Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
22 января 2015

Почти забытые помощники

Уже после Первой мировой войны квакеры активно действовали в Германии, например, раздавая горячую пищу детям в 1920 г. в Берлине. Источник: www.nzz.ch

Текст: Ханс Рубиних
Оригинал: Neue Zuericher Zeitung, 16.12.2014
Перевод: Валерий Брун-Цеховой

5 января 1939 г. на главном вокзале во Франкфурте-на-Майне стоял особый поезд, готовый к отъезду. В вагонах шумно возились сотни детей. То, что на первый взгляд выглядело как туристическая поездка, оказалось чем-то другим. Детям придётся провести вне дома гораздо больше времени, чем длятся школьные каникулы. И они не знали, вернутся ли когда-нибудь назад.

«Хрустальная ночь» как поворотный пункт

Дети происходили из семей, которые, опасаясь за их жизнь, хотели отправить своих чад в безопасную заграницу. С момента «Имперской хрустальной ночи», прошедшей с 9 на 10 ноября 1938 г., положение преследуемых людей в Германии обострилось. Во Франкфурте встретились дети из Южной Германии, другими подобными местами встречи стали Берлин и Дрезден. В это время насчитывалось лишь немного стран, принимавших людей, которых преследовали по политическим и расовым мотивам. Например, США установили квоту на въезд для 25 тыс. лиц в год. Напротив, Великобритания великодушно принимала детей из еврейских семей. В период между «Имперской хрустальной ночью» и началом войны 1 сентября 1939 г. таких детей оказалось 10 тыс.

Своим спасением дети обязаны религиозной общине, «Религиозному обществу друзей», более известному как квакеры. Примерно 270 квакеров жили в это время в Германии. Они помогали не только детям, но и всем преследуемым, которые обращались к ним. «Квакеры помогали прежде всего тем, чья жизнь находилась под угрозой», – отмечает социолог Петра Бонавита, в течение двух лет исследовавшая акции спасения, которые проводили квакеры. Во многих городах Германской империи доверенные лица квакеров заботились о просителях и устраивали явочные пункты. Франкфуртский квакерский центр со своими 20 членами становится центральным элементом их деятельности для Юго-Западной Германии. Квакеры действовали, оставаясь незамеченными. Они воздерживались от политических заявлений, может быть, и для того, чтобы не поставить под угрозу свою работу. Но «Имперская хрустальная ночь» отмечает поворотный пункт.

Вера без иерархии

Квакеры – это христианская религиозная община, основанная после гражданской войны XVII в. в Англии, в частности, Джорджем Фоксом, отвернувшимся от англиканской церкви. Фокс и его последователи считали, что установить контакт с богом возможно для каждого, в том числе и без помощи клерикальной структуры. За такую позицию квакеров в Англии и Уэльсе вскоре стали подвергать преследованиям по обвинению в богохульстве, а эпизодически и запрещали – они находились под подозрением в намерении подорвать общественное устройство. Структура, свободная от иерархии, отчасти ещё и сегодня по-прежнему сказывается на весьма различных течениях, сформировавшихся внутри квакерства. Уже в XVII в. квакеры селились в США и Германии. После Первой мировой войны британские и американские квакеры оказывали в Германии гуманитарную помощь, которая снискала известность под названием «квакерское питание».

