Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
23 апреля 2015

Боль в песенных строках / сборник песен, записанных в фильтрационном лагере №219 летом 1945 года

Один из листов тетради с песнями. Из приложения к работе

Продолжаем публиковать работы победителей этого года. Работа основана на сборнике песен остарбайтеров — уникальном источнике для фольклористов и историков. Познакомиться с автором и обсудить работу можно будет на церемонии награждения 29 апреля в ТЮЗе.

Автор: Анна Антонова, г. Урюпинск Волгоградской области

Научный руководитель: Николай Алексеевич Серебряков 

Введение

В музей Урюпинского Лицея принесли уникальную реликвию – маленький блокнот в твердом переплете. На его страницах оказались собраны песни узников фашистских лагерей. У нас появилась уникальная возможность посмотреть, что чувствовали и пережили эти люди через выстраданные болью песенные строки. На основании изучения содержания песен представленных в блокноте мы постарались показать личное восприятие плена узниками фашистских лагерей, их нравственные переживания; по сохранившимся документам Степана Ивановича Попова рассказать о его не простой жизни.

Основными источниками исследования стали песенник и личные документы С. И. Попова из семейного архива Кудрявцевых. Юшкова Нина Ивановна, внучка последней жены Степана Ивановича, ухаживающая за ним в последние годы жизни и сохранившая документы, не смогла подробно и достоверно рассказать о его жизни. Поэтому для анализа полученной информации использовались научная литература и данные Интернет-ресурсов. При воссоздании фронтового пути С. И. Попова автор обращался к обзорному тому «Всероссийской Книге памяти, 1941 – 1945», в которой содержится наиболее современное и полное описание событий войны и сайту http://bdsa.ru, где содержатся сведения о составе соединений Красной Армии на каждый месяц ВОВ. Тематические сайты по языкознанию и песенному фольклору помогли при изучении графики текстов и истории создания песен-переделок, записанных в блокноте. В песенных сборниках, хранящихся в библиотеках города, найти этой информации не удалось – в советскую эпоху публиковали только «официальный» военный фольклор. С 90-х годов фонды библиотек фольклорной и музыкальной литературой практически не пополнялись.

При анализе содержания песенника очень помогло создание матрицы – таблицы, отражающей важнейшие характеристики записей. В её графах получили отражение оригиналы песен, послужившие темой для переделки, авторы текста в песеннике, жанр песни, степень изменения первоначального текста, тема, язык на котором сделаны записи, подписи под текстом.

Глава I. Свидетельства былого…

Уходят из жизни ветераны Великой Отечественной войны, живые свидетели героической эпохи, все меньше остается сведений об их боевой молодости и послевоенном труде. 25 февраля 2004 года умер Попов Степан Иванович[1] . Так получилось, что сегодня подробно рассказать о его жизни уже некому. У него не было детей, скончались сестра и брат. К счастью, у дальних родственников сохранились его личные документы и фронтовой блокнот. Изучая эти документы, попытаемся рассказать о человеке, сохранившем ценнейшую военную реликвию.

Степан Иванович Попов, ветеран Великой Отечественной войны, один из лучших механизаторов Антошинской МТС, а затем совхоза «Искра»[2] (Приложение № 1, фото 2 – 5). Война наложила на его жизнь свой неизгладимый отпечаток.

