года она переходит на работу делопроизводителем общей канцелярии отдела снабжения XI Красной Армии.

14 октября 1930 года Людмилу Михайловну назначают делопроизводителем-машинисткой в Калмбазоринское отделение Госбанка. Уже 8 марта 1932 года Людмиле Михайловне Буйко была выписана премия «за добросовестное выполнение работы и аккуратность».

8 октября 1938 года Людмиле Михайловне пришлось временно устроиться в Поликлинику Водздрава. Сейчас это поликлиника Водников, расположенная на улице Урицкого.

Эта поликлиника действует до сих пор. Когда моя мама была маленькой, она лечилась именно там. Мама вспоминала, что там работала врач, которая знала Людмилу Михайловну и говорила, что очень хорошо, что «девочку назвали Людочкой, хотя она совсем на нее не похожа».

 

Второе замужество

 

В 1920 году Людмила Михайловна знакомится со своим будущим мужем, Константином Алексеевичем Осокиным. В Астрахань он приехал после развода, с тремя детьми – Алексеем, Еленой и Сергеем, которому на момент переезда было несколько месяцев. Их мать никогда не пыталась забрать детей обратно, но всегда поддерживала с ними отношения, присылала на праздники открыточки.

Константин Алексеевич обосновался в нашем городе. Он был юристом, судя по всему, очень образованным человеком и хорошим специалистом.

Людмила Михайловна и Константин Алексеевич познакомились на набережной и с первого взгляда понравились друг другу. Прапрабабушка ценила его образованность и воспитанность. В конце 1920 года они поженились. Воспитанием приемных детей занимались моя прабабушка и няня.

Татьяна Игоревна вспоминает: «Дети Константина Алексеевича не очень любили свою мачеху, но старались не расстраивать отца, хотя особого общения между ними так и не возникло. Даже маленький Сережа, который по своему возрасту не мог помнить настоящую мать, до последних дней относился к Людмиле Михайловне уважительно холодно».

23 октября 1922 года в семье Людмилы Михайловны и Константина Алексеевича случилось радостное событие – родился сын Игорь. Это был единственный общий сын, больше детей супруги не имели. Но рождение Игоря очень сблизило всех членов семьи.

Константин Алексеевич, очевидно, достаточно зарабатывал для того времени, поскольку семья могла себе позволить иметь прислугу, помогавшую по хозяйству и с воспитанием детей.

Александра Антоновна, мама Людмилы Михайловны, к тому времени уже не работала и полностью посвятила себя воспитанию внуков. Татьяна Игоревна вспоминает, что отец рассказывал ей о том, какие интересные сказки рассказывала им бабушка.

         Как когда-то и своих детей, Александра Антоновна учила внуков языкам и игре на фортепиано.

В то время проходило «уплотнение» домов, поэтому семья Мономаховых-Осокиных уже не занимала 2-ой этаж в доме на Ташкентской улице. Бабушка рассказывала, что некоторые комнаты были переданы другим семьям. Да и хозяйством они уже занимались без посторонней помощи.

Мне показалось странным, что моя бабушка практически ничего не знает о Константине Алексеевиче. Она говорила, что когда-то видела в книжке запись, сделанную рукой снохи Людмилы Михайловны, где указывается, что Константин Алексеевич умер в 1940 году. Странным показался тот факт, что сын Игорь тоже в свое время ничего не рассказывал об отце. Не увидели мы его и на семейных фотографиях того времени. Продолжив расследование, мы нашли запись в «Книге памяти Астраханской области», которая пролила свет на многие события:

«Осокин Константин Алексеевич (1885–1927) русский, образование: высшее, юрисконсульт Болдинского речного комитета, житель: Астрахани. Осужд. 1927.09.16 Особое совещание при ОГПУ СССР. Обв. в антисоветской деятельности. Приговор: лишен права проживания в крупных промышленных центрах страны на 3 года. Реаб. 1995».

Даты рождения и образования совпадали. Так мы узнали, где работал Константин Алексеевич, и, видимо, настоящую дату его смерти. Никаких документов, подтверждающих его реабилитацию, у нас нет. Но данный факт может объяснить, почему к началу войны дети Константина Алексеевича уже не жили в семье, а были в Баку, у родной матери.

Очевидно, обвинение в антисоветской деятельности тщательно скрывалось в семье, поэтому и Игорь Константинович ничего не рассказывал о своем отце.

 

Война

 

Период Великой Отечественной войны стал тяжелым испытанием для всех жителей огромной страны.

Людмила Михайловна не участвовала в боевых действиях, но на фронт ушел ее единственный сын. С первых же дней в городе начались военные призывы. Мой прадед, Игорь Константинович Осокин, в 18 лет был призван Сталинским Райвоенкоматом. Он участвовал в освобождении от фашистских захватчиков Левобережной Украины, в форсировании Днепра.

