Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
1 ноября 2014

Владимир Успенский о получении Пастернаком Нобелевской премии

Что на меня произвело более сильное впечатление? Два письма Пастернака Хрущеву. Это были страшные письма. Нет, я не осуждаю Бориса Леонидовича. Я просто пришел в ужас от того, до чего же его довели. Ужасным было историческое выступление Семичастного, на котором тот сказал, что Пастернак хуже свиньи, потому что даже она не гадит там, где ест. Но еще ужаснее было всеобщее отраженное в газетах негодование. На протяжении нескольких дней в газетах целая страница была посвящена письмам, составленным по знаменитой формуле «не читал, но скажу». Разные почтенные и уважаемые люди осуждали Пастернака.

Для меня было совершенно не очевидно, что начнется подобная травля, хотя я понимал, что такое известие будет воспринято неодобрительно. С другой стороны, я достаточно долго жил при товарище Сталине, поэтому я привык ко всему. От советской власти можно было ожидать чего угодно в любой момент.

Мой приятель Вячеслав Всеволодович Иванов был единственным человеком, который открыто выступил в поддержку Пастернака. Его за это выгнали из университета. Когда приятель его отца Корнелий Зелинский, которого он знал с детства, протянул ему руку, Вячеслав Иванов отчетливо сказал, что он подлецам руку не подает. Он был одним из самых активных участников травли Пастернака на писательском собрании.

Конечно, эти Собрания Писателей производили очень тягостное впечатление. Борис Слуцкий, человек очень позитивный, выступил тогда против Пастернака. Это переломило его жизнь. Против выступили Виктор Шкловский, Вера Инбер и многие другие. У людей проснулись какие-то звериные чувства. И это следствие иррационального страха, воспитывавшегося в сталинское время наряду с ненавистью к врагу – неважно, к кому. Каждый боялся, что к нему постучат в дверь. Кроме того, действовала зависть. Зависть не таланту, а зависть поступку, смелости Пастернака.

Интервью взято в рамках проекта «Хронограф Бориса Пастернака».

Беседовала Светлана Шуранова

1 ноября 2014
Владимир Успенский о получении Пастернаком Нобелевской премии

Похожие материалы

17 декабря 2014
17 декабря 2014
Вниманию читателя предлагается шедевр независимой публицистики Румынии конца эпохи Чаушеску – интервью выдающегося поэта и яркого общественного деятеля Мирчи Динеску французскому изданию «Либерасьон», взятое в марте 1989 г. и дающее некоторое представление о том, какую «выжженную землю» представляла собой его страна в последний год существования национал-коммунистического режима.
26 сентября 2014
26 сентября 2014
Этой осенью «Мемориал» в сотрудничестве с издательством «Книги WAM» выпустил книгу, посвященную письмам отцов, содержавшихся в лагерях ГУЛАГа, их детям. Книга, несомненно, одно из самых ярких изданий «Мемориала» за последнее время. В преддверии презентации книги на ярмарке «Non/fictio№» мы поговорили с авторами-составителями «Папиных писем» Алёной Козловой и Ириной Островской об идее выставки, трудностях нахождения и отбора материала и о реакции на книгу «детей», непосредственных её героев.
17 марта 2015
17 марта 2015
Мы собираем средства на проведение экскурсий и организацию фотовыставки Эмиля Гатауллина о шаламовских местах на Колыме.
18 августа 2014
18 августа 2014
Игра в футбол в тюрьме или лагере трудно сравнима с каким-либо другим способом играть в футбол. Внутренние правила игры в футбол вступают в длительное взаимодействие с внешними условиями – лагерем, его особенной системой регламентации и иерархией.

Последние материалы