Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
22 мая 2014

Проект сохранения бараков Соловецкого лагеря на полуострове Киндо (Белое море) — Письмо организаторов

Во второй половине июля группа волонтёров во главе с Александром Буртиным («Русский Репортёр»), при поддержке Биологического факультета МГУ, намеревается предпринять экспедицию в Кандалакшский район для консервации сохранившихся бараков одной из дальних «командировок» Соловецкого лагеря. В настоящий момент идёт сбор средств на транспорт и необходимую для реставрационных работ экипировку. «Уроки истории» публикуют информационное письмо организаторов ко всем, кто готов помочь в претворении этого проекта в жизнь.

Соловецкий Лагерь Особого Назначения (СЛОН, с 1933 года – Беломорско-Балтийский ИТЛ), с которого началась система ГУЛАГа, – одна из самых страшных страниц русской истории. Специально созданный для наказания «каэров» – «контрреволюционного элемента» – лагерь стал местом пыток, страданий и страшной гибели для многих тысяч русских интеллигентов, офицеров, священников и крестьян.

Кроме основного лагеря на островах, СЛОН состоял из сотен филиалов (так называемых «командировок») по всем берегам Белого моря. В 50-60-х годах все бараки на Соловках были были разрушены, однако до наших дней сохранились многие раскиданные по лесам «командировки» лагеря. Одна из них находилась в окрестностях станции Пояконда, на полуострове Киндо и острове Великом. Чудом эти бараки дожили до наших дней – и мы хотим их сохранить. Вот, что про эту «командировку» писал очевидец:

 

В дремучем карельском лесу, летом окруженные сплошными болотами, а зимой обледенелые и занесенные сугробами снега, стоят два-три барака для заключенных, небольшой деревянный домик для чекистов-надзирателей и, непременное приложение, – «крикушник» (то есть карцер). Бараки сделаны из сырых тонких бревен, между которыми положена моховая прокладка, и на пол метра сидят в земле. Крыша плоская. Сделана она из тонких сырых жердей и покрыта еловыми ветвями. Пол земляной. В бараке два яруса нар из тонких жердочек. Зимой, от тепла в бараке, снег на крыше тает и заключенных, спящих на верхних нарах, мочат капли воды протекающие сквозь щели между жердями.

В бараке на 400-500 человек 3-4 маленьких тусклых окошечка и две небольшие железные печки, которые зимой топятся всю ночь. Никаких столов и приспособлений для сиденья в бараке нет. Кружки, ложки, чайники, сундучки с тряпками – все это лежит тамже, где заключенный спит: или под головой, или, если есть место, на гвоздях на стене, над его головой. Грязь, неимоверная вонь, вши, клопы, холод… Вонь в бараках так сильна, что чекисты – надзиратели никогда в барак не заходят. В бараке на 400-500 человек горит не более двух маленьких лампочек. <…> заключенные спят в одежде, настелив на нары еловых ветвей. Во сне их холодит пробивающийся в щели стен ледяной полярный ветер, вши немилосердно едят их измученные в работе тела. Пробуждаясь от холода, они соскакивают с нар, бегут к топящейся железной печке, немного греются и опять идут «спать»…

Это фрагмент из воспоминаний Николая Киселева-Громова, офицера службы инспеции С.Л.О.Н.а, в 1930 году бежавшего в Финляндию. Так получилось, что Киселев-Громов оказался с инспекцией именно в «командировке» на полуострове Киндо и острове Великом, находящейся недалеко от современной Беломорской Биостанции МГУ.

Биостанция возникла в послевоенное время. Академик Михаил Виноградов, один из строителей ББС, вспоминал:

Перед войной там на Великом был большой пожар лесной, и когда мы приехали в 48 г. еще стояли на Ершовых озерах обгорелые бараки. Потом уже мы их разобрали с Николаем на бревна <…>

Интересные там были беломорские типы. Вакулин – очень хороший мужик, очень любил приходить к нам пить какао из Нильмы-губы, и рассказывал, как тут раньше было. Великий и Киндо-мыс – это было место ссылки. Причем, это была одна из самых жестоких ссылок. Там на Великом бараки были так поставлены, что люди спали, а когда они вставали, то по колено в ледяную воду. Так стояла вода. Я говорю: «Как, бежали?» – «Да, – говорит, – бежали. Мы специально охраной стояли. Ведь мы-то знаем, отсюда как убежишь? Все равно – один проход, другой проход. Эти проходы закрыл, и бежать-то некуда». Я говорю: «Но хоть с острова убегали?» – «Ну, с острова убегут, потом все равно мы их схватим и обратно отдаем». – Я говорю: «Ну, и что с ними?» – «Ну что, изобьют, убивали». – «Так зачем же вы это делали? Ну, уж убежали люди, что вам-то?» – «Ох, Михаил, по 25 рублей с головы платили!»…

Большая часть строений «командировки» была раскатана на бревна, использованные при строительстве станции. Неразобранными остались лишь четыре барака – которые, благодаря чуду и серверному климату, сохранились до сих пор. Это уникальный исторический памятник. Важно, что он находится рядом с Биостанцией, где каждое лето проходят практику больше сотни студентов, работают ученые из разных стран. Кроме того, в соседней деревне Нильма-губа находится Дайв-клуб МГУ, в который также приезжает много гостей.

Этим летом мы хотим законсервировать остатки бараков и сделать на Биостанции и в Нильме мемориальные уголки с информацией о СЛОНе и «командировке». Мы посоветовались с реставраторами о том, как обработать и укрепить стены. Общество «Мемориал» готово помочь нам с историческими материалами.

Работы планируются во второй половине июля. Делается все на волонтерских началах. С нами поедет пять волонтёров – сильно больше мы не можем позвать, потому что на Биостанции довольно строгий режим.

Чем вы можете нам помочь?

  • Во-первых, мы ищем реставратора, который бы согласился поехать с нами и руководить работами. Может быть, вы знаете такого? Нужен профессиональный человек, работавший с деревянной архитектурой.
  • Во-вторых, нам нужно собрать порядка 40 тысяч рублей. 28 – на билеты, и 12 – на покупку материалов и реактивов (гидрофобизатора и антисептика) для реставрационных работ. Форма для пожертвований находится в конце этой страницы.

Давайте вместе сохраним эту память – чтобы не пришлось снова ездить в те края в качестве «контры».

22 мая 2014
Проект сохранения бараков Соловецкого лагеря на полуострове Киндо (Белое море) — Письмо организаторов

Похожие материалы

29 сентября 2009
29 сентября 2009
19 сентября 2017
19 сентября 2017
История уничтожения соловецкого этапа от одного из крупнейших специалистов по истории сталинских репрессий Анатолия Разумова с документами, перечнем жертв и виновников.
18 ноября 2013
18 ноября 2013
20 ноября состоится на показ документального фильма Владимира Герчикова «Затмение». После показа – обсуждение фильма с участием Никиты Петрова («Мемориал») и Арсения Рогинского («Мемориал»).
4 июня 2010
4 июня 2010
Urokiistorii приглашают школьников и студентов на игру по историческому ориентированию. Она пройдёт 13 июня в парке скульптуры «Музеон», станет частью детской программы Московского международного открытого книжного фестиваля и будет посвящена истории СССР, отраженной в архитектуре и искусстве.

Последние материалы