Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
12 февраля 2019

«Марфиде Александровне из действующей армии»: Письма прадеда с Первой мировой войны

Прадед (в центре) с однополчанами. 1917 год

п. Троицко-Печорск, Республика Коми

Научный руководитель Анна Семеновна Власова

 

В название своего исследования я взял строчки, которыми мой прадед, Виссарион Павлинович Бажуков, участник Первой мировой войны, начинал свои письма жене, Марфиде Александровне. В 2018 году исполняется 100 лет окончания Первой мировой войны – события, потрясшего российскую и европейскую жизнь начала XX века. Сохранившиеся письма – это уникальная возможность заглянуть на столетие назад и понять, что чувствовал и думал человек, находившийся на передовой с августа 1914 по октябрь 1917 года.

 

Из рода Бажуковых

 

Род Бажуковых насчитывает более 900 представителей, и я принадлежу к восьмому поколению этого большого рода. Интерес к истории своих предков, к судьбам наших многочисленных родственников пробудил у меня мой дедушка Владимир Андреевич Бажуков, который долгие годы создавал родословное древо, вовлекая в исторический поиск своих детей и внуков.

Основатель деревни Еремеево Еремей Иванович Бажуков (1788–1854) дал начало нашему роду. А ветвь, к которой принадлежу я, пошла от Федосия Еремеевича (1808–1878) и его сына Павлина Федосеевича (1854–1933), личности абсолютно легендарной. К Павлину Федосеевичу, как к библейскому патриарху, восходят многие Бажуковы в Приуралье. Он был дважды женат, и в одной его семье было 14, а в другой 11 детей. Потомственный промысловик, много всего повидал и пережил он в своей жизни.

Два его старших сына, Виссарион и Прокопий, с ранних лет занимались традиционным промыслом, который помогал безбедно жить. Лес и река кормили большую семью. Сначала вместе с отцом, затем сыновья стали промышлять самостоятельно и славились как опытные и удачливые охотники. Виссарион учил младшего брата всем премудростям таежной жизни и промысла.

Семья Бажуковых была старообрядческая, но Павлин Федосеевич, отслуживший в царской армии 12 лет, повидавший мир, на жизнь смотрел широко. Оба его сына учились чтению и письму, счету в церковной школе, свободно читали церковную литературу, могли писать письма и прошения, то есть считались по тем временам очень грамотными людьми. В январе 1906 года в возрасте 21 года Виссариона Бажукова призвали на действительную военную службу (с 1906 года срок службы составлял 3 года в пехоте). В 1908 году он в звании ефрейтора вернулся домой и в 1909 году женился на Марфе Александровне Пыстиной, тоже из старообрядческой семьи. Молодые обосновались на родине жены в селе Усть-Илыч. Родились дети: в октябре 1910 года – дочь Поликсения (в крещении Апполинария), а в ноябре 1911 года – сын Михаил (в крещении Александр).

Брат Прокопий был призван на действительную военную службу после возращения домой Виссариона.

История распорядилась судьбой молодой семьи по-своему, отпустив ей весьма недолгие годы мирного времени. Через пять лет после свадьбы грянула война – Великая европейская, как ее называли тогда, или Первая мировая, как ее назовут несколько позже. Виссарион, будучи к той поре не только мужем, но уже и отцом, после объявления манифеста о всеобщей мобилизации был призван в ряды действующей армии и вынужден оставить любимое семейство. В августе 1914 года он распростился со своей Марфидой на берегу Илыча.

Чуть позже ушел на фронт и его младший брат Прокопий Павлинович Бажуков.

 

«Дорогая Марфида Александровна…»

 

На твой призывный клич, Отчизна дорогая,
Иду, как верный сын, Любовию горя…
Коль нужно – жизнь отдам, тебя благословляя,
За счастие твое, за Веру и Царя!

                   П. Горлецкий «Призыв». 1914

 

На протяжении многих веков письма – самый распространенный способ общения между людьми, разделенными расстоянием. Частная переписка в годы Первой мировой войны – единственное средство коммуникации между солдатами и их оставшимися в тылу родными и близкими. Всего за годы Первой мировой войны было мобилизовано 15,3 млн человек. Понятно, что объем переписки был огромен. Поэтому начали издательским способом выпускаться специальные шаблоны писем к «милой моей супруге», «дорогой жене» и т. п. Были образцы, обращенные к товарищам, а наибольшее их число было адресовано родителям. Шаблоны писем были распространены из-за низкой грамотности солдат. Другой важной причиной их появления была, вероятно, нехватка свободного времени у солдат. В трудных военных условиях использование шаблонных писем облегчало связь с домом[1].

