Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
1 февраля 2017

Особое место памяти

интервью с командой сайта «Мемориальное кладбище Сандормох»
Источник: http://sand.mapofmemory.org
Источник: http://sand.mapofmemory.org

В прошлом году запустился сайт Мемориального кладбища Сандормох — одного из мест захоронений жертв массовых расстрелов в Карелии в эпоху Большого террора. Мы поговорили с создателями проекта об истории обнаружения захоронений, об их сайте и текущей ситуации, сложившейся вокруг Сандормоха. 

На вопросы “УИ” отвечают:
Ирина Флиге (ИФ)
Евгения Кулакова (ЕК)
Дмитрий Притыкин (ДП)


– Расскажите историю поисков и обнаружения захоронений под Медвежьегорском.

ЕК: При создании сайта для нас было важно не только нанести на карту каждый памятный знак на мемориальном кладбище, но и показать контекст, в котором это кладбище существовало как место расстрелов и захоронений и существует сейчас как место памяти. Поэтому на сайте есть (и появятся ещё) несколько статей-лонгридов, рассказывающих о ходе и масштабах Большого террора в Карелии, об истории знаменитого Соловецкого этапа и, конечно, об истории обнаружения захоронения, которая неразрывно связана с историей поиска следов «соловецкого этапа» – 1111 заключенных Соловецкой тюрьмы особого назначения, вывезенных с островов в конце октября 1937 года и бесследно исчезнувших.

ИФ: Захоронения в урочище «Сандормох» обнаружила 1 июля 1997 совместная экспедиция Петербургского и Карельского Мемориалов под руководством Вениамина Иофе. Вообще в Карелии поиском мест массовых захоронений расстрелянных в годы Большого террора по приговорам Карельской Тройки НКВД занимались Иван Чухин и Юрий Дмитриев – им удалось по документам составить перечень расстрельных мест в Карелии (всего их 16 – Петрозаводск, Медвежья Гора, Сегежа, Беломорск и др.). Местами казней служили лесные массивы, достаточно удаленные от жилых кварталов, однако в актах о приведении приговоров в исполнение они значатся по наименованию этих населенных пунктов. Поэтому главная проблема поиска таких захоронений – это необходимость работать с дополнительными источниками: от свидетельств местных жителей до ландшафтных исследований. К 1997 году Юрий Дмитриев уже сумел найти на местности захоронения в Петрозаводске – на территории Сулажгорского кирпичного завода и в районе пос. Бесовец, а также в селе Деревянное Прионежского района, известное, как «Красный бор». Расстрельное место в окрестностях Медвежьегорска, где в 1937-1938 году приводили в исполнения приговоры Карельской Тройки НКВД, на тот момент локализовать ещё не удалось.



С конца 1980-х мы с Вениамином Иофе, Антониной Сошиной и Сергеем Кривенко занимались поиском следов «Соловецкого этапа». К весне 1997 года Вениамину Иофе по совокупности различных источников и документов удалось установить место расстрела соловецких заключенных – ст. Медвежья Гора, а затем и локализовать район полевых поисков захоронений до одного квадратного километра. В итоге именно на этом конкретном участке лесного массива на 19-м км автомобильной дороги Медвежьегорск – Повенец пошли экспедиции и раскопки.

30 июня 1997 года совместная поисковая группа при содействии заместителя главы районной администрации по культуре В. Каштанова, приступила к поиску в районе заброшенного песчаного карьера на 19-м километре дороги Медвежьегорск-Повенец. Командование расположенной поблизости воинской части выделило группу солдат для проведения раскопок, и 1 июля были обнаружены первые могильные ямы размером 4×4 м, опознанные по небольшим проседаниям земли и правильной четырехугольной форме. В первых же раскопах на глубине двух метров были обнаружены останки, в которых черепа имели пулевые отверстия в затылочной части. Всего было зафиксировано около 150 ям, две из которых были вскрыты в присутствии представителя районной прокуратуры. 

По предложению В. Иофе захоронению было дано название «Сандормох», по названию расположенного недалеко урочища, сохранившемуся на старых картах. А восьмого августа 2000 года Мемориальное кладбище «Сандормох» получило официальный статус памятника истории и культуры по постановлению Правительства Республики Карелия.

– Есть ли у этих захоронений какая-то характерная специфика в историческом смысле и как места памяти?

ИФ: В годы Большого террора такие места расстрелов и захоронений находились практически во всех областных центрах, а в некоторых регионах их было несколько. До сих пор исследователям неизвестен весь перечень мест массовых захоронений и их количество, не говоря уже об обнаружении и мемориализации их на местности.

