Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
6 марта 2017

Как говорить с детьми о Блокаде

методичка

Государственный музей обороны и блокады Ленинграда выпустил сборник статей по работе с одной из самых сложных и болезненных тем в школьном курсе истории ХХ века – Блокаде. «УИ» публикуют электронный вариант сборника-методички вместе с фрагментом вступительной статьи от А. Д. Раппопорт и Н. Г. Шейко


Что знают о блокаде современные петербургские школьники?

В ноябре 2015 г. кафедра культурологического образования СПб АППО провела масштабное анкетирование петербургских школьников 2–11 классов для того, чтобы выявить уровень знаний о блокаде и отношение к блокадной теме у современных детей. Всего мы получили и обработали более 2000 анкет.

Первый вопрос анкеты касался интереса школьников к блокадной теме и мотивации к ее изучению. Этот вопрос предполагал выбор ответа из нескольких вариантов: «Представь, что учитель предлагает твоему классу подготовить сообщение о блокаде Ленинграда. Как бы ты поступил? (обведи один ответ)»

  •  Я бы вызвался делать сообщение, так как тема блокады мне интересна;
  •  Я бы согласился делать сообщение о блокаде, так как вряд ли кто-то из моего класса захотел бы сделать это;
  •  Я бы взялся делать сообщение о блокаде, если бы меня об этом попросил лично учитель;
  •  Я бы не стал вызываться сам, мне тема блокады Ленинграда не очень интересна;
  •  Я бы не стал делать сообщение о блокаде Ленинграда, так как по этой теме я уже все знаю и подобные доклады я уже делал не раз.

Около 80 % учащихся начальных классов проявили интерес к изучению блокадных темы, выбрав ответ «Я бы вызвался делать сообщение, так как тема блокады мне интересна». Лишь 2 % высказались категорически против, сообщив, что «тема блокады Ленинграда им не интересна».

В средней школе ответ «тема мне интересна» выбрали только 50 % школьников. 30 % опрошенных указали, что стали бы делать сообщение о блокаде, если бы их попросил об этом учитель (то есть при наличии «внешней мотивации»). Пять процентов детей категорически отказались.

В старшей школе внешняя мотивация полностью преобладает: более 70 % учеников указали, что стали бы делать сообщение о блокаде, только если бы их попросил об этом учитель.

Полученные результаты продемонстрировали заметное снижение интереса к блокадным темам к концу школы и «переключение» мотивации с внутренней («мне это интересно») на «внешнюю» («меня попросили»).

Дальше школьникам было предложено задание, направленное на выявление качества знаний о блокаде. «Представь, что к тебе приезжает друг из другого города. Он просит тебя кратко рассказать о блокаде Ленинграда. Что бы ты ему рассказал? Напиши от 3 до 10 предложений».

У учеников начальной школы описание блокадных событий укладывалось в 4–5 предложений. Анализ этих текстов позволяет утверждать, что абсолютное большинство ребят (больше 70 %) выражают свое личное ощущение и дают собственную оценку блокадным событиям («страшное», «ужасное», «суровое время», «кошмар ужасный», «мне страшно», «если бы я был в блокаду, мне было бы страшно», «все плакали и замерзали на дорогах» и т. д.). Больше половины описаний содержат указания на трудности, с которыми встречались ленинградцы – голод, холод, бомбежки и, как неизбежное, смерть. В основном ребята описывают факты, «выпадающие» из привычной повседневности – «хлеб из опилок и клея», «ели кошек», «ходили за водой на Неву», «сажали капусту в городских парках», «учились в школах в бомбоубежищах», «дети работали», «люди ели кошек», «одна мандаринка на новый год» и пр.