Степан Иванович родился 21 декабря 1917 года в небольшом хуторе Сурочий, спрятанном на дне степной балки, в северо-восточной части Урюпинского района. Как и многие его сверстники в 20-е годы, чье детство прошло на селе, смог получить только начальное образование. Вместе с братом и сестрой помогали родителям в нелегком крестьянском труде. После коллективизации освоил профессию тракториста-комбайнера. 15 сентября 1938 года был призван на действительную службу в Красную Армию, где служил в 14 отдельном полку связи телефонистом. Уволен в запас 12 декабря 1940 года. Его мобилизовали на фронт Урюпинским РВК 22 августа 1941 года. В октябре 1941 года Степан Иванович направляется в 209 пушечный артиллерийский полк Резерва Главного Командования шофером[3]. Весной 1942 полк находился в составе 6 Армии Юго-Западного фронта[4]. Залпами его орудий в районе поселка Михайловка Первомайского района 12 мая 1942 года началась трагическая Харьковская наступательная операция. Из-за просчетов советского командования войска фронта оказались в окружении. Красная Армия потеряла 277190 человек, из них 170958 безвозвратно[5]. Артиллеристы с их тяжелыми пушками и тихоходными тягачами не имели шансов вырваться из окружения. 27 мая 1942 года, контуженым в голову, Степан Попов попадает в плен[6]. В концлагере он работает на шахтах вместе с чехами и югославами[7]. 29 марта 1945 года лагерь освободила американская армия. После передачи советской стороне с сентября 1945 года он проходит службу санитаром в 530 медико-санитарной роте 5 АККД АРГК[8]. Уволен из рядов КА 14 мая 1946 года. Награжден: орденом Отечественной войны II степени, медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг», медалями Жукова, «Пятьдесят лет победы в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 года», «Двадцать лет победы в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 года».

Так получилось, что самыми счастливыми днями его военной жизни стало время пребывания в проверочно-фильтрационном лагере № 219, куда он попал после освобождения из плена. Здесь он встретил свою любовь – украинскую девушку Надю, угнанную на работы в Германию. Эта чувство отложило отпечаток на всю его жизнь. Война разлучила их. Вернувшись домой, он долго искал свою любовь. Довоенный брак с Поповой Александрой Егоровной распался[9]. В семейной жизни он так и остался несчастлив, но как самую дорогую реликвию хранил он всю жизнь блокнот, в который они с Надей записали свои любимые песни.

Глава II. О чем рассказал старый блокнот?

Держа в руках старые документы нельзя оставаться равнодушным, а в отношении к попавшему в наши руки песенника, случай особенный. Каждая строка, каждая буква этого документа не только рассказывает о судьбе человека, но отражает целую эпоху нашей страны.

Блокнот размером 205 на 125 миллиметров содержит записи, выполненные карандашом и перьевой ручкой на двух языках. В верхней части страниц просматриваются первичные двухстрочные надписи латиницей. Их перевод вызвал определенные трудности. Учителя иностранного языка лицея не смогли расшифровать их и утверждали, что это не немецкий язык. Не дало результатов и обращение к интернет-переводчикам. Они относили предлагаемые слова к разным языкам. В разрешении возникшей проблемы нам помог друг нашего музея пастор лютеранской общины города Бремена Эрнст Уль[10] (Приложение № 4, фото 1). В годы Великой Отечественной войны его отец умер в лагере для военнопленных № 123 располагавшемся в Урюпинске. В октябре 2013 года он посетил наш музей. Ему мы и переслали фотографии некоторых записей. По счастливой случайности Эрнст Уль обучался в школе в конце 30-х в начале 40-х годов, когда в немецких школах преподавался рукописный шрифт «Sütterlin»[11]. Именно этой графикой, не понимаемой большинством современных немцев и иностранцами, сделаны записи. Они принадлежали слесарю, который выполнял частные заказы по домашнему ремонту, и содержали сведения о заказчике, видах и стоимости выполненных работ [12].

Ниже на страничках находятся записи песен на русском языке. Большинство из них принадлежат двум авторам. На это указывают особенности почерка. И только песня «Огонек (ответ)» записана третьим человеком. Подпись под этой песней «Лагерь № 219 п/п 52703/19»[13] позволила нам определить место создания документа. Они сделаны в проверочно-фильтрационном лагере для бывших военнопленных и перемещенных лиц. Располагался он в городе Витшток в 80 километрах северо-западнее Берлина[14]. Время составления песенника можно определить лишь примерно – лето 1945 года. В нем записаны 16 песен, и лишь для двух указано время записи. Четвертый текст выполнен 4.06.1945 года, а десятый – 8.07.1945 года.