Уже в день бойкота 1 апреля 1933 г. Речь идёт об общегерманской пропагандистской акции нацистов, проведённой в ответ на осуждение террора и антисемитизма новой власти западными СМИ, вина за что огульно взваливалась на евреев. В этот день штурмовики блокировали входы в магазины и предприятия розничной торговли, принадлежащие евреям, и офисы врачей и юристов – евреев. На многих витринах были развешаны чёрно-жёлтые звёзды Давида, вывески «Не покупайте у евреев» и «Евреи – наше несчастье» (слова видного немецкого историка XIX в. Генриха фон Трейчке). – Прим. пер., как отмечает британский историк Дженнифер Тэйлор из Лондонского университета, отдельные квакеры специально ходили в еврейские магазины, чтобы «покупать». Вслед за тем их помещали в предварительное заключение. «Имперская хрустальная ночь» в ноябре 1938 г., говорит Тэйлор, превратилась в рубеж, и не только для евреев в этой стране. В Великобритании она усилила готовность помочь людям, подвергавшимся преследованиям в Германии. Ключевой фигурой в этом движении стала Берта Брэйси. Она выступала в первую очередь за возможно быстрое спасение еврейских детей. К поддержке этой идеи она привлекла другие организации взаимопомощи. Она послала в Германию четыре или пять квакеров, чтобы разузнать больше о положении людей, оказавшихся под угрозой. Сообщение пришло в британский парламент и, вероятно, стало причиной того, что еврейские дети получили возможность выезжать в Великобританию. Сначала премьер-министр Невилл Чемберлен колебался. Но министру внутренних дел сэру Сэмюэлю Хору, равным образом квакеру, удалось убедить парламентариев принять небюрократическое решение. В конце ноября 1938 британское правительство согласилось с «отправкой детей» из Германии. Около 10 тыс. детей сумели в следующие девять месяцев бежать из Германии. Франкфуртский квакерский центр смог в дальнейшем пойти навстречу едва ли всем нуждавшимся в помощи.

Пошли толки о том, что маленькая группа предлагает помощь преследуемым. В квакерский центр обращались в первую очередь еврейские женщины. Мужчин, как рассказывает социолог Бонавита, во время «Имперской хрустальной ночи» загоняли во франкфуртский концертный зал Фестхалле. Затем через Южный вокзал их депортировали в концентрационные лагеря Бухенвальд, Дахау и Заксенхаузен. Первая группа детей приехала в Великобританию в начале декабря. Эти дети жили ранее в одном из берлинских домов для сирот. Сначала их устроили в транзитных приютах, пока беглецы не вошли в английские принимавшие семьи. Но далеко не только дети искали помощи у квакеров.

Британская поддержка

Британский генеральный консул во Франкфурте Роберт Т. Смоллбонс особенно решительно выступал за помощь еврейским просителям. Во время «Имперской хрустальной ночи» он находился в Лондоне и по телефону получил от своей жены информацию о событиях во Франкфурте, как и о том, что многие преследуемые искали защиты в британском консульстве. Супруга торопила дипломата, добиваясь от него каких-то шагов. Смоллбонс обратился в британское министерство внутренних дел. Чиновники не особенно обнадёживали его. В Великобритании была большая безработица, и беженцы из Германии могли бы обострить ситуацию. Министр внутренних дел сэр Сэмюэль Хор выступил за сотрудничество со всеми организациями взаимопомощи и квакерами и за проверку каждого случая в отдельности, прежде чем будет получено согласие на въезд. Смоллбонс разработал план, который делал возможным выезд преследуемых из Германии. В отличие от решения проблемы детей, эта акция помощи не должна была рассматриваться в парламенте, и прессе не следовало узнать о ней хоть что-нибудь. Таким образом предполагалось избежать проявления неприязненных чувств, равно как и дискуссий, угрожавших реализации плана. Для самих въезжавших пребывание в Великобритании должно было стать временным. Условием этого пребывания являлось также, что ни один беженец не сможет занимать рабочее место, на которое претендует британец. Генеральный консул и министр внутренних дел договорились друг с другом относительно этого плана. Впоследствии Смоллбонс начал обрабатывать сотрудников гестапо, говоря, что они должны освободить из лагерей еврейские мужчин, предъявивших соответствующее разрешение. Вероятно, это ему удалось. К «схеме Смоллбонса» присоединились другие британские консульства на континенте.

При помощи транзитной визы британские консульства способствовали бегству примерно 48 тыс. преследуемых. Ценные предметы, как то драгоценности и недвижимость приходилось отдавать. Беженцам разрешалось вывезти только эквивалент десяти рейхсмарок – не особенно прочная основа для того, чтобы пустить корни на своей новой родине. Союз между ним [Смоллбонсом] и квакерами в Германии и их друзьями в США и Великобритании поддерживался сетью. Квакеры постоянно подчёркивали, что их намерения совершенно аполитичны. Гестапо предоставило им свободу действий, но держало под строгим контролем. Если оно полагало, что квакеры вышли за границы предоставленных им прав, и этих людей допрашивали или арестовывали.