Солдат Бажуков посылал письма своим родным и с нетерпением ждал ответа. Как рад он был любой весточке от родных и близких! Ничуть не меньше ждали писем и в тылу. Пришло письмо, значит, жив солдат!

В письмах моего прадеда своей жене присутствуют крупные, во весь лист иллюстрации, такие как «Занятия словесностью в казарме», «Смотр русских войск» и сцены военных сражений. В одном из последних писем на весь лист поздравительная открытка с Пасхой, нарисованная самим Виссарионом.

Шаблоны писем издавались частными типографиями преимущественно западного региона Российской империи. Вероятнее всего это был не только государственный заказ. Встречаются издания типографий Вильно, Варшавы, Одессы.

Приведу пример одного из шаблонов солдатского письма, используемых Виссарионом в посланиях Марфиде Александровне:

«Милая и дорогая моя супруга! В первых строках моего письма спешу поздравить тебя с ВЫСОКОТОРЖЕСТВЕННЫМ праздником РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА и наступающим НОВЫМ ГОДОМ, которые от чистого моего сердца желаю встретить и провести в душевной радости счастья и полном благополучии.

Особенная просьба моя к тебе, в эти великие дни, вознести твои горячие молитвы к Царю Царствующих и Господу Господствующих. В эти великие дни, может, я буду находиться лицом к лицу с неприятелем, и Господь услышит твои молитвы, сохранит меня от вражьей пули и штыка. Я же со своей стороны каждый день воссылаю молитвы к Богу, да наградит он тебя успехами во всех делах твоих и да сохранит тебя на многие лета.

Вторая просьба моя, не печалься обо мне, я знаю, что на твою долю выпал жребий тяжелый, и что разлука нас так далеко разделила, но видно так Господу угодно, что пришлось и мне постоять за веру Царя и Отечество.

Затем позволь пожелать тебе всего хорошего, заочно целую тебя и моих милых деток и прошу передать мои поздравления всем родным и знакомым.

Остаюсь горячо любящий супруг твой».

И подпись от руки: «муж Виссарион Павлинович».

В 1916 году шаблон текста солдатского письма существенно меняется, это и понятно – третий год идет война, необходимо было поднять моральный и патриотический дух солдат и тех, кто остался в тылу и настроить на победу. Привожу текст полностью:

«Дорогая моя женушка (от руки дописано – Марфида А.)

Из далеких краев шлю тебе свой низкий поклон и горячий поцелуй. Рвется к тебе душа моя, хоть-бы одним глазком поглядеть на тебя, прижать к груди своей. Да нельзя – надо за родину постоять и врага уничтожить или совсем прогнать. Не грусти, сердце мое: всё будет по-хорошему. Вернусь я к тебе и заживем как прежде жили. Война мне уже не страшна – привык я к ней. День-деньской стрельба идет, а наш солдат песни поет, рвутся снаряды кругом, а нам нипочем.

Наш солдат

Большой хват:

Пушек не боится,

Смерти не страшится,

Идет не труся,

На немца – гуся.

До того привыкли наши к боям, что скучают, когда заступает затишье. От нечего делать друг с другом борются, игры затевают, а то и письмецо домой пишут. Сидим то в окопах, то в поле и холод нам не страшен – обуты и одеты тепло.

До последнего солдата,

Наши теплые ребята,

Лезут на врага в траншеи,

Бьют его по шее.

Не забывай меня, дорогая, пришли о себе весточку, да молись Царю Небесному о сохранении здравия и жизни моей. Надеемся на полную победу над лукавым врагом. Тогда свидимся. Поцелуй деток, да кланяйся всем, кто меня знает и помнит. С тем до свиданья.

По гроб жизни верный тебе муж».

От руки подпись: «Виссарион Павлинович. 14 октября 1916 г. г. Одесса».

Тринадцать сохранившихся собственноручных писем Виссариона Павлиновича написаны на специальном бланке или на обычном листке и даже на листке из школьной тетради в клеточку. Читая каждое письмо, удивляешься уважению к родным и близким, обращению к жене и даже к детям по имени и отчеству.