Сегодня мы знаем с разной степенью достоверности о порядка 150 местах массовых захоронений жертв Большого террора, но только о некоторых можно с уверенностью сказать, сколько здесь человек захоронено, и кто эти люди, и уж совсем в редких случаях можно назвать этих людей поименно.
О «Сандормохе» нам теперь известно все: выделена территория захоронений, выявлены и помечены все братские могилы – расстрельные ямы; известны имена захороненных; известны имена их палачей. Более того, известны и подробности казней, детали самих экзекуций – от проверки установочных данных в изоляторе, погрузки в машины до последнего выстрела. Это первая особенность Сандормохского захоронения – полнота исторического знания. На нашем сайте в разделе статьи можно подробно ознакомиться с историей функционирования этого расстрельного места и найти все имена захороненных в Сандормохе.

Вторая особенность касается контингента казненных, и именно она определяет специфику «Сандормоха», как особого места памяти. Дело в том, Медвежья гора (так назывался Медвежьегорск до 1939 года) был административной столицей Белбалтлага, а вся Карелия местом расселения трудпоселенцев и ссыльных.

Поэтому жертвами массовых операций 1937-1938 годов оказались не только жители Карелии, но и заключенные Белбалтлага, трудпоселенцы. Как уже было сказано, здесь же были расстреляны заключенные Соловецкой тюрьмы. Эти люди были отправлены в Карелию из разных регионов Советского Союза, в том числе и из бывших союзных республик. Это люди разных национальностей, конфессий, политических взглядов и мировоззрений. Поэтому в «Сандормох» на Дни памяти приезжают люди не только из других регионов России, но и из-за рубежа. В этой же связи 1998 году по инициативе Мемориала был учрежден Международный День памяти. 

– В последние годы в особенности расширяется многообразие коммеморативных практик — от «Бессметрного полка» до «Последнего адреса». Можете рассказать, как это устроено в случае Сандормоха?

ЕК: Мемориальное кладбище «Сандормох» открылось как место памяти в 60-летнюю годовщину начала расстрела первого соловецкого этапа. В статье о поиске и открытии кладбища есть потрясающие фотографии с этого дня: в заснеженном лесу собрались тогда почти 1000 человек – жители городов и деревень Карелии, родственники которых расстреляны в Сандормохе, родственники расстрелянных соловецких заключенных, официальные делегации из российских регионов и из-за рубежа.



Кладбище открывало общество «Мемориал» совместно с Правительством Республики Карелия. В 1998 году по инициативе «Мемориала» были учреждены Международные Дни Памяти – они проходят каждый год 5 августа, в годовщину начала Большого террора. «Мемориал» ежегодные Дни памяти начинает в Сандормохе и продолжает их на Соловках 7 августа.
К открытию кладбища на его территории было установлено около 200 деревянных столбов-голубцов, на которых люди сразу же стали писать имена своих расстрелянных родственников. Сейчас многие эти надписи уже заменены памятными табличками, но есть некоторые надписи, которые, как мы полагаем, сохранились с того времени. Все они описаны у нас на сайте в разделе «Личные памятники».

Есть на сайте и раздел «Коллективные памятники». К моменту открытия кладбища на нем были установлены православный и католический (польский) поклонные кресты, а также памятник соловецкому этапу. Вскоре появились и другие памятники: украинский, еврейский, вайнахский, финский, грузинский, татарский, памятник жителям поселка Чупа, памятный знак анархистам и другие. Новые памятники появляются каждый год.

Если коротко, то, на мой взгляд, это и есть три основных составляющих коммеморативных практик в Сандормохе: это ежегодные (вплоть до прошлого года) официальные мероприятия, куда съезжаются сотни людей – родственники расстрелянных и международные делегации; это сильная личная память, выраженная в индивидуальных памятных знаках, изготовленных родственниками и близкими расстрелянных по своим собственным проектам; и это память этно-конфессиональная, территориальная, профессиональная – выраженная в коллективных памятных знаках, у каждого из которых в Дни памяти проводятся собственные службы.

Вообще мемориальное кладбище стало со временем важной карельской достопримечательностью – сюда водят экскурсии и приезжают туристы. Кто-то здесь всё время есть, ходит среди деревьев, рассматривает таблички.

– Несколько удивительно слышать про активное участие властей, в Москве к примеру власти явно дистанцируются от таких мероприятий, хотя препон и не ставят.

ЕК: Сейчас ситуация несколько иная. С 2014 года к нам не может приезжать прежде всегда многочисленная делегация из Украины. В 2015 году организаторы сократили число выступлений на митинге до трех, не предоставив слово даже питерскому «Мемориалу». В прошлом 2016 году впервые в Днях памяти в Сандормохе не приняли участие представители власти всех уровней, даже районной администрации, а также РПЦ. Осенью 2016 на месте сцены, с которой всегда произносятся выступления на митинге, при поддержке местного отделения ЛДПР появился памятник «русским людям».

