Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
22 января 2015

«Что было бы, если бы не было ПНР? – Всё!»

Польская настольная игра в очередь
Источник: www.boardgamegeek.com

Исторические настольные игры всегда пользовались популярностью: жизнь древних цивилизаций, рыцарские поединки, средневековая алхимия… Польская настольная игра «Очередь» / «Kolejka» берет за основу материал совсем недавней истории — очереди за дефицитом в советской Польше 80-х. Игру, которую, между прочим, выпустил Институт национальной памяти, удостоили звания польской «Игры года» 2012. Механика игры демонстрирует несколько схематичное действие законов плановой экономики, но даёт представление о сложностях жизни простых людей при социализме, их повседневных поведенческих практиках и стратегиях, помогающих достать необходимые товары в ситуации дефицита.

Авторы игры из Отдела исторического образования IPN настаивают, что их продукт является «современным обучающим пособием». Впрочем, игра в первую очередь остается игрой – для полноценного «обучающего пособия» в ней, например, нет исторических или экономических разъяснений, почему всё-таки неэффективна данная модель хозяйственного планирования, почему управляющие страной не могли её изменить и приспособить под потребности людей. Впрочем, задача подробного объяснения, кажется, и не ставилась. «Kolejka» предлагает скорее своего рода эмоциональное погружение в эпоху – вовлечённым в действие предстоит познать несправедливость в распределении товаров (например, простояв всю ночь первым в очереди, персонаж на утро может так и не получить желаемое, так как магазин закрывается на учёт, или кто-то более пронырливый умудряется купить товар из-под прилавка, ещё до официального открытия). В этой игре ключевую роль всегда может сыграть простая удача, а продуманная стратегия или «связи в обкоме» могут и вовсе не пригодиться. Освоившиеся с правилами игроки на всякий случай занимают очередь в магазины, товары которого им не нужны – вдруг после удастся обменять ковёр на велосипед, или в обувной магазин привезут по ошибке магнитофонные кассеты или лыжи?

«Kolejka» обозначает разнообразные типы поведения ожидающих у дверей магазинов. Так, среди них находятся те, кто вступает в «комитет очередников» (то есть вносит в список только что пришедших и проводит перекличку в середине дня), люди, «одалживающие» малолетних детей или инвалидов у знакомых, чтобы получить возможность внеочередного обслуживания, спекулянты, покупающие в магазинах и перепродающие на чёрном рынке по двойной цене, те, кто готов вызвать милицию, чтобы она отозвала ведущих политические разговоры из начала очереди (и пропустила, таким образом, «хвост» вперёд).

Связь с историей обеспечивается и через многочисленные изображения аутентичных артефактов. Карточки товаров в игре представляют собой фотографии экспонатов музея коммунизма «Соцланд», а также предметов из семейных архивов. Они сопровождаются довольно остроумными надписями – «Париж в Варшаве» красуется рядом с мужской рубашкой в широкую светло-коричневую и бурую полоску, карточка с невзрачной кепкой соседствует с почти рекламным слоганом – «Спасёт и в мороз, и в жару» (вероятно, намекая на вынужденную службу в любой сезон), а банка растворимого кофе подаётся под девизом «Изысканный плод работы польских учёных» (эвфемизм, с помощью которого говорится об отсутствии натурального кофе в составе?).

 

Любопытно, что «Очередь» ясно обозначает важный поколенческий водораздел – то, что всё ещё хорошо знакомо половине нашего общества, заставшей советский строй в сознательном возрасте (и, конечно, проводившей значительную часть своего времени в очередях), для другой половины является уже историей, вызывающей смех, любопытным феноменом, (хотелось бы верить, что) ушедшим в прошлое.

Участвующим в игре будто предлагается занять цивилизованную позицию «антрополога» – с высоты положения, которое даёт сегодняшний день, игроки наблюдают за «аборигенами», посмеиваясь над абсурдностью их практик. Но сохранять беспристрастность российскому игроку всё же сложно. «Здесь» игра напоминает ещё и о неискоренимости многих советских традиций в современной жизни. Те, кому приходится посещать городские поликлиники, регистрировать машину в ГИБДД, ставить на учёт юрлицо в налоговой или записывать ребёнка в хорошую школу, найдут множество параллелей между условиями данной игры и сегодняшним днём. Живучими оказываются не только стратегии поведения, но и то, что лежит в основе очередей – особое взаимоотношение между социальным порядком и человеком. Личные интересы, свобода распоряжаться собственным временем, ценность автономии и индивидуальности оказываются менее значимыми и приоритетными, чем инерция производства бюрократических отношений.


По теме:

(ср. комментарий самого Саддета к фильму: 

I’m not sure when this was filmed.. I visited Russia several time on productions. Coming from LA LA Land (USA) I was amazed by the condition of the country… The people are some of the most hard working, industrious, talented you will ever find. But they are in a system where you’re not reward for your hard work… I hope it’s much better now!)

22 января 2015
«Что было бы, если бы не было ПНР? – Всё!»
Польская настольная игра в очередь

Похожие материалы

12 декабря 2012
12 декабря 2012
14 декабря в Российском государственном архиве социально-политической истории состоится конференция с таким названием. Организаторы - РГАСПИ, Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, Фонд им. Фридриха Эберта в Российской Федерации.
17 декабря 2015
17 декабря 2015
Мемориал объявляет конкурс заявок на участие в семинаре «Устная история: от формы к восприятию», который пройдёт в Москве 22 января 2015 г.
6 августа 2015
6 августа 2015
"В польской литературе появился образ промышленной Лодзи как «злого города», признаками которого были эксплуатация, спесь, холодный расчет и преступность. Кроме того, крупнейший (после Варшавы) по численности населения город Царства Польского не имел ни канализации, ни сети школ (не говоря уже об университете или филармонии). Городской ландшафт определяли заводские трубы, казавшиеся символом силы и успеха"
7 ноября 2014
7 ноября 2014
И вот у нас на руках оказались письма, написанные около 70 лет назад. Рассматривая их у Софьи Семеновны дома, мы держали их с трепетом, мы боялись случайно шевельнуть рукой и порвать ветхую, пожелтевшую бумагу. Всего писем было 35

Последние материалы