Автора восьми текстов можно легко установить по автографам в конце песен. Они записаны Надей, девушкой, угнанной на работы в Германию. Эти подписи являются своего рода посвящением любимому человеку. В них трогательно подчеркиваются очень близкие отношения, возникшие со Степаном: «писала твоя жена Надя», «писала Надя Попова»[15]. Их наличие позволяет утверждать, что блокнот изначально принадлежал С. И. Попову, который не подписывал своих песен ни в одном случае. Русские и украинские песни Надежда записывала при помощи национальных алфавитов. Это может говорить не только о ее высокой культуре, но и о том, что она происходила с территории восточной Украины. Более грамотные украинские тексты, ошибки в русском языке, связанные с особенностями украинского произношения, свидетельствуют о том, что именно украинский язык был для неё родным. Об этом свидетельствует и особенности начертания отдельных букв. Так буква «т» пишется всегда как вертикальная и горизонтальная палочки, где последняя перекрывает соседние буквы. Именно такое начертание этой буквы принято в украинских печатных книгах до конца XVIII века[16]. Традиции украинской скорописи, выраженные в большем разнообразии написания букв и декоративности изображения, особенно проявляются в начертании подстрочных элементов знаков «д», «з», «р», «у»[17]. Происхождение Нади с южной или восточной части УССР подтвердил и председатель Винницкого городского культурно-просветительского Общества имени Е.И. и Н. К. Рерихов, учитель русского языка и литературы Виктор Владимирович Федотов, к которому обратились за помощью в анализе и редактировании песен, записанных украинским алфавитом. «…По-украински написаны лишь 4 первые четверостишия первой песни, и то с русизмами. Все остальное – по-русски, с некоторыми вкраплениями украинских слов. Поэтому привести в соответствие с украинской орфографической нормой можно только упомянутые 4 четверостишия, а остальные нужно приводить к русской орфографии. Как мне представляется, переход в песнях на русский язык произошел по просьбе слушателей, товарищей Надежды по несчастью. Что касается вопроса об азбуке, то, действительно, до 1939 года, когда к СССР были присоединены западные земли Украины, существовало несколько азбук. Но в рукописи Надежды нет никаких следов иных азбук, чем та, которой пользовались в советских школах. А судя по лексике, таких следов вообще быть не может, потому что, скорее всего, это девушка из восточных или южных районов Украины, там, где русский язык оказал более сильное влияние даже на сельских жителей. В тексте песен нет диалектных слов, по которым можно было бы определить, из какой местности происходит Надежда»[18]. Перевод 5 строфы первой украинской песни «Наша жизнь» подтверждает этот вывод. Текст блокнота «Ох! Зачем меня мать породила, Ох! Зачем меня мать роділа, Лучше б в море была утопила чем в германскую жизнь одала» разительно отличается своей лексикой от классического украинского языка – «Ох! Навіщо мене мати породила, Ох! Навіщо мене мати народила, Краще б в море мене була втопила, Ніж (чому, аніж, що) в німецьку життя віддала»[19]. Многое о Надежде могут рассказать и жанры любимых ею песен. Преимущественно это переделки – «Синего платочка», песен, относящихся к «тюремному шансону»: «Из далеко Колымского Края», «Коли, дівчата, була я з вами», «Здравствуй, мать, прими привет от сына…»; литературно исторические песни и романсы «От павших твердынь Порт-Артура» и «Я люблю вас так безумно». Можно с уверенностью предполагать, что родилась и выросла она в большом городе или малом промышленном центре. В отличие от нее у Степана Ивановича, выросшего в казачьем крае, преобладают народные песни и песни, ставшими любимыми у солдат в годы войны.

Огромную ценность представляет содержание песен, записанных в блокноте. Наряду с общеизвестными и любимыми произведениями здесь представлены только что созданные «переделка» на танго «Огонек» – «Ковыляй потихонечку» и производная от «Спят курганы темные» – «Позор девушке гуляющей с немцами». А «Ответ девушек» на последнюю песню может оказаться уникальной записью. Автором работы этот вариант песни не найден ни в песенных сборниках, ни на тематических сайтах Интернета. Но особенно интересным представляется фольклор узников фашистских лагерей и «остарба́йтеров». Его содержание и будет рассмотрено подробно.

