Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
1 июня 2018

Леонид Кацва за верстаком

10 мая на очередной встрече Вольного исторического общества в Мемориале в роли историка за верстаком выступил преподаватель истории, заслуженный учитель России и автор нескольких влиятельных учебников по истории России Леонид Кацва.

В разговоре с Константином Морозовым и Никитой Соколовым речь зашла о «единых учебниках», навязывании учителям несвойственных им функций, преподавании в цифровую эпоху и личном, почти сорокалетнем пути Леонида Александровича в качестве педагога и историка.

Все наши подкасты можно найти в открытом доступе на iTunes или послушать через любой другой подкаст-клиент, подписавшись на RSS.

1 июня 2018
Леонид Кацва за верстаком

Похожие материалы

25 июня 2010
25 июня 2010
Немецкий историк, специалист по истории повседневности, Альф Людтке рассказывает о значении и коварстве фотографий в исторических исследованиях: они являются надёжным и наглядным источником знания о прошлом, но при этом способны манипулировать реальностью
11 октября 2016
11 октября 2016
Михаил Мельниченко о перезапуске «Прожито», новых горизонтах проекта, роли дневников в образовании, личном отношении к личным текстам и выходе в оффлайн
6 июля 2016
6 июля 2016
Немцы не задерживали беглецов, но дубинками и прикладами давали им на дорогу последний показательный урок своей философии «расового мифа»; по ту сторону демаркационной линии в длинных тулупах, буденовских остроконечных шлемах и со штыками наголо стояли стражники «классового мифа», приветствуя скитальцев, бегущих на землю обетованную, спущенными с поводка овчарками или огнем ручных пулеметов.
24 мая 2016
24 мая 2016
Еще совсем недавно Всеволод Константинович был уважаемым человеком, педагогом-методистом, имя которого было широко известно российским учителям. Его книга «Как постепенно дошли люди до настоящей арифметики» поставила его в ряд с лучшими просветителями России начала ХХ века. И всё это больше ничего не значило.

Последние материалы