В. С. Бажуков с момента рождения и до зрелого возраста прожил в своей родной деревне Еремеево, а после свадьбы – в селе Усть-Илыч, на родине своей жены, и самым ярким фактом его связи с внешним миром была военная служба в царской армии с 1906 по 1908 год. Он хорошо знаком с военными порядками, поэтому, понимая непредсказуемость военной судьбы, не беспокоит семью своими проблемами, а пытается прожить, хотя бы в письмах, кусочек мирной жизни.

«Пишу письмо на родину. Во-первых строках моего письма уведомляю я вас, дорогая супруга Марфида Александровна, присылаю я вам нижайшее почтение с любовью. Еще кланяюсь дорогому сыну Александру Виссарионовичу и дочери Поликсении Виссарионовне посылаю с любовью низкий поклон. Еще кланяюсь дорогому тестю и теще посылаю по низкому поклону. Всем по низкому поклону…»

Перечисление всех, кому отправлялся низкий поклон, занимает целую страницу.

Можно только представить, как ждали этих писем родные. Виссарион Павлинович, бывалый солдат, видавший всякое и переживший многое, был человеком впечатлительным и чутким, склонным замечать и осмысливать свои переживания – как мог и умел, конечно.

С какой любовью он обращался к своей молодой жене: «Милая, многоуважаемая супруга», «милая дорогая неоценимая супруга», «милая уточка Марфида Александровна», «незабвенная моя супруга», «драгоценная моя супруга»…

«…молитесь Богу, чтобы нам приехать домой…», – просил близких в письмах Виссарион Павлинович. Наверное, людям, смотрящим смерти в лицо, это крайне необходимо – осознание поддержки сил неземных, чтобы достойно встретить, может быть, последний день своей жизни. И одновременно, это своеобразная защита от того ужаса, с которым столкнулись наши прадеды. Беспокойство за родных и попытка призвать высшие силы, чтобы их уберечь. Видимо, поэтому так много строк в письмах обращено Богу.

На первый взгляд, письма похожи друг на друга, но если вчитаться в них, то в каждом найдется что-то свое, особое. Письма с фронта содержат крупицы сведений и такие данные, которые подчас ускользают из книг и документов, многие факты, детали, подробности запечатлены в них непосредственными участниками событий. И чем дальше отодвигаются в прошлое от настоящего эти письма, тем очевиднее их историческая ценность.

 

1914 год

 

Первое письмо написано на специальном бланке: «Москва 1914 года письмо на родину 31 августа. Здравствуйте дорогая моя супруга Марфида Александровна я вам посылаю мужское благословление желаю всего хорошего и счастливого успеха и посылаю с любовью низкий поклон. Еще кланяюсь дорогому сыну Александру Виссарионовичу и Полексении Виссарионовне посылаю низкий поклон». Далее поклоны всем родственникам и знакомым. И только в конце сообщается немного конкретной информации: «затем уведомляю дорогой супруге Марфе Александровне. Мы остались в Москве вдвоем со свояком Ильей Петровичем, а остальных отправили незнамо куда».

Второе письмо от 20 декабря, тоже на специальном бланке: «В первых строках моего письма спешу поздравить с праздником рождества Христова и наступающим новым годом…» Затем из письма узнаем, что «отправили из госпиталя 13 декабря. Теперь нахожусь в Варшаве. Будут отправлять в свою часть. Опять придется быть бою. Германия дрожи. Каждый день беспрерывно дерутся. А про мир ничего не известно нам. Затем остаюсь живым и здоровым и тоже вам желаю быть. Адрес мой В действующую армию 4 армейского корпуса 157 Имеретинского полка 13 роту».

Сохранилось только два письма первого года Мировой войны. Но и они дают важную информацию. Во-первых, ефрейтор Бажуков с группой мобилизованных из Троицко-Печорской волости был направлен в Москву, где их распределили по разным военным частям. А уже в декабре он оказывается в Варшаве и уже получил ранение. Проследить боевой путь прадеда удалось на портале «Памяти героев Великой войны 1914–1918» (gwar.mil.ru).

