Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой

Фото дня

 
Расстрелян Ежов
Из книги Д. Кинга "Исчезающий комиссар"

3 февраля 1940 г. по решению Военной коллегии Верховного суда СССР расстрелян бывший нарком внутренних дел, главный организатор Большого террора, «железный нарком», «любимец народа», «кровавый карлик» Николай Иванович Ежов.

Происхождение Ежова не установлено точно: сам он в анкетах писал, что был сыном питерских рабочих, но вероятно, родился в семье земского сторожа (т.е. полицейского) на территории современной Польши. Закончил начальную школу и был отправлен в Петербург учиться мастерству портного у родственника. Работал на разных работах, нигде не закрепился, в 1915 году записался добровольцем в армию. Какое-то время провел на северо-западном фронте, но в итоге был отозван в тыл по причине ранения и негодности к строевой службе: будущий организатор сталинских репрессий был очень мал ростом, всего 151 см.

В 1917 году Ежов вступил в РСДРП(б), но идейным революционером его назвать сложно: в следующем году он работал слесарем и рабочим стекольного завода. В 1919 был призван в Красную армию. Став сначала писарем при школе, готовившей военных радистов, он вскоре стал ее комиссаром, а затем был переведен в Москву. В 1922 году — назначен секретарем Марийского обкома, то есть фактически верховным представителем Советской власти на территории, которая сейчас называется республикой Марий Эл. В следующие годы Ежов сделал очень успешную карьеру, в 1930 познакомился со Сталиным, а в 1935 стал секретарем ЦК ВКП(б) и возглавил отдел руководящих партийных органов.

Сталин, пытавшийся укрепить собственную власть, опасался политических противников в лице «ленинской гвардии» — старых соратников Ильича, которые сохраняли влияние внутри партии. Когда в 1934 году был убит член политбюро Сергей Киров, Сталин решил воспользоваться этим и поручил не имевшему никакого полицейского опыта партработнику Ежову расследование — в обход наркома внутренних дел Ягоды. То же произошло с так называемым «Кремлевским делом», когда по обвинению в подготовке покушения на Сталина были арестованы десятки служащих Кремля и военных. В обоих случаях виновными были названы крупнейшие из сталинских конкурентов — Каменев, Зиновьев, Троцкий (который тогда уже жил за границей). «Недостаточная революционная бдительность» стала поводом для отставки Ягоды, который был вскоре расстрелян, и в сентябре 1936 года всецело преданный Сталину Ежов стал новым главой НКВД.

На первом совещании с руководящим составом он показал им кулаки и заявил: «Вы не смотрите, что я маленького роста. Руки у меня крепкие — сталинские. Буду сажать и расстреливать всех, невзирая на чины и ранги, кто посмеет тормозить дело с врагами народа». Ежов действительно развил на новом посту бурную активность, сначала арестовав и расстреляв несколько тысяч чекистов, а затем организовав по указанию Сталина то, что теперь называют Большим террором.

Датой начала Террора считается принятие секретного приказа НКВД №00447, который предписывал ликвидировать группы людей, враждебных советской власти — «кулаков», «членов антисоветских партий», «участников повстанческих, фашистских, шпионских формирований», «троцкистов», «церковников» и так далее. НКВД во главе с Ежовым принялся за дело. Из центра в регионы высылались разнарядки на расстрел определенного количества людей, принадлежащих к этим группам. Никого не волновало, сколько членов этих очень условных групп на самом деле есть в какой-то области: надо было выполнить план. Чекисты в областях не могли арестовать или расстрелять меньше — наоборот, соответствии с духом социалистического соревнования, они были обязаны превысить этот план, чтобы не попасть под следующую чистку. Часто человека арестовывали по доносу или по подозрению, а затем при помощи пыток заставляли его назвать столько имен, сколько было надо для выполнения плана — никто не проверял, на самом ли деле названные им люди виновны. Приговоры выносились «тройками» из областного прокурора, руководителя НКВД и секретаря партийной организации, то есть никаких шансов защитить себя приговоренным не давали.

По официальным данным, за период 1937-1938 было арестовано и приговорено к разным мерам наказания 1 344 923 человек, из которых 681 692 — расстреляно.

Этот период до сих пор остается одной из самых трагических страниц российско-советской истории, а фраза «37-й год» не требует дополнительных пояснений.

После окончания массовых репрессий Сталин перестал нуждаться в Ежове. В результате тот был сначала назначен по совместительству наркомом водного транспорта, а в августе 1938 года — снят с поста главы НКВД, на который назначили Берию. Понимая, что это означает скорый арест, Ежов много пил. Наконец, в апреле 1939 его арестовали, и вскоре расстреляли по обвинению в подготовке государственного переворота, а еще в том, что он, «Действуя в антисоветских и корыстных целях, организовывал убийства неугодных ему людей, а также имел половые сношения с мужчинами (мужеложество)» (цитата из обвинительного заключения). Преемник Ежова Берия расправился со своим предшественником и верными ему людьми так же, как Ежов двумя годами ранее расправился с Ягодой.

Рядовым советским гражданам никак не объяснили, куда пропал всесильный нарком внутренних дел, любимчик Сталина и гроза всех врагов революции. Через некоторое время его имя стало постепенно пропадать из новых изданий книг, а на фотографиях, где он запечатлен вместе со Сталиным, его фигуру стали ретушировать, в результате чего он позже получил издевательское прозвище «исчезающий комиссар». Бывший ближайший соратник Сталина был обвинен в «перегибах», а время, когда он был наркомом, прозвано «ежовщиной». Но едва ли можно сомневаться, что истинным архитектором Большого террора был Сталин, а Ежов — высокопоставленным исполнителем его воли.