Идентификационные карточки для выживания

После начала войны в сентябре 1939 г. едва ли кому-нибудь удалось выбраться из Германии. Последний корабль, который доставил в Великобританию детей из еврейских семей, покинул Нидерланды 14 мая 1940 г. под гром орудий. Преследуемые становились пленниками в собственной стране. Осенью 1941 г. начались массовые депортации. Квакеры предлагали теперь не только убежища. Проявляя большую изобретательность, они обеспечивали преследовавшихся новыми личными документами. Это выяснила Мартина Фойгт, сотрудница «Мемориала немецкого сопротивления» в Берлине.

Помощь без каких бы то ни было условий

Примером, олицетворявшим деятельность немецких квакеров, стало имя жительницы Франкфурта Эльзы Вюст. Убеждённая социал-демократка, она не только организовала детские транспорты, она принимала людей, исповедовавших иудаизм, и скрывала их у себя в подвале. С должности комиссара уголовной полиции она была уволена уже в 1933 г. Вюст переучилась на массажистку и вскоре после этого открыла свою собственную «терапевтическую лечебницу», оздоровительный институт. Она не боялась никаких расходов, связанных с помощью людям, подвергшимся преследованиям. Она обеспечивала еврейским женщинам «Domestic Permit»Разрешение на домашнюю работу. – Англ., прим. пер., чтобы они могли получить место работы в английской семье. Чтобы облегчить эмигрантам финансовый старт, Вюст запекала ценные золотые монеты в плоские анисовые печенья, которые, будучи вложены в нейтральную подарочную упаковку, незамеченными пересекали границу.

В сентябре 1938 г. она приняла у себя пожилую еврейскую супружескую пару Марум. По прошествии двух лет им, однако, пришлось покинуть квартиру Вюст. Нацисты заставили обоих переселиться в гетто.Женщина незадолго до депортации предпочла самоубийство, её муж погиб в концлагере.

Свойственная Вюст готовность помочь не оставила её и по окончании войны. В 1945 г. к ней обратился Макс Ленднер. Оказавшийся тогда без средств к существованию Ленднер-отец прожил много лет в доме родителей Эльзы как «приёмный сын». Но во времена гитлеровской диктатуры он стал убеждённым национал-социалистом. Хотя Эльза Вюст, будучи квакершей, и предпринимала всё, чтобы помочь людям, которых преследовал нацистский режим, теперь она не колебалась ни минуты, давая приют изобличённому национал-социалисту и его семье.

Вот как ответила Эльза Вюст на письмо Ленднеров: «Если ты оказался на улице, приходи с детьми». Сын этой семьи, Ханс-Харро Ленднер, вспоминает: «Эльза Вюст приняла нас, что называется, стихийно, мы жили всемером в двух комнатах». По словам Ленднера, это было типично для неё. Вюст просто действовала и не спрашивала, всё ли теперь в порядке или нет.

Вюст выстроила в Хайн-Грюндау деревянный дом для себя и семьи Ленднер, а также и для других семей, оказавшихся после войны неимущими. Дом она финансировала, по всей вероятности, при помощи других квакеров и при содействии людей, бегству которых в Англию когда-то помогла. Ханс-Харро Ленднер говорит сегодня, что он хоть сейчас поставил бы памятник Эльзе Вюст. Эльза Вюст никогда не согласилась бы с памятником, говорит об этом социолог Бонавита. Ни квакеры, ни другие помощники не хотели привлекать внимание к своим акциям помощи и спасения. Они не рекламировали свои поступки, переходя из дома в дом. Так обстояло дело и с Эльзой Вюст.