Глава III. Строки, пропитанные болью

Первые песни, записанные в блокноте, содержат переживания, связанные с фашистской неволей: освобождение, недолгое пребывание в проверочно-фильтрационном лагере НКВД СССР № 219 не смогли стереть из памяти душевных и физических мук. В произведениях, созданных узниками, с особым акцентом звучит тема причин, по которым они оказались в немецкой неволе. Вину за это они возлагают в первую очередь на командование Красной Армии: «Не жалея ни жизни ни крови, мы дрались, отражая десант, Но изменник и трус по дешевке предал нас генерал лейтенант»[20].

Болью звенят строки, проникнутые скорбью по погибшим товарищам: «Только ворон по ветру услышит вздох последний груди молодой»[21] (Приложение № 5). Состояние плена осознается как крушение жизненных надежд, предчувствие неизбежной гибели, горя, омрачившего будущую жизнь. Но надежда вернуться домой не покидает пленников:

Ах ты Русь ты моя дорогая,

не вернемся мы больше к тебе.

Кто вернется, тот век не забудет,

все расскажет родимой семье.

Всё расскажет, покатятся слёзы,

 рюмку выпей, вскружит голова,

Дай господь нам вернуться до дома,

продолжать трудовые дела[22].

В песнях проявляются и отличия в положении пленных и угнанных на работы в Германию. Так общей и для остарба́йтеров и военнопленных является тема острой нехватки пищи. Но для первых это скорее проблема недоедания: «Получивши кусок хлеба полицай нам кафе видает, а второй с поднявшей плеткой отправляет бессильных в завод»[23]. Питание пленных было настолько мизерным, что многие из них умирали от голода:

На кормежку нельзя обижаться,

нас кормили сказать на убой,

Грамм по двести с опилками хлеба

и пол литра баланды с ботвой…

А по утру, всех мертвых свозили

в тот безвестный большущий сарай,

Как обоймы в порядок складали,

для отправки готовили в рай[24].

Голод для них был невыносим и на его фоне возникали самые низкие проявления человеческого поведения – мародерство и каннибализм: «Не забыть и такого случая, людоеды явились тут, кроя мясо людское кусками и как волки они его жрут»[25]. Часто лишенные авторского вымысла народные песни передавали детали страшной лагерной жизни, где и отношение немцев к бывшим врагам было особо жестоким:

Не забыть и о вас полицаи,

все ребята один к одному,

Один бьет, а другой убивает,

 умер вечная память ему[26].

Остарбайтеры попадали в Германию, не всегда насильственно. Те, кто работал на фабриках, пусть и находились на казарменном положении, но получали зарплату и имели право выхода в город с отличительным знаком «Ost». Тем не менее, они повсюду чувствовали презрительное отношение к себе и могли быть подвергнуты немотивированному насилию:

Костюм з остом тут скрiзь провiряють

i прохода нiде не дають,

З ресторанiв, – крамнць выганяють

 i сабакаю русскою звуть[27].

В обстановке насилия и унижений на чужбине с особой силой ощущалась тоска по Родине, которая, в основном, олицетворялась с родным домом и, в первую очередь, с матерью. Эта тема присутствует в каждом произведении, слова которого писались в неволе. Звучит она и в народных песнях собранных в блокноте: «От павших твердынь Порт-Артура» и в переделанной «Здравствуй, мать, прими привет от сына…»:

Я ляжу на германской постелі

вспоминаю про родной я дом,

Ох как вспомню про маму родную

то залюсю горячей слезой.[28]

Со временем пребывания в проверочно-фильтрационном лагере, пусть еще и не на воле, но в окружении своих соотечественников, стираются из памяти пережитые ужасы. На место лагерных песен приходят новые, принесенные воинами освободителями. Главной их темой становится любовь. Вспыхнувшее между бывшим солдатом и угнанной с Украины девушкой чувство сдержанный Степан показывает только содержанием записанных песен. Надя же буквально подчеркивает свою любовь. В названии записанного ей 2 июля 1945 года романса «Я вас люблю» слово «я» подчеркнуто 5 пирамидально сокращающимися черточками, слово «вас» – шестью, а слово «люблю» уже семью черточками. И именно под этой песней она подписывается не как обычно «писала твоя жена Надя», а совсем доверительно: «писала Надя Попова». Но их внезапное военное счастье омрачалось осознанием не только предстоящего неизбежного расставания, но и пониманием того, что Степана дома ждала его официальная жена Александра. Эту тревогу Надя воплотила в измененные, возможно, ею самой строчки «Синего платочка»:

Ласковой нежной улыбкой,

ты повстречала меня,

В черном жакете в синем берете

«Ост» на груди у тебя.