Сейчас один из первооткрывателей кладбища и постоянный участник Дней памяти историк Юрий Дмитриев находится за решеткой под следствием по чудовищному ложному обвинению. В этом году – 20-летняя годовщина открытия мемориального кладбища и 80-летие начала Большого террора. Мы не знаем, каким образом районная и республиканская администрация собираются принять участие в Днях памяти 2017 года, и собираются ли отметить эту дату. Но Мемориал, как обычно, возьмет на себя организацию и проведение Дней памяти при любой погоде.

– Расскажите о принципиальных различиях ресурса solovki.ca и sand.mapofmemory.org. Есть ли между этими проектами какая-то преемственность?

ДП: Мне кажется некорректным сравнивать эти ресурсы. Solovki.ca – интернет-энциклопедия, содержащая различную информацию об истории Соловков. Часть этой информации специально написана для сайта, часть была взята из других ресурсов. Информация о Сандормохе представлена здесь только частично, в контексте истории СЛОНа и СТОНа и источником ее является наш ресурс «Виртуальный музей Гулага» (www.gulagmuseum.org), о чем и написано внизу текста.

Поэтому имеет смысл говорить о преемственности сайта скорее по отношению к «Виртуальному музею Гулага». Мы уже двадцать лет занимаемся историей Сандормоха, и на сайте «Виртуального музея Гулага» нами был сделан соответствующий раздел. Его основная задача – сохранение информации о памятных знаках и о Мемориальном кладбище в целом. Наш нынешний проект является развитием этой работы. Мы попытались перейти от фиксации и систематизации к осмыслению и популяризации – рассказать, а не показать.

– В Интернете встречаются разные оценки численности погибших, Википедия говорит о почти 10 000 расстрелянных, ваш сайт о 7 000. С чем связан такой разброс, означает ли это, что потенциально ваша база будет расширяться?

ЕК: Этому вопросу посвящена отдельная небольшая статья на сайте. В своих подсчетах мы ориентируемся на базу, составленную автором книги памяти «Поминальные списки Карелии» Юрием Дмитриевым. Исходя из этих данных, в районе Медгоры расстреляно и захоронено не менее 6067 человек (жители Карелии, осужденные в рамках массовых операций НКВД; расстрелянные в 1937-38 заключенные Белбалтлага; трудпоселенцы, сосланные в Карелию и расстрелянные в 1937-38), а также 1111 заключенных Соловецкой тюрьмы. Это довольно точные данные, причем это не безымянная статистика жертв террора, все захороненные в Сандормохе названы поименно. И все их имена с биографическими сведениями тоже представлены на нашем сайте в разделе «Имена».



– Расскажите о планах и перспективах проекта. Как вам кажется, заинтересовано ли в его развитии государство?

ДП: Наша цель была не только в создании интернет-ресурса, посвященного Сандормоху, но и в создании модели представления места памяти. Теперь в наших планах создание на основе этой модели ресурса, посвященного мемориальному кладбищу «Левашовская пустошь». Так же мы предлагаем эту модель и инструменты тем, кто заинтересован в создании похожих ресурсов – это могут быть не только кладбища, но и, лагеря, стройки ГУЛАГа и многое другое.

Есть ли интерес к таким ресурсам со стороны государства, сказать сложно. Несколько лет назад президентским грантом был поддержан проект «Некрополь террора и Гулага» (www.mapofmemory.org), а в этом году, например, на ежегодные Дни памяти в Сандормох не приехал никто из руководства Карелии, а также и представителей РПЦ, да еще и по нескольким государственным каналам была озвучена старая теория о том, что это место расстрела финскими военными советских солдат, а не место захоронения жертв Большого террора. Складывается впечатление, что отношение зависит от сиюминутной коньюнктуры, а какой-то твердой линии нет.
 

1 февраля 2017
Особое место памяти
интервью с командой сайта «Мемориальное кладбище Сандормох»

Похожие материалы

27 июня 2012
27 июня 2012
Как посмертная история образа Богдана Хмельницкого показывает, насколько противоположные по смыслу ассоциации может вызвать противоречивый исторический персонаж XVII века.
7 февраля 2017
7 февраля 2017
Историки Мацей Вырва из Центра польско-российского диалога и согласия и Ирина Щербакова комментируют новость о публикации списка охранников Освенцима в контексте меняющейся культуры памяти в современной Польше.
16 февраля 2017
16 февраля 2017
13 февраля состоялся 15-й семинар вечерней школы Мемориала «История советских спецслужб», посвящённый внутриведомственной борьбе спецслужб, закату карьеры Ежова, его аресту, суду и казни.
17 февраля 2017
17 февраля 2017
О чём писали в светлое будущее советские строители и узники лагерей, и о чём пишут в капсулах времени сегодня, рассказывает Павел Гнилорыбов.

Последние материалы