Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
20 марта 2015

История, о которой может «рассказать» стул

О выставке советского дизайна в МуАре им. Щусева
Н. Лансере. Парные кресла. 1930-е. Выполнены для ленинградского музея Ленина, размещавшегося в Мраморном дворце. Проект создан после ареста художника в «Особом конструкторско-техническом бюро», где репрессированные архитекторы выполняла заказы ГПУ

Текст и фотографии – Татьяна Кондакова

В государственном музее архитектуры имени А. В. Щусева совместно с Международной арт-галереей ЭРИТАЖ, антикварными галереями и коллекционерами проходит выставка, посвящённая советскому дизайну. По концепции кураторов, выставка охватывает временной диапазон с 1920 по 1960 годы. Линия – от конструктивизма через арт деко и советский ампир, к модернизму. В экспозицию включены не только образцы мебели, но и декоративно-прикладного искусства, вазы, статуэтки, посуда. А для атмосферы – пропагандистские плакаты, макеты жилых и общественных зданий, аэропорта и советского павильона на международной выставке в Нью-Йорке, Дворца Советов и мавзолея. Палехские шкатулки с портретом Сталина и демонстрацией военной мощи СССР («Учение танковых войск») и даже муляжи еды с пищевой фабрики-кухни.

Проект создания новой, советской, мебели подпитывался идеями конструктивистской утопии, пропагандирующей рациональность и простые геометрические формы. В результате ширина получавшихся стульев подчас претендовала на размер византийского трона, хотя в квартирах было так тесно, что на домашних вечеринках с фокстротом приходилось переставлять мебель. Впрочем, это не занимало много времени, в 20-х мебель так же трудно добыть, как и квартиру, носки приличных цветов и еду. Писатель И. Ильф, например, ходил в розовых. А его коллеги спали на старых матрасах с Сухаревки (блошиный рынок), под которые подкладывали кирпичи, и на газетном мусоре. В лучшем случае на буржуазном диване с круглыми по бокам валиками. И страстно мечтали о телефоне, а не о конструктивистском столике-трансформере! И скорее под давлением обстоятельств отрицали наличие в квартире гарнитуров из красного дерева («Никаких красот – красного дерева, картин, украшений. Голые стены» – так описывала свой идеал удобства Лиля Брик в «Воспоминаниях»).

Владимир Маяковский, позирующий на таком стуле для Абрама Штеренберга в ожидании звонка от Лили (фотопортрет потом Родченко использует для коллажа в книжке «Про это») выглядит вовсе не императором, а скорее жертвой судьбы, из-за контраста своей громадной фигуры с низким и тесным для него стулом. Рационализм и любовь не всегда совместимы. А вот шкаф из красного дерева с констуктивистким стулом в одном интерьере – это возможно!

Устроители выставки, однако, не акцентировали внимание на сложностях быта двадцатых годов и после, которые испытывало большинство граждан, не только творческая интеллигенция. В героях этой выставки – советские дизайнеры и архитекторы (Иофан, Н. Е. Лансере, Щусев, Посохин и д.р.).
Представленная здесь мебель вызывает ощущение, что у советских граждан всё было хорошо всегда. Разве только кроме некоторых из тех, кто её проектировал (например, архитектора Николая Лансере, который был репрессирован в 1931 году и проектировал мебель для сталинской номенклатуры, а также мебель для Смольного, ленинградского музея Ленина в Мраморном дворце – всё под надзором ГПУ в «шарашке»). А обычного посетителя, с биографиями архитекторов и дизайнеров не знакомого, восхитит добротная, красивая, удобная по большей части мебель, выставленная в пяти залах.

Широкие низкие устойчивые кресла с ножками-колонами, велюровая обивка диванов сиреневого, кажется, невозможного для красной России, цвета. Круглые столы с грозными львиными ножками, охраняющие картофель с горошком, кресла с изогнутыми ручками, украшенными резьбой. Массивные книжные шкафы и письменный стол с фанеровкой красным деревом. Часть обстановки из образцовой квартиры в доме для советских военноначальников на Фрунзенской набережной. Шкафы, в которые не прорвётся моль, однако и не спрятаться человеку, чтобы укрыться от вездесущего коллектива, сохранить жизнь и свободу.