Помню, как ты улыбалась

и говорила шутя

«Ост» оторвется, память сотрется,

ты позабудешь меня.

Порой ночной,

мы повстречались с тобой.

Но не забыть мне нежной улыбки

девушки русской с «Остом»

Может быть, встретимся снова,

время у нас впереди,

В черном жакете, в синем берете,

и без «Оста» впереди[29].

Не только близкая разлука тревожила хоперского казака Попова. Возможность скорого возвращения домой вызывала не только надежду и радость, но и беспокойство о том, как его встретят дома. Они нашли выражение в выразительных и обще-любимых, последовательно записанных песнях «Огонек» и её переделке, обретшей самостоятельную жизнь «Ковыляй потихонечку». По существу это одна песня, но в первом случае, говориться о любви и верности, а в другом, об измене «искалеченному» в сражениях воину. Но еще большую обеспокоенность вызывал вопрос, как встретят на Родине красноармейца, попавшего в плен к немцам, и девушку, работавшую в годы войны на фашистскую Германию.

Какое отношение окружающих ожидает их? Основанием для этого служило непримиримое осуждение плена, создаваемое в Красной Армии и обществе прессой и политическими органами. Не случайно последние два текста сборника отражают эти переживания. Песня «Молодые девушки» на мотив «Спят курганы темные» имеет общепринятое название «Позор девушке гуляющей с немцем». Она родилась в Украине в годы немецкой оккупации. После освобождения Донбасса ее записал журналист газеты «Правда» Б. Л. Горбатов. Он вставил ее в повесть «Непокоренные», изданную в 1943 году[30]. Благодаря этой книге песня стала общеизвестной и необычайно популярной в последние годы войны. В ней говорилось об украинских девушках, позабывших своих «лейтенантов-соколов» и связавших свою любовь с немецкими солдатами. Она стала гимном презрения людям, сотрудничающим с немцами. Символично, что последней записью в сборнике является «Ответ девушек», где содержится попытка оправдаться в несправедливых обвинениях. Эти строки проникнуты горечью и обидой:

Дорогие соколы разве позабыли вы,

сколько горя девушкам принесла война.

Плачут они бедные, горем убиваются,

проклинают девушки свои лагеря…

С матерям старыми и детями малыми,

отдали вы немцу нас …

Лейтенанты летчики, соколы отважные,

Сколько раз о верности Родине клялись,

Но в пору тяжелую клятву позабыли вы,

В первых же сражениях немцы взяли нас[31].

Этими строками и обрывается уникальный документ Военной эпохи, обрывается и известная нам история любви и жизни двух замечательных людей, создавших и сохранивших в песенных строках объективные свидетельства о чувствах и переживаниях советских людей, переживших фашистскую неволю.

Заключение

Непередаваемые чувства охватывают исследователя, когда он прикасается к вновь найденным документам почти вековой давности. Запечатленная в блокноте любовь двух молодых людей, переживших войну в страшных условиях немецкого плена не может не вызывать сочувствия и сопереживания. Исследование этого документа сопровождалось отсутствием современных свидетелей способных объяснить историю его появления и рассказать о жизни авторов. Работа над изучением блокнота позволила научиться анализировать исторические источники с использованием максимального числа справочного материала. Научила вчитываться и понимать каждое слово попавших к нам в руки документов. Песенник является уникальным памятником военного фольклора и нужно сделать его доступным для профессиональных исследователей и любителей истории и народной песни. Предполагается выложить его содержание на тематических сайтах интернета. Уникальность песенника требует более строгого хранения и широкого доступа к изучению. В ближайшее время они будут переданы вместе с этим исследованием и готовящейся публикацией в Урюпинский городской краеведческий музей.

