Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
22 января 2014

План по созданию музея Советского Союза: назад в СССР?

В преддверии столетия образования СССР в Ульяновске должен возникнуть музейный комплекс, документирующий советскую жизнь. К Ленинскому мемориалу должны присоединиться Музей истории Советского Союза, Музей Красной Армии, «Дом военной славы современной России» с «Клубом патриотического воспитания», Музей НКВД, Музей грампластинок с музыкальным магазином, Музей коммунальной квартиры с хостелом, Музей науки, техники и космоса, магазин советских торговых марок, Музей архитектуры, Музей моды и дизайна, Музей советской повседневности и Музей искусства социалистического реализма. 

«Уроки истории» публикуют статью швейцарского журналиста Ульриха Шмидта «Назад в СССР» о современной музеефикации советского прошлого. 

С 2006 г. в России реализуются «приоритетные национальные проекты», которые призваны повысить уровень жизни граждан, улучшить состояние их здоровья и качество образования. В этом году прибавился новый мега-проект: в преддверии столетия (2022) образования СССР в Ульяновске должен возникнуть музейный комплекс стоимостью 1,5 млрд швейцарских франков, документирующий советскую жизнь. Примерно половина бюджета должна поступить из государственных средств Кремля, другая будет получена из региональных и частных средств. Ожидается, что музей будут посещать до миллиона посетителей ежегодно – главным образом китайцы и российские туристы, приезжающие на выходные.

Именем Ленина

Амбициозный проект продуманно расширяет так называемый Ленинский мемориал, воздвигнутый в 1970 г. к столетию со дня рождения вождя революции. Уже довольно рано город на Волге Симбирск почтил своего самого славного сына: в 1924 г. в соответствии с настоящей фамилией Ленина город был переименован в Ульяновск. Сорока годами позже он получил в подарок от советских республик «Парк Дружбы народов».

Существующий мемориал охватывает дом, в котором жила семья Ленина, библиотеку и большие залы для проведения разного рода мероприятий.
Список запланированных новостроек производит сильное впечатление. К тому, о чем уже шла речь, должны присоединиться Музей истории Советского Союза, Музей Красной Армии, «Дом военной славы современной России» с «Клубом патриотического воспитания», Музей НКВД, Музей грампластинок с музыкальным магазином, Музей коммунальной квартиры с хостелом, Музей науки, техники и космоса, магазин советских торговых марок, Музей архитектуры, Музей моды и дизайна, Музей советской повседневности и Музей искусства социалистического реализма. Для этого надстраивается здание площадью 120 гектаров рядом с Ленинским мемориалом. Привлечь внимание посетителей музейного комплекса должен высотный дом, напоминающий наполовину об авангардистских архитектурных экспериментах, наполовину – о проекте Дворца Советов. В нем будут размещены офисы, рестораны и гостиница.

Без просвета

В принципе есть все основания приветствовать проект создания большого музея Советского Союза. Правда, осмысление недавнего прошлого в России и по сей день дает мало повода для оптимизма. Хотя в Москве и существует Государственный центральный музей современной истории России, посвященный главным образом XX столетию, он едва ли может отрицать свое собственное советское прошлое – там есть отдельные экспонаты, посвященные сталинскому Большому террору, но в целом преобладает героизирующий жест, имеющий целью прославление советских достижений в ходе индустриализации, во время Второй мировой войны и в освоении космоса. Даже пакт Сталина – Гитлера все еще апологетически изображается как тонкий тактический маневр диктатора.

Открытый в 2004 г. в Москве Государственный музей ГУЛАГа также выполняет функцию алиби. Расположенный во внутреннем дворе дома в центре Москвы, он демонстрирует в двух помещениях преимущественно отдельные судьбы заключенных. Из музея, пребывающего в зачаточном состоянии, не уходишь с чувством, что здесь подобающим образом почтили память 20 миллионов жертв советской системы. Столь же мало Ленинский мемориал в Ульяновске характеризуется особенно критическим отношением к вождю революции. Здесь не встретишь ни материалов о красном терроре, организованном Лениным, ни его приказов об убийстве священников. Здесь Ленин – все еще светлый образ социально справедливого общества, и поэтому на сайте музея сказано с полной уверенностью, что выставка вызовет живой интерес «всех прогрессивных людей на этой планете».

Поэтому, к сожалению, вероятно, что и будущие музеи скорее предадутся наслаждению ностальгией по советскому прошлому, нежели вознамерятся критически осмыслить опыт красной диктатуры. В особенности это касается «Парка Дружбы народов», в котором по образцу сельскохозяйственной выставки в Москве сталинских времен должен быть выстроен павильон для каждой бывшей советской союзной республики. Поистине как оскорбление воспринимается запланированный Музей НКВД, который по контрасту с Музеем ГУЛАГа в Москве обращает внимание на историю преступников. Весь музейный комплекс рискует сократить советское прошлое до смешения из военного героизма, фольклора, китчевой повседневности и утопических видений.

В ходе дебатов вокруг нового проекта народная молва россиян, редко лезущих в карман за острым словцом, уже предложила повторное переименование города Ульяновска – в Ленинград.

Ульрих М. Шмид

Перевод Валерия Бруна

Впервые: Neue Zürcher Zeitung. 2014. 4. Januar.

22 января 2014
План по созданию музея Советского Союза: назад в СССР?

Похожие материалы

13 января 2017
13 января 2017
Фрагменты из воспоминаний о «пребывании в заключении» Петра Старостина.
2 июня 2017
2 июня 2017
Подкаст с 23-го занятия вечерней школы Мемориала: «безродные космополиты», Дело врачей, смерть Сталина и новые реалии работы спецслужб начала пятидесятых годов.
1 июня 2017
1 июня 2017
Широко известно, что множество жертв политических репрессий были осуждены не по «политическим» статьям. Количество таких мнимых уголовных дел до сих пор неизвестно, что многократно затрудняет процесс реабилитации. Об этой проблеме и возможных путях её разрешения на примере истории беглого ссыльного рассказывает исследователь из Беларуси Владимир Володин.

Последние материалы