Один из уникальных экспонатов – конструктивистское кресло из квартиры писателя Юрия Трифонова, спроектированное Иофаном в рамках проекта «Дома на набережной». Вся мебель в этом элитном доме-коммуне, построенном для сотрудников ЦИК и Совета народных комиссаров, была создана Иофаном при участии техника-конструктора Головского для осуществления коллективного жития и быта. Мебель спроектирована по стандартным образцам, выдержанна в конструктивистском стиле, а значит функциональная. Буфет-сервант, например, имел отделения с обозначениями для салфеток, ваз и вилок с выгравированным хиповым лозунгом «Дети – цветы жизни». Эта громоздкая мебель диссонировала с расписанными под шёлк стенами и необыкновенными видами нездешней природы на потолках и тараканами на гладильных отделениях кухонных столов. А в некоторых квартирах, наверно, на такое кресло с презрением посматривали уцелевшие шкафы из дуба и красного дерева. Серванта из Дома на набережной на выставке не встретить – мебели Иофана из этого дома осталось мало. А вот вилки с весёлой гравировкой и муляжи блюд с фабрики-кухни запросто!

Вся мебель, представленная на выставке, в основном служила интерьером в домах-коммунах или советских театрах и музеях, общественных учреждениях, связанных с политической историей. Кроме предметов интерьера последнего периода 60-х, по которым можно представить быть советской квартиры простого гражданина, а не военной, политической и гуманитарной элиты. Правда, и это быт «образцовой» квартиры.

Радиола и библиотечное кресло-трансформер. Дерево, фанеровка тополем. 1940. Александров, радиозавод № 3. Надпись на табличке под крышкой радиолы: «М. И. Калинину от артистов „Кировского” в благодарность за шефскую работу В.Ц.И. К. Ленинград, 1940»

Из самых запоминающихся экспонатов – части мебельного гарнитура «Хлеб коммунизма» смоленского дома-коммуны имени М. И. Калинина (проект И. В. Крестовского, артель «Ленинец», 1937 год). Мебель, декорированная резьбой с изображением колосьев, серпа и молота, с вставками из фарфора. На столе красуется стакан с надписью «Я грамотный». К 1937-му году в СССР было осуществлено обязательное 7-летнее обучение в городах и рабочих поселках. Интересный объект выставки – холодильник (ледник) 20-30-х годов из металла и дерева, похожий скорее на тумбочку на колесах, если бы не самоварный краник. Судя по дарственной табличке: «Дорогому Григорию Семеновичу от общества старых большевиков и политкаторжан, удачи в совместных боевых делах и работе», владелец ценного холодильника вряд ли долго оставался его счастливым обладателем. 

А вот неоконстуктивистская полированная тонконогая мебель 50-60-х, которая проектировалась с учетом малогаборитности жилищ и пропагандировалась на массовом уровне на выставках, посвящённых интерьеру образцовых квартир, – пожалуй, это уже на любителя. Разве что кого-то заинтересует обивка кресла с геометрическим узором, бледноватым, правда. И всё же образцы тканей периода конструктивизма, представленные на выставке, дают большую пищу воображению.

Отдельный раздел выставки – вазы как общественная награда и вазы для личного потребления. Сюжеты, изображённые на фарфоровых, из бисквита и стеклянных вазах – ни больше ни меньше, информационный документ советской эпохи. Здесь полёт в космос В. Терешковой и трудовые будни водителя грузовика. Воспитательная беседа юнгштурмовца с юными пионерами, пасторальный пейзаж колхозной деревни с флагом на крыше. Уборка урожая и послеполуденный отдых жницы. Есть редкие образцы, имитирующие технику и стиль веджвудовского фарфора. Только вместо ангелочков на них портреты Сталина. Жаль, не представлены образцы супрематического фарфора.

На революционность и любовь к локальным цветам у советских дизайнеров намекают красные и голубые дорожки, расстеленные экспонёрами у витрин и образцов мебели. Эти цветовые акценты задают тон весеннему настроению и смягчают строгость, которую сообщали залам собранные в сборку большие серые шторы и лепнина потолка.

История советского дизайна продолжает вызывать интерес. Об этом свидетельствует не только данное собрание, но проходящая в данный момент в галерее на Шаболовке выставка, посвящённая жизни района и наследию русского авангарда, где можно встретить реплики конструктивистских стульев из фанеры, сделанные сегодняшними студентами дизайн-мастерской ТАФ.

20 марта 2015
История, о которой может «рассказать» стул
О выставке советского дизайна в МуАре им. Щусева

Похожие материалы

22 января 2015
22 января 2015
До Второй мировой войны члены религиозной общины квакеров спасли жизнь тысячам людей. Они действовали столь деликатно, что об этом едва ли известно и по сей день.
5 января 2015
5 января 2015
К годовщине со дня смерти Надежды Яковлевны Мировой (1928-2009), учительницы русского языка и литературы в московской Пятьдесят седьмой школе, мы публикуем одну из последних её работ - «Жив ли Маяковский сегодня? Пособие для ученика и учителя».
28 апреля 2009
28 апреля 2009
15 мая 2015
15 мая 2015
Перевод главы о культуре 20–30-х гг. из современного учебника истории ХХ век для старших классов Португалии.

Последние материалы