Достаточно часто в рассказах детей 8–11 лет блокадные события «выходят» за ленинградские границы и смешиваются с тем, что дети вообще знают о войнах и, в частности, о Великой Отечественной. Так, в их текстах упоминаются «салют в Москве в честь Орла и Белгорода», «началась блокада в 4 часа утра 22 июня», «закончилась блокада в 1945 г.», «собаки бросались под тапки», «герои блокады – Зоя Космодемьянская» и пр. Ребята допускают многочисленные исторические ошибки, с трудом формулируют понятия, часто воспроизводят внешние словесные формулы, не задумываясь об их смысле. «В городе была война, теперь это называется блокадой», «детей заставляли работать и давали за это хлеб», «в один ужасный день немцы добрались до Москвы, а Кутузов сжег Москву», «Клискаревское кладбище». «Кольцо прорыва», «Люди сидели в землянках, чтобы попить воды, они шли по Дороге жизни. Они могли принести еду только ночью».

Описание блокадных событий учениками средних классов укладывалось в текст, состоящий из 3–4 предложений. По сравнению с тем, что писали ребята помладше, можно заметить следующие отличия:

  • 50 % учащихся стараются привести хоть какие-то исторические факты, связанные с блокадой. Чаще всего, даты начала и завершения блокады, количество дней, нормы хлеба, количество жертв блокады, фамилии некоторых ленинградцев- героев или исторических деятелей. Практически все правильно называют даты блокады;

  • большинство детей продолжает прежде всего указывать на трудности, с которыми встречались ленинградцы – голод, холод, бомбежки. Но важно, что некоторые ребята начинают упоминать родственников-блокадников и ветеранов Великой Отечественной войны, они говорят о необходимости сохранять память и выражают гордость за народ;

  • часто упоминается каннибализм и употребление в пишу домашних животных – кошек, собак, птиц («одна женщина нашла в канаве голову и съела ее», «пришли в квартиру, а там за шкафом груда человеческих костей»).

По-прежнему очень велико количество исторических ошибок, трудностей в формулировании понятий: количество блокадных дней – 900, 879, 872, 871; количество жертв – 1,5 млн, 1 млн, 640 тыс; нормы хлеба – от 50 гр до 550 гр., «Наполеон хотел захватить Ленинград и пойти дальше» (6 кл.), «Блокада была по большей части зимой» (6 кл.).

Ста р ш е кл асе и и к и написали в анкетах тексты из 5-6 предложений. Почти все они напоминают сухие энциклопедические справки с указанием цифр и событий. 80 % школьников указывают точное число блокадных дней 872. Фактически полностью отсутствуют личные оценит, мнения, высказывания.

Очевидно, что по мере взросления у школьников пропадает только наметившийся в средней школе личностный интерес к блокаде, попытка увидеть историческое событие в контексте личной семейной истории. «Информационный» подход, свойственный курсам истории и обществознания, приводит к отчуждению блокадных тем.

С помощью третьего вопроса мы хотели узнать, насколько петербургские школьники осведомлены о «местах памяти» – мемориалах, музеях, связанных с блокадой. Вопрос был сформулирован следующим образом: «Представь, что друг из другого города просит тебя показать какое-то место в Санкт-Петербурге, связанное с блокадой. Куда бы ты его отвел? Какие бы памятники или музеи, связанные с блокадой, ты бы показал?» (допиши ответ).

Учащиеся начальных классов указывали 1–2 объекта, среди которых безусловно лидировали:

  • музей обороны и блокады Ленинграда в Соляном городке (55 %), Артиллерийский музей (45 %), музей хлеба (20 %);

  • Пискаревское кладбище (85 %), Дорога жизни (20 %), отдельные памятники на Дороге жизни – Разорванное кольцо (14 %), Тане Савичевой (22 %), Цветок жизни (12 %).

Многие школьники вспоминали объекты, расположенные рядом с их школой. Так, учащиеся Выборгского района чаще всего вспоминали «Блокадный колодец», парк Сосновка, площадь Мужества, дети из Колпина – И жоре кий завод, «Вечный огонь» и т. д. Показательно, что 30% учеников назвали блокадным памятником Марсово поле.