В 1914 году он в составе 157 Имеретинского полка принял участие в двух военных операциях: Варшавско-Ивангородская операция 1914 г. 15 (28) сентября – 26 октября (8 ноября). Варшавско-Ивангородская операция по количеству участвовавших в ней войск и по стратегическому замыслу являлась одной из крупномасштабных операций Первой мировой войны. В ней принимала участие почти половина всех русских сил, действовавших против Германии и Австро-Венгрии. Еще выяснилось, что Имеретинский полк входил в 4 армию Юго-Западного фронта. Меня заинтересовало название этого полка и с помощью интернет ресурсов я выяснил историю этого полка: «157-й пехотный Имеретинский полк – воинское соединение вооруженных сил Российской империи, существовавшее в 1863–1918 годах. Сформирован на Кавказе 6 ноября 1863 года, под названием Имеретинского пехотного полка, в составе трех батальонов и трех стрелковых рот из 5-го резервного батальона Тенгинского пехотного полка, с добавлением нижних чинов из батальонов внутренней стражи и рекрутов. 25 марта 1864 года полку присвоен № 157. Приняв участие в нескольких экспедициях против горцев, имеретинцы оставались на Кавказе до 1866 года, а затем были переведены в Казанский военный округ. Принимал участие в Кавказской, русско-турецкой 1877–1878 годов и Первой мировой войнах. Командиры полка в годы Первой мировой войны: Полковник Георгий Михайлович Тихменев 20.12.1914–1.01.1916 гг. и Петр Стефанович Рогальский 02.1916–1918 гг.» [2].

 

1915 год

 

Третье письмо, от 27 февраля, на специальном бланке: «…Не печалься, моя милая, я знаю тебе, да и мне тяжела разлука, но утешением является то, что Бог сподобил меня защищать свое Отечество, веру и дорогого нашего Царя-Батюшку. Посылаю вам глубочайшее почтение и низкий поклон. Еще уведомляю что от вас получил письмо 26-го февраля и другое получил 27 февраля и посылку получил 21 февраля. Благодарю вас за все дорогая супруга. Еще уведомляю дорогая супруга нам никакого поста нету и дают мясную пищу. Еще нахожусь по-старому по неприятелю стрельба идет день и ночь. Адрес мой по-старому. Писал Виссарион Бажуков письмо».

Четвертое письмо, от 7 июня, на линованной бумаге, начинается со слов «Господи благослови». «Уведомляю вас, что я письмо получил 6-го июня, за которое вас сердечно благодарю и неоднократно целую. Еще уведомляю вас, что мой брат Прокопий находится недалеко от меня, я бы сходил только не пускают потому что стоим на передовой позиции уже три месяца без смены. Еще милая супруга вы мне написали что посылку не принимают. А раз не принимают и нечего посылать. Вы говорите пошлю деньги. Я, милая супруга не прошу, потому я дожидаюсь каждый час смерти. Если жив буду домой ехать прошу. Еще уведомляю от вас письмо получил около тридцати. Еще прошу пожалуйста объясни мне как вырос мой жеребенок. Еще прошу до осени собаку не продавай. Если же осенью меня не будет тогда можешь продать».

Пятое письмо, от 1 июля, на обычной бумаге. «Здравствуйте многоуважаемая милая супруга Марфа Александровна и незабываемые дорогие дети. 19 июня я получил 3 ваших письма и карточку. Наш полк переезжает на другое место, только не знаю куда. Сегодня уже садимся на поезд вечером. Еще уведомляю вас милая супруга вам посылаю маленькую посылку с лишним бельем. Себе оставил 2 пары потому вы сами знаете едим не в гости, что Бог даст то и получим. Еще извещаю вам что нам нельзя писать на счет войны. Ротные командиры все перечитывают. Это письмо я отправляю в посылке. Если получишь напиши поскорее. Адрес все равно по-старому будет потому что весь наш корпус переезжает. И прошу молитесь Богу за меня».

Шестое письмо, от 9 июля, на линованной бумаге. «Здравствуйте многоуважаемая незабвенная моя супруга Марфида Александровна и здравствуйте милые любезные дети Александр Виссарионович и Поликсения Виссарионовна я вам посылаю глубочайшее почтение. Знаете, я, дожидаю каждый час смерти. И просите Бога хотя бы я смог увидеть вас живыми глазами».