На сайте «Подвиг Народа», где размещены материалы Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации, нам посчастливилось найти описание подвига Игоря Константиновича, участвовавшего в Ясско-Кишиневской операции по освобождению Румынии. Благодаря смелым действиям Игоря Константиновича была уничтожена вражеская группа численностью более 30 человек, а батарее удалось продвинуться вперед и занять выгодный рубеж. 22 августа 1944 года Игорь Константинович был награжден медалью «За Отвагу».

В 1945 году мой прадедушка принял участие в освобождении Венгрии и Австрии за что получил медали «За взятие Будапешта» и «За взятие Вены». В боях за Вену Игорь Константинович получил серьезное ранение: он подорвался на вражеской мине. Врачам не удалось спасти левую ногу, и ее пришлось ампутировать. Кроме того, осколки мины серьезно повредили лицо. Он долго лежал в госпитале. Врачи практически «сделали ему лицо».

На войну ушли и старшие сводные братья Игоря Константиновича: Алексей и Сергей. Они оба также вернулись домой.

Благодаря сайту «Подвиг народа», мне удалось гораздо подробнее узнать о службе в армии сестры Людмилы Михайловны, Анфисы Михайловны. Она вступила в ряды Красной Армии в октябре 1942 года (согласно некоторым документам с октября 1941 года) по призыву Сталинского РВК. Анфисе Михайловне пришлось пройти трудный путь по фронтам.

4 февраля 1944 года Анфиса Михайловна была награждена Орденом Красной Звезды, а 17 февраля 1944 года – медалью «За боевые заслуги».

Моя бабушка рассказывала, что о трудном военном времени Людмила Михайловна не любила вспоминать, только иногда рассказывала, что многие вещи пришлось продать, чтобы купить продукты. Как-то раз, когда в доме было очень холодно, они даже хотели пустить в печь пианино.

Семье Людмилы Михайловны очень повезло: никто из ее близких не погиб и после войны все вернулись домой.

 

Послевоенное время. Внучка Танечка

 

Сын Людмилы Михайловны, Игорь Константинович, вернулся не сразу: он еще некоторое время лежал в госпитале, где ему ампутировали ногу и восстанавливали лицо. О том, что сын жив, Людмила Михайловна знала, но очень беспокоилась, что его долго нет. О тяжелом ранении она стала догадываться, потому что было одно письмо, написанное чужой рукой, но сын сам ничего не писал. Я спрашивала у бабушки, что рассказывала Людмила Михайловна о возвращении сына, но она говорила только, что ее бабушка говорила о том, что он изменился внешне. В то время многие семьи не дождались своих родных, много было пропавших без вести, раненых, поэтому все были счастливы, если близкие возвращались домой живыми.

Практически сразу Игорь Константинович пошел работать на завод имени Карла Маркса. Время было трудное. Игорь Константинович занимался на заводе снабжением. На работу он ходил на костылях, хотя ему предлагали машину. Он считал, что может вполне дойти самостоятельно. Был у прадедушки и протез, который можно было прикрепить к ноге, но Игорь Константинович говорил, что он слишком тяжелый, поэтому предпочитал костыли. Уже после Великой Отечественной войны, в 1947 году, Игорь Константинович получил медаль «За победу над Германией».

Вернулась с войны и Анфиса, которая также сразу пошла работать в поликлинику зубным врачом.

В 1949 году Людмила Михайловна вышла на пенсию. Состояние здоровья не позволило ей продолжить работать.

В 1950 году в семье произошло радостное событие – родилась моя бабушка. В то время женщинам давалось всего 2 месяца декретного отпуска, после которого они выходили на работу. Людмила Михайловна полностью посвятила себя воспитанию маленькой Танечки. Бабушка рассказывала, что Людмила Михайловна несколько раз в день носила ее на работу к маме, чтобы та могла ее покормить. В то время кормящим женщинам разрешалось несколько раз в день отлучаться с рабочего места. На всех предприятиях были специальные комнаты для кормящих мам.

Моя бабушка вспоминала, что Людмила Михайловна каждый день ходила с ней на расположенный рядом Татар-Базар, где они покупали продукты, из которых готовился ужин для семьи.

Татьяна Игоревна вспоминает: «Бабушка варила компот, как она говорила, обязательно “из пяти ягод и фруктов”, которые мы покупали в рядах. Мне давали несколько ягодок попробовать, хотя покупали мы чаще всего у одних и тех же женщин. Я очень любила ходить с бабушкой на базар.

А еще мы ходили гулять на набережную Волги, Семнадцатую пристань. В то время многие бабушки водили своих внуков на прогулку именно туда. По дороге мы обязательно заходили к бабушкиной подружке Гране. Чаще всего там мы пили чай».

В то время все жили трудно. Одежду перешивали из старого. Бабушка говорила, что Людмила Михайловна из своей старой шубы сшила ей на зиму длинную «одежу», а из остатков смастерила медвежонка. Моя бабушка очень любила его, везде носила с собой. Даже перевезла своего старого и достаточно потрепанного друга на новую квартиру, где он долго хранился в ящике чулана, пока его не съела моль. Любимую игрушку пришлось выкинуть.