К примеру, они доставали людям, исповедовавшим иудаизм, так называемую почтовую идентификационную карточку. Они пользовались тем, что во время войны люди, потерявшие жилище и имущество при бомбёжке, получали в почтовых отделениях новые удостоверения личности. Квакеры писали людям, исповедовавшим иудаизм, и письма шли на ближайшую почту. Адресаты приходили туда и спрашивали, нет ли для них корреспонденции. Затем они объясняли, что не могут удостоверить свою личность, так как их собственные документы утрачены в результате бомбардировки. После повторных визитов чиновники выдавали этим людям новые документы – временные удостоверения личности, в которых не было указания на их еврейское происхождение.

Сегодня лишь с трудом можно восстановить всё то, чего только не делали квакеры для людей, подвергшихся преследованиям. Социологу Бонавита, сделавшей эту тему предметом своей книги, пришлось долго искать необходимые источники. «Документы сделанного Рудольфом Шлоссером и франкфуртскими квакерами для людей, просивших о помощи, в немецких архивах не найти, неизвестен и объём этой деятельности», – замечает она. Документы уничтожались из страха перед гестапо. «Из коллективной памяти исчезла информация о том, что несколько тысяч детей из Франкфурта и окрестных городов отправились в поездку в ту заграницу, которая спасла их жизнь – пишет Бонавита в своей книге – а также о том, что к числу спасителей относились и квакеры».

Дороги в жизнь

В Великобритании, где движение квакеров было основано в XVII в., а также в Соединённых Штатах ситуация складывалась по-иному. Британские и американские квакеры были в 1947 г. удостоены Нобелевской премии мира. В Лондонском университете историки, например, Дженнифер Тэйлор, уже давно очень интенсивно исследуют деятельность этого религиозного сообщества. Квакеры поддерживают страницы в интернете, разыскивают в форумах лиц, которым в нацистской Германии помогали их единомышленники или людей, слышавшим об этом. О детских транспортах из Германии вспоминает и британский королевский дом. В прошлом [2013] году принц Чарльз принял участие во встрече когда-то спасённых детей из Германии.

8 мая 2013 г. во Франкфурте на бывшем здании британского консульства была установлена мемориальная доска. Тем самым почтили «мужественные и бескорыстные действия» двух дипломатов – генерального консула Роберта Т. Смоллбонса и его заместителя Артура Доудена. Правда, указания на тогдашнее сотрудничество с квакерами отсутствует. Своей книгой социолог Петра Бонавита намерена оказать противодействие этому забвению. Тем самым она хочет, по её словам, напомнить о мужественных и самоотверженных людях, показавших, что возможно и во время войны.

Перед входом на лондонский вокзал Ливерпуль-стрит сегодня стоит памятник – группа детей, отлитая из бронзы. На головах у них кепки, а на спинах школьные ранцы. Скульптурная группа напоминает о 10 тыс. детей, которые между так называемой «Имперской хрустальной ночью» в ноябре 1938 г. и началом войны 1 сентября 1939 г. покинули Германию, двинувшись в направлении Великобритании. Как показывают исследования автора книги Бонавита, для этих детей их поездка в Англию оказалась дорогой в жизнь.

Похожие материалы

19 сентября 2011
19 сентября 2011
В Киеве проходит выставка «Холокост от пуль: массовые расстрелы в Украине в 1941-1944 гг.». Urokiistorii рассказывают об исследовательском проекте, легшем в основу: француз Патрик Дебуа и его помощники снимали на видео рассказы свидетелей - жителей украинских, российских и белорусских деревень
26 сентября 2012
26 сентября 2012
22-24 ноября 2012 года в Берлине будет проходить международная конференция с таким названием. Организатор – музей Берлин-Карсхорст.
12 августа 2010
12 августа 2010
Сборник не только вводит в оборот неопубликованные документы и семейные архивы нижегородцев, но и показывает происходившие события глазами непосредственных участников войны
7 марта 2014
7 марта 2014
Обзор тематических советских публикаций, открыток, подарков и трансформаций – что и как праздновали 8 марта

Последние материалы