Четыре письма второго года войны открывают перед нами жестокую картину фронтовой жизни: «стрельба идет день и ночь, на передовой позиции стоим без смены три месяца, я дожидаюсь каждый час смерти, едим не в гости, что Бог даст то и получим…»

В письмах он ничего не сообщает близким о ходе боевых действий и где конкретно воюет, так как писать об этом запрещают командиры. Цензура проверяла все письма. Но в то же время спешит сообщить, что воюет рядом с братом Прокопием. Дает советы по хозяйству, оставаясь вдали от дома главой семейства.

С помощью уже упоминавшегося интернет-портала «Памяти героев Великой войны 1914–1918» выясняю, что Виссарион Бажуков в 1915 году принял участие в двух военных операциях.

Наступление из Восточной Пруссии (Риго-Шавельская операция) началось 1 июля. За месяц боев русские войска были оттеснены за Неман, германцы захватили Курляндию с Митавой и важнейшей военно-морской базой Либавой, Ковно, вплотную подошли к Риге. Большое отступление стало тяжелым моральным потрясением для солдат и офицеров русской армии, правящих кругов и населения страны. Атмосферу отчаяния и упадка душевных сил, охватившего русскую армию в 1915, передал генерал А. И. Деникин в своей книге воспоминаний «Очерки русской смуты»: «Великая трагедия русской армии – отступление. Ни патронов, ни снарядов. Изо дня в день кровавые бои, изо дня в день тяжкие переходы, бесконечная усталость – физическая и моральная; то робкие надежды, то беспросветная жуть…»

В ходе боев около д. Лопени-Ежи (Польша) мой прадед был ранен во второй раз. Поэтому письма его прерываются. Так закончился для него 1915 год.

 

1916 год

 

Седьмое письмо, от 15 января, на специальном бланке «разрешено военной цензурой 1915 г. Вильно». «Сегодня были на разбивке в городе Смоленский, меня назначили обратно. Адрес мой тот же. Действующая армия, 157 Имеретинский полк, 13 рота».

Восьмое письмо, от 12 августа, на обычной бумаге. «…Уведомляю вам милая моя уточка Марфида Александровна я теперь живу слава Богу хорошо в учебной команде, но только извиняюсь я перед вами писал, что летом приеду в отпуск, но мне не пришлось потому что попал учителем, все-таки лучше, чем на позициях. Затем прошу милая супруга сколько можешь только и заведи скота потому конец войны не видать, когда будет Бог его знает. Брат мой Прокопий Павлинович уехал домой в отпуск, но когда он обратно будет ехать пошлешь с ним посылку».

Девятое письмо, от 14 октября, на специальном бланке «дозволено военной цензурой». Одесса.

«Адрес мой неизвестно. Уведомляю вам драгоценная моя супруга Марфида Александровна я сегодня уеду из Одессы в Румынию, но там не известно, чего будет может и нельзя писать письма к вам. И еще прошу милая дорогая супруга и милые дорогие мои дети молитесь Богу за меня хотя бы как-нибудь повидаться с вами».

Таким образом, исходя из писем 1916 года, узнаю, что его полк вновь поменял место дислокации и боевой службы. Из Смоленска полк переправляется в Одессу. Одесский военный округ стал тыловым районом Румынского фронта и базой Транспортной военной флотилии. Затем оказывается на румынском фронте в составе 4 армии.

Румынский фронт – оперативно-стратегическое объединение Русской императорской армии на южном крыле русско-германского фронта Первой мировой войны. Образован 3(16) декабря 1916 года в связи с разгромом румынской армии войсками Центральных держав, произошедшим осенью 1916 года.

В семейном архиве сохранилась еще «Записная книжка младшего унтер-офицера учебной команды 157 пех. Имеретинского полка Виссариона Бажукова на 1917 год», из которой узнаем, что это воинское звание он получил 14 февраля 1916 года, и награжден боевой наградой – Георгиевским крестом.

Далее он сожалеет, что не мог приехать в отпуск и сообщает, что служить стало легче. Но конца войны не видать, поэтому, беспокоясь о семействе, просит завести побольше скота. Также сообщает о своем брате. Значит, всё-таки встретились и поддерживали друг друга.