Список источников и литературы

  1.  Блокнот С. И. Попова, 1945 год
  2. Вкладыш военного билета С. И. Попова
  3. Военный билет С. И. Попова
  4. Грамота дирекции Антошинской МТС Попову С.И. за выполнение плана комбайновой уборки урожая. 1955 год
  5. Грамота дирекции Совхоза «Искра» Урюпинского района Попову С.И. за трудовые показатели, достигнутые в соревновании в честь 60-летия юбилея Великого Октября. 1977 год
  6. Красноармейская книжка С. И. Попова
  7. Наградное удостоверение к знаку «Фронтовик 1941 – 1945» С. И. Попова
  8.  Наградное удостоверение к медали «50 лет Вооружённых Сил СССР» С. И. Попова
  9.  Наградное удостоверение к медали «50 лет Победы в Великой Отечественной войне́ 1941 – 1945 гг.» С. И. Попова
  10.  Наградное удостоверение к медали «Двадцать лет Победы в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.» С. И. Попова
  11.  Наградное удостоверение к медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.» С. И. Попова
  12.  Наградное удостоверение к медали «Тридцать лет Победы в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.» С. И. Попова
  13.  Наградное удостоверение к медали Жукова С. И. Попова
  14.  Наградное удостоверение к Ордену Отечественной войны II степени С. И. Попова
  15.  Удостоверение о награждении медалью «Ветеран труда» С. И. Попова. 1979 год
  16.  Удостоверение ударника коммунистического груда Попова Степана Ивановича. 1964 год
  17.  Фотография ветерана Великой Отечественной войны Попова Степана Ивановича
  18. Интервью Н. И. Попова, племянника С. И Попова / 14 сентября 2014 год
  19.  Фотография пастора лютеранской общины города Бремена Эрнста Уля
  20.  Электронное письмо Эрнста Уля // 20 декабря 2013
  21.  Электронное письмо Виктора Федотова // 28 июля, 20:29
  22.  Всероссийская Книга памяти, 1941 – 1945: Обзорный том. – М.: Воениздат, 1995.
  23.  Горбатов Б., Гончар О. Непокоренные. Знаменосцы. – М.: Художественная литература, 1965 
  24. Боевой состав Советской Армии на 1 мая 1942 г /http://bdsa.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=3752 // 5 августа 2014
  25. Буква Т в русском языке /http://www.textologia.ru/russkiy/alfavit-istoria/istoria-bukv/bukva-t/3… / 10 августа 2014 года
  26.  Скрыпник Григорий Васильевич // http://ost-arbeiter.com/17/skrypnik-grigorij-vasilevich / 9 августа 2014 года
  27.  Традиционные немецкие шрифты / http://antique-photos.com/ru/collectorhelp/58-traditional-german-script… // 4 августа 2014
  28.  Украинский скоропись / http://nado.znate.ru/ Украинский_скоропись // 10 августа 2014 года
  29.  Яндекс. Перевод – синхронный перевод для 44 языков…// http: /translate.yandex.ru // 10 августа 2014 года


[1] Фотография ветерана Великой Отечественной войны Попова Степана Ивановича. Семейный архив Кудрявцевых

[2] Грамота дирекции Антошинской МТС Попову С.И. за выполнение плана комбайновой уборки урожая, 1955 год ; Удостоверение ударника коммунистического груда Попова Степана Ивановича, 1964 год ;Грамота дирекции Совхоза «Искра» Урюпинского района Попову С.И. за трудовые показатели, достигнутые в соревновании в честь 60-летия юбилея Великого Октября, 1977 год; Удостоверение о награждении медалью «Ветеран труда» С. И. Попова,1979 год. Семейный архив Кудрявцевых

[3] Военный билет С. И. Попова. Семейный архив Кудрявцевых

[4] Боевой состав Советской Армии на 1 мая 1942 г /http://bdsa.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=3752 // 5 августа 2014 

[5] Всероссийская Книга памяти, 1941 – 1945: Обзорный том. – М.: Воениздат, 1995. Стр. 134

[6] Военный билет С. И. Попова. Семейный архив Кудрявцевых

[7] Интервью Н. И. Попова, племянника С. И Попова / 14 сентября 2014 год. Материалы музея МАОУ Лицей городского округа город Урюпинск Волгоградской области.