В средних и старших классах список указанных музеев и мемориалов значительно расширяется. Дети вспоминают (все названия – в редакции детей) «блокадный трамвай», «блокадная подстанция», «блокадная прорубь», «блокадный колодец», «доты», «блокадная комната семьи Агте», «Эта сторона улицы наиболее опасна», Зоопарк, Парк Победы, диорама в Кировске, Исаакиев- ский собор и др.

Наконец, финальный вопрос мы задавали для того, чтобы выяснить источники знаний о блокаде. «Откуда ты знаешь о блокаде Ленинграда? Какие источники прежде всего помогли тебе составить представление о ней? (выбери и обведи от 1 до 3 ответов или допиши свой)»

  •  Я изучал это в школе на уроках;
  •  Я узнал об этом из экскурсий в музеи, которые мы совершали всем классом;
  •  Я читал об этом в книгах;
  •  Я смотрел телепередачи и фильмы о блокаде;
  •  Я узнал об этом из классных часов и бесед с классным руководителем;
  •  Я бывал на экскурсиях по блокадным местам Петербурга;
  •  Мне рассказывали об этом родители, бабушки и дедушки;
  •  Я узнал об этом в кружке или клубе при Дворце творчества (на дополнительных занятиях);
  • Твой вариант ответа».

Девяносто процентов учеников начальной школы в качестве главного источника информации о блокаде назвали семью, на втором месте оказалась школа (76 %), на третьем – телепередачи (50 %). Интересна районная специфика. Например, у учащихся Колпино на третьем месте оказалось «чтение книг», а у школьников из Выборгского района – «экскурсии по городу».

Аналогичная картина и в средней школе: на первом месте семья (84 %), на втором телепередачи, фильмы (40 %), на третьем школа (39 %). Дополнительно дети указывали такие источники, как Интернет, «друзья рассказали», «библиотека», «работал в музее», «узнал на линейке».

Картина резко меняется в старших классах. Основным источником информации становится школа (90 %), на втором месте музеи (50 %), на третьем – телепередачи, фильмы (35 %). Это значит, что чем старше становятся дети, тем меньше они обсуждают события военной истории с членами своей семьи, а следовательно почти не соотносят эти события со своим личностным опытом. К моменту окончания школы блокада Ленинграда исчезает из пространства активного познавательного интереса петербургских школьников.



Полную версию статьи с ответами на поставленные вопросы и предложениями по реструктуризации учебного курса можно скачать по ссылке ниже в формате PDF

 

6 марта 2017
Как говорить с детьми о Блокаде
методичка
Для скачивания

Похожие материалы

6 июля 2016
6 июля 2016
Хватался за любую работу. Однажды за погрузку на вокзале заработал несколько десятков рублей. Купил себе новую рубашку, к ней галстук и кепку. Соседи по общежитию оглядели его со всех сторон и сказали: «Хитрый еврей всегда остается хитрым евреем». В этом суждении была вся суть антисемитизма! «Что бы я ни заработал тяжким трудом, своим горбом, что бы я ни сделал для науки, для людей я всегда буду другим, чем мои товарищи по «общаге», в дальнейшем и по работе – «хитрым евреем».
24 мая 2016
24 мая 2016
«Моя бабушка Мария Тимофеевна Симонова родила шестерых детей. Их семья в селе была не "многодетной". Бабушка даже не была награждена медалью Материнства. Сказала, что, если бы было у нее семь детей, то медаль 4-й степени она бы получила. А за шестерых детей награда была не положена».
7 июля 2016
7 июля 2016
Смерть не просто присутствует в моем детстве, смерть гуляла по моему детству как полная хозяйка и делала с моей душой все, что ей было угодно, я даже толком не знаю и не узнаю, что она с ней сделала... Что такое для меня война, гетто, что такое для меня быть евреем? Что такое для меня моя биография, моя жизнь, моя душа, мое сознание, мое мышление? Это, прежде всего, взаимоотношения моей детской души со смертью

Последние материалы