 

1917 год

 

Десятое письмо, от 16 марта, на обычной бумаге. «Уведомляю вас дорогая милая уточка Марфида Александровна я уже живу в своей команде более недели. И теперь главная радость сменили звания начальству, все стали господами от унтера офицера до генерала. Теперь в России есть новое правительство и всем будет хорошо, и мы дождались день воскресный для нас. И еще извещаю вам мне служба не тяжела только очень скучно не могу я вас забыть ни одной минуты все мое сердце болит за вас и еще извещаю у нас слава Богу хлеба хватает так же сахару дают понемногу только осталось победить врага тогда стали бы жить хорошо…»

Одиннадцатое письмо, от 2 апреля, на обычной бумаге. «Действующая армия Румыния. Делать нечего праздник мне очень скучно провести без дела и думал рисовать вам поздравительное письмо. Уведомляю вас что это будет последнее поздравительное письмо. Молитесь Богу, чтобы на будущей Пасхе Я БЫЛ С ВАМИ. Еще извещаю вам у нас на пасху выдали по 2 яйца и по полуфунту колбасы и по 2 фунта белого хлеба и по стакану виноградного вина. Немного постаралось новое правительство не забыло нас страдающих воинов».

В этом письме был еще приложен специальный бланк с изображением короля Румынии, а на обратной стороне написано от руки: «Посылаю дорогая семья поздравление и 50 коп. на свечи».

Двенадцатое письмо, от 20 июня, на обычной бумаге. «Румыния …еще прошу милая супруга летом нанимай если найдешь кого-нибудь потому вы уже через силу работаете мне вас жалко и сможет Бог даст к зиме приедем домой, и я вам пошлю 20 рублей денег на помощь. Еще прошу дорогая пиши почаще письмо то мне очень скучно без вашей весточки».

Унтер-офицерское жалование уже позволяло Виссариону отправлять деньги домой.

Тринадцатое письмо, от 15 августа, на обычной бумаге. «Я пока живу на старом месте. А дальше не известно, я ожидаю командировки куда нибудь нестроевой должности. Я ходил к командиру полка, меня должны перевести в дивизионный лазарет».

К этому письму был приложен агитационный лист Центрального комитета Объединенного Студенчества г. Одессы «Да здравствует демократическая республика». А на обратной стороне Виссарион Павлинович пишет своей жене: «Позвольте вам милая супруга объяснить, что такое народные права и свободы вы, наверное, ничего не знаете и думаете, что без царя нельзя жить. Это все сложно. Чтобы вы могли убедится я и посылаю этот листок и прошу читать понятному человеку и прошу не бросать этот листок».

Таким образом, письма из действующей армии, отражают настроения автора и позволяют проследить изменения в ходе Первой мировой войны морального состояния ее участников.

В октябре 1917 года Виссарион вернулся домой. Но радость возвращения была недолгой. Времена  были тревожные: революцию сменила гражданская война. Летом 1918 года в Усть-Илыч начали наезжать то красные, то белые. Местные мужики воевать не хотели, но их силой забирали с собой то одни, то другие. Виссарион с сыном какое-то время прятался от мобилизации на покосе. Но красные всё же поймали его и еще четверых мужиков и увезли с собой.

Жена Виссариона Марфа Александровна сильно горевала, стремилась узнать хоть что-то о муже. Лишь в 1921 году товарищ деда по службе в Красной Армии письмом известил, что его друг Виссарион Павлинович Бажуков в 1919 году лежал в госпитале в Перми, заразился тифом и умер. Похоронили его в общей могиле на военном кладбище.

Так закончился жизненный путь солдата Первой мировой войны.

 

* * *

Письма Виссариона Павлиновича целое столетие бережно хранились в семье Бажуковых. На семейном совете было принято решения передать все письма в Троицко-Печорский районный музей.

 

 

[1] Шаблоны солдатских писем времен Первой мировой войны. URL: http://posredi.ru/shablony-soldatskix-pisem-vremen-pervoj-mirovoj-vojny…

[2] ru.wikipedia.org/Имеретинский 157-й пехотный полк

12 февраля 2019
«Марфиде Александровне из действующей армии»: Письма прадеда с Первой мировой войны

Похожие материалы

9 августа 2011
9 августа 2011
14 июля 2015
14 июля 2015
Омское отделение общероссийской общественной историко-просветительской организации «Мемориал» объявляет ежегодный областной конкурс «Память о прошлом – путь к будущему».
20 мая 2016
20 мая 2016
26 апреля в здании Мемориала на Большом Каретном в рамках школы-академии для победителей нашего конкурса проходили очередные дебаты, организованные Фондом Гайдара.