Когда Танечка пошла в школу, Людмила Михайловна, как когда-то ее родители и бабушка, с ответственностью отнеслась к занятиям внучки. Она собирала Таню в школу, следила, чтобы форма была опрятной, а волосы обязательно собирала и завязывала красивым бантом. На собрания к внучке она всегда ходила сама, потому что родители много работали.

В то время сотовых телефонов у родителей не было, но дети из всех окрестных домов приходили во двор и играли под присмотром Людмилы Михайловны. Их родители не беспокоились, потому что знали, что на Людмилу Михайловну можно положиться.

Мы встретились с одной из бывших соседок, Софьей Сергеевной Матвеевой, которая рассказала нам: «Людмила Михайловна всегда следила за нами, и мы ее очень уважали. Иногда мы просили ее рассказать нам что-нибудь интересное. Людмила Михайловна чаще всего (как я потом поняла) пересказывала нам рассказы Чехова. А еще наши родители всегда расспрашивали ее о нас. Если что-то случалось, она даже звонила родителям на работу».

         Подруга детства моей бабушки, Наиля Абубекеровна Давлекамова вспоминает: «Людмила Михайловна очень много читала, и мы часто ходили в библиотеки и брали для нее книги. Почему-то раньше в библиотеках не давали сразу много книг, поэтому мы брали на мой формуляр, Танин и Людмилы Михайловны.

         Людмила Михайловна часто ругала нас с Таней, когда мы слишком долго провожали друг друга после школы. Помню, мы любили, как, наверное, все дети, громко смеяться. Людмила Михайловна всегда одергивала нас и объясняла, что приличным девочкам смеяться на всю улицу нельзя».

         В 1962 году семья Осокиных переехала из дома на Ташкентской в новые дома на улице Богдана Хмельницкого. Предполагалось, что новые дома будут с удобствами, но газ в них провели только через полтора года.

         На новой квартире у семьи Осокиных появился телевизор. Бабушка рассказывает: «Телевизор, по нынешним меркам, был совсем плохенький, да и показывал всего один канал. Передач было не так много, как сейчас. Но бабушка могла пересказать любую передачу: хоть о театре, хоть о тракторе и урожаях. Очень интересно бабушка комментировала выступление эстрадных артистов. Она считала, что исполнитель должен стоять у рояля и петь. Людмила Михайловна осуждала Эдиту Пьеху за слишком яркие наряды и любила Бюльбюль оглы, который стоя у рояля, как нужно, пел, что “олени лучше”.

         В новом доме ее очень уважали. Многие соседки ходили к ним за советом. Никто не называл ее “бабой Людой”, все обращались только “Людмила Михайловна”. Но и она очень редко позволяла себе называть кого-то на “ты”. По соседству жила очень пьющая семья: они постоянно дрались, кричали. Бабушка всегда ходила успокаивать разбушевавшихся супругов.

         Людмила Михайловна любила читать газеты, особенно “Культуру” и “Советскую Россию”.

         Бабушка никогда не кричала из окна: “Таня, иди домой!” Если она выходила за мной на улицу, я должна была к ней подойти. Она никогда не кричала; если я поступала плохо, бабушка говорила: “Порядочные девушки так себя не ведут”».

         Я часто думаю о том, что в наше время многие бабушки совсем не такие, какой была Людмила Михайловна. Некоторые даже стесняются, что их называют «бабушками». О своей бабушке, Людмиле Михайловне, моя бабушка всегда вспоминала с глубоким уважением и безграничной любовью. Она всегда была для нее примером.

 

***

         Моя бабушка, Татьяна Игоревна, рассказывая о Людмиле Михайловне, всегда говорила, что она была самым обыкновенным человеком, что в ее жизни не происходило чего-либо особенного. Однако, когда я начала свое исследование и углубилась в подробности ее биографии, мне стало понятно, что моя прапрабабушка оказалась свидетелем всех важных событий истории того времени.

         Людмила Михайловна была одной из последних гимназисток дореволюционной России. Получила замечательное образование сначала в Астраханской Мариинской женской гимназии, а затем – в Петроградском институте. Моя прапрабабушка жила в Петербурге в те самые годы, когда в северной столице происходили судьбоносные для всей страны события, и имела возможность быть их свидетелем.    

         Людмила Михайловна умерла 17 марта 1971 года.

Моя бабушка бережно хранит фотографии Людмилы Михайловны и память о ней. Теперь многое знаю и я, и мой брат Игорь.

        

12 февраля 2019
Тихая музыка прошлого

Похожие материалы

16 ноября 2009
16 ноября 2009
3 мая 2012
3 мая 2012
26 апреля в Волгоградском университете прошел круглый стол «Кто боится учебников истории?» Речь здесь шла о том, какими школьные и университетские учителя представляют себе учебники.
14 мая 2016
14 мая 2016
Почему в самом сердце села Вишневка расположена могила чекиста? Почему она не на кладбище? Кем был этот человек и какую роль в истории своего народа он сыграл? Увлекательная, почти детективная работа о раскулачивании и судьбе крестьянства в Советской России.