Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
21 июля 2015

Место ужаса в культуре памяти

Андреас Фрезе-Каров. Из собрания Мемориального комплекса Миттельбау-Дора

Существующая сегодня постоянная экспозиция в музейном комплексе концлагеря Бухенвальд была открыта в апреле 1995 года, к 50-летию его освобождения. В 1995-м это была самая обширная и разносторонняя экспозиция в Федеративной Республике, посвященная истории отдельно взятого концлагеря. Хорхе Семпрун сказал тогда, что она «задает масштабы для всей Европы».

Эта выставка стала возможной лишь в результате произошедшего за пять лет до этого падения ГДР с ее политикой, регламентирующей образ прошлого. Идея впервые в истории Федеративной Республики создать исчерпывающую экспозицию об отдельно взятом концлагере возникла и как следствие необходимости пересмотреть концепцию Национальных мемориальных комплексов и мест предостережения потомкам, существовавшую в ГДР. Еще одной важной предпосылкой к организации выставки послужила уже сформировавшаяся в Федеративной Республике – большей частью не напрямую, а в ходе жарких общественных дискуссий – готовность конкретно и самокритично осветить историю нацистской Германии.

Выставка делала упор не на пафос или жалость как основные средства воздействия. Она была задумана как открытый архив и была рассчитана на то, что документы и факты, связанные с историей подвергавшихся преследованиям и сегрегации людей, а также с историей самого лагеря, его функциями и развитием с 1937 года по 1945-й, будут говорить сами за себя. Основные цели выставки можно представить следующим образом: предъявить убедительные доказательства совершенных преступлений, которые показали бы беспочвенность их отрицания или умаления; собрать всеобъемлющий материал обо всех группах жертв и признать их таковыми; провести критический анализ политико-мировоззренческих основ исключения из «германской народной общности» и уничтожения так называемых чуждых общности элементов; осуществить всесторонний анализ тесной взаимосвязи между лагерем и войной, лагерем и социальными и расистскими преследованиями вплоть до массового уничтожения; почтить память о сопротивлении, оказанном нацистам в Европе и Германии, в том числе и в самом лагере. Пример истории мирного соседства лагеря и Веймара должен был продемонстрировать, что преступления совершались не где-то далеко, а «в самой гуще немецкого народа» (Жан Амери).

Тот факт, что экспозиция, проработавшая 19 лет, в настоящее время обновляется при финансовой поддержке государства и федеральной земли Свободное государство Тюрингия, не означает, что вышеназванные принципы и цели будут выброшены за борт. Речь идет скорее о том, чтобы развивать их дальше, причем как в свете того опыта, который был собран в ходе показа прежней экспозиции, так и в свете общего развития исторической дидактики, направленной на извлечение уроков из враждебной по отношению к человеку истории, а также в свете новых мультимедийных возможностей и значительных исследовательских успехов, достигнутых после 1995 года. Кроме того, в нашем распоряжении
сегодня гораздо больше источников, чем в 1995-м. Например, архив Международной службы розыска (ITS) в Бад Арользене, в котором находится примерно 90% документов лагерной администрации Бухенвальда, был тогда закрыт для исследователей. Значительно выросло и количество личных документальных наследств, отдельных документов и предметов, связанных с историей лагеря и поступивших от частных лиц. Это объясняется
значительным ростом доверия со стороны бывших узников и их родных, что явилось одним из результатов перестройки работы Мемориального комплекса Бухенвальд. То же самое можно сказать и о биографических интервью, которые велись с соблюдением научных критериев, а также о фотографиях, кинодокументах, объектах и произведениях искусства, созданных нередко тайно и еще еще до освобождения самими узниками.

Тем не менее обновленная выставка не будет более объемной, чем предыдущая. Речь идет не об увеличении объема, а прежде всего о выразительности и концентрации на главном, что должно сделать выставку понятной для посетителей. Примеры конкретного исторического опыта должны еще более доходчиво, чем раньше, разъяснить, почему какие-то шаги в области политики, общественной жизни, культуры или права лучше не делать и тем самым предотвратить антигуманное перерождение государства и общества. В этом заключается основная цель выставки. Создатели выставки понимают, что они обращаются к посетителям, не являющимся свидетелями истории. Национал-социализм и холокост для них – это темы, которые не замалчиваются, как раньше, но искажаются банализацией, использованием различных клише и сомнительными аналогиями.

Новая экспозиция однозначно размежевывается с одной из тенденций в развитии культуры памяти – заниматься темой национал-социализма, ограничиваясь описанием лагерных ужасов, вырванных из исторического контекста. Поэтому она должна стать выставкой не только о концлагере Бухенвальд, но и выставкой о немецком обществе в период национал-социализма – обществе, которое в большинстве своем воспринимало лагеря как нечто естественное, справедливое и необходимое. В период «тотальной войны» оно само повсеместно было буквально пронизано лагерями. Уже упомянутому здесь «позитивизму ужасов», мало что дающему в познавательном отношении, новая выставка противопоставит выразительные примеры контекстуализации, а также видение реальности глазами членов «германского народного сообщества», с одной стороны, и глазами узников – с другой.

На примере отдельных биографий, свидетельств и сюжетов будет рассказано не только о реалиях лагерей. Проанализированы будут также политические и социальные причины их возникновения и принятия обществом.

Особое внимание в этом контексте уделяется возможностям отдельных лиц действовать и принимать решения по своему личному усмотрению, а также условиям и конкретным формам самоутверждения, солидарности и сопротивления в лагере, а до этого – в самой Германии и оккупированных нацистской Германией странах.

Тематически выставка выстраивает линию, начинающуюся с основания лагеря в 1937 году в условиях подготовки к войне и кончающуюся историей Бухенвальда после освобождения. Затрагивается и тема влияния Бухенвальда после 1945 года. Осмысление бухенвальдского опыта выжившими узниками и те политические, моральные и социокультурные выводы, которые они сделали для себя – тема последней главы выставки. Несмотря на все страдания и практикуемую национал-социалистами античеловечность, Бухенвальд был местом, где рождались важнейшие импульсы для более справедливого и солидарного общества.

Наш выставочный проект – это, видимо, последний из больших проектов в Федеративной Республике, посвященный теме национал-социализма, который был задуман и будет осуществлен в результате совместных усилий оставшихся в живых узников, историков и специалистов по исторической дидактике. Констатация этого факта вовсе не означает полной поддержки тотальной «историзации» национал-социализма и германских преступлений против человечности. Новая экспозиция и история ее создания – это ободряющий пример того, что последнее слово остается не за античеловечностью, даже если она опирается на государственные структуры, и что важный исторический опыт при желании может быть сохранен. 

 

21 июля 2015
Место ужаса в культуре памяти

Похожие материалы

16 мая 2014
16 мая 2014
The Royal Cousins at War – двухсерийный документальный фильм BBC о семейных корнях Первой Мировой войны.
3 ноября 2011
3 ноября 2011
Рассказ о дискуссии вокруг проекта памятника, которая почти была напечатана в "Литературной газете" в 1960-м году
7 декабря 2015
7 декабря 2015
Мы продолжаем публиковать работы победителей учительского конкурса методических пособий. В этот раз «Уроки истории» в форме конспекта пересказывают методичку-презентацию Гюзель Ягудиной из села Верхняя Елюзань Пензенской области.

Последние материалы