Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
15 апреля 2014

«Преследуемые от страны к стране. Еврейские беженцы в Западной Европе 1938–1944 гг.» / рецензия на книгу

Эти бельгийские и голландские беженцев нашли убежище в Англии в 1940 г. Фото: NZZ

Книга Инзы Майнен и Альриха Майера, изданная по-немецки, посвящена истории побегов европейских евреев, которые можно рассматривать своеобразной формой Сопротивления. Рецензия на книгу вышла в крупной швейцарской немецкоязычной ежедневной газете Neue Zürcher Zeitung. Urokiistorii публикуют ее перевод.

«Затравленные насмерть». Еврейские беженцы в Западной Европе

Урс Хафнер / Neue Zürcher Zeitung, 12 марта 2014 г.

Во время Второй мировой войны национал-социалисты преследовали цель истребления еврейского населения Европы. То, что это им не удалось, объясняется не только победой союзников над Гитлером, но и борьбой самих евреев за выживание. Подвергавшиеся травле со стороны нацистов и брошенные демократическими государствами на произвол судьбы, евреи пытались и в самых безвыходных ситуациях избежать убийства, пусть это даже был прыжок из поезда,  шедшего в направлении Освенцима, продиктованный презрением к смерти. Инза Майнен и Альрих Майер в своей убедительной книге «Преследуемые от страны к стране. Еврейские беженцы в Западной Европе 1938–1944 гг.» проливают свет на недостаточно рассмотренную сторону истории – побеги, предпринимавшиеся евреями, которые ввиду связанного с ними риска можно интерпретировать как форму Сопротивления.

В фокусе – Бельгия

В центре исследования – Бельгия, которая проводила наиболее либеральную среди европейских стран политику по отношению к беженцам. Вплоть до начала войны королевство служило транзитной страной многим евреям из нацистской Германии и аннексированной Австрии. Отсюда эмигранты хотели двигаться дальше – в неоккупированную Южную Францию, нейтральную Швейцарию, в Англию, Испанию, Палестину или за океан. Но слишком часто им отказывали, их интернировали, выдавали, посылали на смерть. Например, из Нидерландов едва удавалось спасти бегством; 75 % всех живших там евреев были депортированы в лагеря уничтожения.

С Востока на Запад шло огромное движение беженцев, историю которого за период с 1938 по 1944 гг. исследовали Майнен и Майер. Она – специалист по общественным наукам в университете Ольденбурга, он – отставной преподаватель истории того же университета. Речь идёт о бегстве от открытого террористического преследования евреев в Германии почти до конца войны, когда «окончательное решение», геноцид, шло полным ходом. Сначала нацисты принуждали евреев в Германии, многие из которых иммигрировали с Востока, немедленно оставить страну. Лишённым своей собственности, отчасти без документов, им приходилось просить соседние западные государства о принятии или – в наиболее характерных случаях отказа – пытаться нелегально перейти границы. С одной стороны, эти страны были неподготовлены; традиционное право убежища не предусматривало случая преследуемых «по расовым мотивам». С другой – почти повсюду преобладало основное антисемитское настроение.

После 1941 г. нацисты изменили свою политику: они запретили евреям выезд, чтобы задержать их и убить на Востоке. В качестве кандидатов на смерть многих беженцев посылали назад, туда, откуда они бежали. Только сегодня, как это ни удивительно, названные в исследовании цифры позволяют представить масштабы драмы беженцев, которая предшествовала драме уничтожения.

До 1941 г. из Германии добрались в соседние западные страны и Америку не менее 270 тыс. евреев, более половины всего еврейского населения; в одном только 1939 г. бежали примерно 80 тыс. В том же году примерно 60 тыс. евреев из сферы господства Германии легально или нелегально находились в Западной Европе. Для них, как и вообще для евреев и всех, кого преследовал режим, ситуация резко ухудшилась с началом войны, и это продолжалось вплоть до поражения нацистской Германии.

Читающий непрофессионал не всегда с первого раза поймёт простирающиеся на десятки страниц вычисления, которые при этом безусловно, очень важны для более точного знания о холокосте и событий, предшествовавших ему. Цифры приобретают смысл только в том случае, если их можно будет сравнить с известными и информативными величинами. С нарастающим ощущением подавленности читаются описания многочисленных судеб отдельных людей, реконструированные авторами. Едва ли можно в достаточной степени представить себе всю противоестественность жизни в условиях бегства. Всё время в страхе, ожидая визы, в пути с поддельными документами, нелегально переходить границы, жить по неправильным адресам, в поисках родных, без средств к жизни, голодая, попадая в тюрьмы, высылаемые французскими или швейцарскими пограничными чиновниками, оставляя детей или посылая их вперёд – так на протяжении многих лет пытались выжить преследуемые. Это близкое к источникам, трезвое и немногословное описание тёмных лет бегства трогает до глубины души.

Уважение

Почти все истории так или иначе завершаются в Освенциме. В книге Майнен и Майера мало переживших холокост потому, что источники, с которыми работали авторы, фиксировали преимущественно убитых; указывается, что около половины 50 тыс. беженцев, пробившихся в Нидерланды, Бельгию и Францию, смогли ускользнуть от преследователей. Все эти источники – полицейские досье, официальные указатели, списки лиц, подлежавших депортации и т.д. – оцифрованы, и поэтому доступны в интернете. Тем самым исследование – образцовый пример «Digital Humanities». Но авторы не испытывают особой радости в отношении массовой оцифровки данных. Точное знание о жертвах, созданное с помощью банков данных и агрегирования информации, кажется им чуть ли не зловещим. Заметно, что они очень недовольны тем, что людей снова педантично идентифицировали — на этот раз в виде «случаев». Инза Майнен и Альриха Майер явно испытывают большое уважение к человеческой памяти об  убитых. Авторы представляют и ужасаются: что было бы если бы  в распоряжении немецкой бюрократии того времени оказались современные технико-цифровые средства. Ещё меньше побегов оказались бы удачными.

Перевод Валерия Бруна

Книга: Insa Meinen, Ahlrich Meyer. Verfolgt von Land zu Land : jüdische Flüchtlinge in Westeuropa 1938-1944. Jörg Paulsen. Paderborn: Ferdinand Schöningh, 2013

15 апреля 2014
«Преследуемые от страны к стране. Еврейские беженцы в Западной Европе 1938–1944 гг.» / рецензия на книгу

Похожие материалы

3 марта 2014
3 марта 2014
10 февраля 2014 г. в Мемориале состоялся второй круглый стол из цикла мероприятий о юридическом и социальном положении жертв политических репрессий на постсоветском пространстве. С докладом о ситуации в современной Венгрии выступал историк, автор известной книги о будапештской осаде, специалист по истории спецслужб Венгрии Кристиан Унгвари.
19 сентября 2009
19 сентября 2009
21 сентября 2012
21 сентября 2012
Наследники Рихарда Вагнера колеблются, стоит ли открывать все семейные архивы для общественности. И не удивительно: если это произойдет, то мифу о Байройте, пестовавшемуся не одно десятилетие своим музыкальным фестивалем, грозит крушение. Журналист Die Welt Тильман Краузе попытался разобраться, так ли страшен старый миф.
23 октября 2012
23 октября 2012
История лагерей для интернированных во Франции с 1939 г. хорошо исследована, но плохо известна. Недавно открытый мемориальный комплекс Камп-де-Миль рядом с Экс-ан-Прованс – не первое памятное место такого рода.