[8] Военный билет С. И. Попова. Семейный архив Кудрявцевых

[9] Интервью Н. И. Попова, племянника С. И Попова / 14 сентября 2014 год. Материалы музея МАОУ Лицей городского округа город Урюпинск Волгоградской области.

[10] Фотография пастора лютеранской общины города Бремена Эрнста Уля. Материалы музея МАОУ Лицей городского округа город Урюпинск Волгоградской области.

[11] Традиционные немецкие шрифты / http://antique-photos.com/ru/collectorhelp/58-traditional-german-script… // 4 августа 2014

[12] Электронное письмо Эрнста Уля // 20 декабря 2013. Материалы музея МАОУ Лицей городского округа город Урюпинск Волгоградской области.

[13] Блокнот С. И. Попова, 1945 год. Семейный архив Кудрявцевых

[14] Скрыпник Григорий Васильевич // http://ost-arbeiter.com/17/skrypnik-grigorij-vasilevich / 9 августа 2014 года

[15] Блокнот С. И. Попова, 1945 год. Семейный архив Кудрявцевых

[16] Буква Т в русском языке /http://www.textologia.ru/russkiy/alfavit-istoria/istoria-bukv/bukva-t/3… / 10 августа 2014 года

[17] Украинский скоропись / http://nado.znate.ru / Украинский_скоропись // 10 августа 2014 года

[18] Электронное письмо Виктора Федотова // 28 июля, 20:29. Материалы музея МАОУ Лицей городского округа город Урюпинск Волгоградской области.

[19] Перевод выполнен при помощи « Яндекс. Перевод – синхронный перевод для 44 языков…»// http: /translate.yandex.ru // 10 августа 2014 года

[20]«На память песенка из жизни русского пленного» (здесь и далее: русские тексты отредактированы автором; украинские – Виктором Федотовым) / Блокнот С. И. Попова, 1945 год. Семейный архив Кудрявцевых

[21] «На память песенка из жизни русского пленного» / Блокнот С. И. Попова, 1945 год. Семейный архив Кудрявцевых

[22] Там же…

[23] «Хороша была жизнь на в Краiни» / Блокнот С. И. Попова, 1945 год. Семейный архив Кудрявцевых

[24] «На память песенка из жизни русского пленного» / Блокнот С. И. Попова, 1945 год. Семейный архив Кудрявцевых

[25] Там же …

[26] Там же …

[27] Песня «Наша жизнь», на мотив украинской народной песни «Коли, дівчата, була я з вами» / Блокнот С. И. Попова, 1945 год. Семейный архив Кудрявцевых

[28] Блокнот С. И. Попова, 1945 год. Семейный архив Кудрявцевых

[29] Блокнот С. И. Попова, 1945 год. Семейный архив Кудрявцевых

[30] Горбатов Б., Гончар О. Непокоренные. Знаменосцы. – М.: Художественная литература, 1965. Стр. 20-21

[31] Блокнот С. И. Попова, 1945 год. Семейный архив Кудрявцевых

 

23 апреля 2015
Боль в песенных строках / сборник песен, записанных в фильтрационном лагере №219 летом 1945 года

Похожие материалы

20 июля 2016
20 июля 2016
Специально для эфира радиостанции «Серебряный дождь» народный артист России Вячеслав Шалевич зачитал свидетельства и фрагменты воспоминаний времён Второй Мировой. Материалы этих воспоминаний были взяты из работ наших школьников, участников конкурса «Человек в истории. Россия – ХХ век».
17 марта 2017
17 марта 2017
О выставке «Лагерь смерти Тростенец. История и память», недавно открывшейся в Минске и освещающей историю крупнейшего захоронения жертв Холокоста на территории Советского Союза, в небольшом репортаже "УИ" с церемонии открытия.
15 декабря 2009
15 декабря 2009