Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
5 ноября 2013

Трагически ужасная история XX века. Второе пришествие Христа / Рецензия на книгу

Современные фёдоровцы. Фотография Ю. Иващенко. Источник: grinbergagency.com

А.Е. Перепеченых. Трагически ужасная история XX века. Второе пришествие Христа. М., НЛО, 2013 – 256 с.

Жанр «современной агиографии» никогда не был лёгким. Чем ближе к нам в историческом времени находится житие или написанная от первого лица «история моих бедствий», тем сложнее разграничить литературное содержание от религиозного, историческое от художественного. Историю Александра Евгеньевича Перепечёных, написанную и рассказанную им самим, можно представить себе как современное евангельское послание, созданное в эпоху, когда все свидетельства неизбежно подвергаются сомнению.

В нём в единый контекст включена и «святая Русь до революции», и зарождение движения фёдоровцев – христиан-катакомбников (первые годы советской власти), и собственно жизнь главного героя – годы, проведённые в советских лагерях, история позднесоветских гонений на Истинно православных христиан, а также уже современные моралистические сочинения автора на злобу дня. Всё это в целом представляет собой цельное свидетельство, время в котором съёживается, и в котором, как когда-то в русском летописании, современные события должны быть поняты как прямое продолжение библейской истории и, одновременно, как их проекции и переосмысления в нашем сегодняшнем мире:

«Никакой разницы нет, как боролся во плоти Галиаф с Давидом, как боролся во плоти Фараон с Моисеем и боролся Иисус Навин во плоти. И как боролся во плоти Ленин и его последователь Сталин с патриархом Тихоном во плоти и со Христом в образе Фёдора, тоже во плоти, который показал дела и чудеса, открывал небо, мёртвых воскрешал ит.д.»

Впрочем, жизнь в Старой Тишанке – какой она была с конца 50-х вплоть до недавнего времени – не слишком похожа на «современность». Во многих отношениях она ближе к Палестине I-го века, чем к ближайшему райцентру. В не самой глухой Воронежской области фёдоровцы живут изолировано, общиной, работают на земле, и раннехристианские свидетельства для них не являются чем-то далёким и непредставимым – в особенности для людей, проведших долгие годы в ГУЛАГе.

Фёдоровский Христос – бывший крестьянин Фёдор Рыбалкин, вернувшийся на родину после Первой Мировой войны, погиб в Соловецких лагерях в конце 20-х. Второе Пришествие погрузило его последователей в состояние «вечной Пасхи», вечного воскресения. Варлам Шаламов в своих рассказах вспоминал о «религиозниках», на все вопросы следователей отвечавших «Бог знает», Александр Перепечёных указывал свои данные в анкете так – «фамилия – Православный. Имя – Христианин, Отчество – Христов». Многие вместе с ним пережили сталинские, затем хрущёвские лагеря и ссылку «за тунеядство», их «психические отклонения» лечили в советских психбольницах. И только в конце 60-х вся община (около 120 человек), воссоединившись с вернувшимися из сибирской ссылки, переехала в небольшую деревню Таловского района Воронежской области. Вероятно, это было одно из крупнейших поселений «катакомбников» во всем Советском Союзе.

«Трагически ужасная история…» рассказывает обо всём этом нескладным, часто смешным языком, в котором можно увидеть и старую традицию деревенских юродивых, «детскую сакральность», а можно – в другой степени приближения к тексту – традицию «наивной литературы». Безбожники Маркс, Энгельс и Ленин, предложившие людям вести своё происхождение от «воргутана» [орангутанга] противостоят в ней фёдоровцам, многократно осуждённым новой властью – «индувалам» или «одувалам» [индивидуалистам], каждый из которых создан Богом, а не дарвиновским конвейером эволюции.

По-своему удивительна и оригинальна позиция автора в оценке собственного свидетельства. Обращаясь к читателю, он призывает «судить его [Фёдора Рыбалкина] по делам» — т.е. верить в историю о его божественном происхождении – но, в то же время, периодически ссылается на «архивы города Воронежа – ул. Орджоникидзе 31». Стремление «разобраться, рассудить, постараться проверить» подчёркивает открытость фёдоровцев ко внешнему миру, их стремление проповедовать и защищать свои взгляды.

Но современная Старая Тишанка – где из ««Жигулей» шансон играет» уже не та, что во времена активной борьбы фёдоровцев за своё существование. После падения советской власти сам ход времени выполняет роль исполнителя эсхатологического пророчества. «Фёдоровцы» — безбрачники, постепенно умирают, не оставляя после себя молодых последователей. Александр Евгеньевич Перепечёных, по собственному признанию в книге, не собирался «жить долго» — напротив, понимал, что его судьба – «пострадать за веру».

Включить в Священную историю новый мир, в котором «кто наглее наг – тому и честь», становится всё сложнее. Неясно, как его можно переосмыслить, не прибегая к старому аргументу о скором «конце времён». Может быть, сама эта книга, до выхода которой её автор не дожил нескольких недель – продолжение той же истории.

Дополнительные материалы:

Л. Перепечёных. «Тайна России XX-го века». Интервью с А.Е. Перепечёных его внучки // Школьный конкурс «Человек в истории. XX век. 1999/2000.

Глава из «Трагически ужасной истории XX века» // esquire.ru

Ю. Иващенко. Фёдоровцы. Историческая справка и фотографии // grinbergagency.com

Сергей Бондаренко, Шура Буртин

5 ноября 2013
Трагически ужасная история XX века. Второе пришествие Христа / Рецензия на книгу

Похожие материалы

22 января 2015
22 января 2015
До Второй мировой войны члены религиозной общины квакеров спасли жизнь тысячам людей. Они действовали столь деликатно, что об этом едва ли известно и по сей день.
20 ноября 2015
20 ноября 2015
О судьбах лагерных художников князя Андрея Трубецкого и Сергея Ивашёва-Муратова рассказывает автор книги «Ахтырка и князья Трубецкие» Татьяна Смирнова.
30 июня 2011
30 июня 2011
Патриотический порыв был пусть и первой, но не единственной строкой в перечне мотиваций добровольца; многие надеялись «исправить» биографию, в которой в Советском союзе было слишком много поводов «усомниться»
15 января 2014
15 января 2014
В конце декабря 2013 г. в Международном Мемориале состоялся первый семинар нового проекта о юридическом и социальном положении жертв политических репрессий на постсоветском пространстве. С докладом о ситуации на Украине выступил директор Харьковской правозащитной группы Евгений Захаров.

Последние материалы