Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
2 октября 2013

Еврейский музей и Центр толерантности: «язык» и структура экспозиции

Источник: smartysmile.ru

В конце 1990-х гг. в мире стали появляться музеи нового типа, концепция и экспозиция которых основана на возможностях компьютерных технологий. Коллекционирование и сохранение наследия не является главной задачей таких музеев. Они могут совсем не иметь экспозиции в традиционном понимании. Происходит переопределение, расширение самого понятия «музей» и «музейное пространство». Понятие музея расширяется до «экспериментально-образовательного мультимедиа комплекса» или культурно-просветительского центра. Еврейский музей и центр толерантности, открывшийся в Москве в 2012 г., можно причислить к этому ряду площадок.

Автор – Наталья Зверева, канд.культурологии, преподаватель Российского университета дружбы народов

В конце 1990-х гг. в мире стали появляться музеи нового типа, концепция и экспозиция которых основана на возможностях компьютерных технологий. В начале 2000-х гг. специалисты по музейному делу стали использовать выражение «музей будущего» по отношению к музеям, которые активно используют в своем экспозиционном пространстве новые информационные мультимедийные технологииМузей будущего: Информационный менеджмент: Сборник статей / Сост. А. В. Лебедев. М., 2001; Музей и новые технологии: Сборник статей / Под. ред. Н. А. Никишина. [2-e издание]. М., 1999.. В таких музеях мультимедиа все в большей степени начинают занимать не подчиненное, а центральное место. Коллекционирование и сохранение наследия не является главной задачей таких музеев. Они могут совсем не иметь экспозиции в традиционном пониманииБогомазова Т.Г. Экспозиция без границ: от музейной базы данных к информационно-экспозиционному пространству музея // Электронные библиотеки : рос. науч. электронный журн. – 2005. – Т. 8, вып. 4.. Происходит переопределение, расширение самого понятия «музей» и «музейное пространство». Понятие музея расширяется до «экспериментально-образовательного мультимедиа комплекса» или культурно-просветительского центра. Специалисты отмечают, что возникновение таких высокотехнологичных интерактивных музеев – мировая тенденция. В качестве примера такого музея нового типа можно привести, например, Newseum – музей истории журналистики в Вашингтоне. 

Вместе с тем, все в большей степени работа музеев в современном мире ориентируется на модель рыночных отношений. Поэтому музеи начинают ориентироваться на массового посетителя. Это приводит к превращению музея в развлекательный центр, к разным формам гибридизации образования и развлечения, что отражает новый термин edutainment. Все чаще Музеи рассматриваются и описываются как элемент культурного туризма, как фактор привлечения туристов, повышения привлекательности места («брендинг мест»)Этой теме были посвящены конференции «Музей между миссией и рынком» (в Центральном музее современной истории России в 2002 – 2003 гг.), «Музей и рынок» (в Эрмитаже в 2006) и др.. Музей становится более зрелищнымТеоретик постмодернизма Чарльз Дженкс использует выражение «зрелищный музей новой эпохи». Он отмечает, что еще в 1960-е гг. на Западе музеи становятся местом развлечения всей семьи. См.: Дженкс Ч. Зрелищный музей – между храмом и торговым центром. Осмысление противоречий // Пинакотека. – № 12. – М., 2001., начинает включать в себя игровые формы обучения, становится более интерактивным. По словам одного из создателей Еврейского музея в Москве А. Бороды, музей возник в связи со «стремлением создать что-то интересное для членов еврейской общины и всех москвичей, навеянное посещением парков развлечений и популярных за рубежом интерактивных мест […]»Музей и люди // ЛЕХАИМ, 12/248.. Это меняет сам характер высказывания, предопределяет тип восприятия. Таким образом, о чем бы ни рассказывали «музеи будущего», они говорят об этом не только на языке мультимедиа, но и на языке развлечения.

Новый Еврейский музей в Москве представляет собой пример музея нового типа. Как сказал один из создателей музея Ральф АппельбаумРальф Аппельбаум – известный музейный дизайнер, руководитель дизайнерской компании Ralph Appelbaum Associates (RAA). Компания создала более 125 музеев по всему миру. Среди них: Национальный музей Первой мировой войны в Канзас-сити, Музей транспорта в Лондоне, Музей Холокоста в Вашингтоне., – это «музей без вещей»Это на самом деле музей о России (интервью с Ральфом Аппельбаумом)// Афиша, 23 октября 2012.. Действительно, можно согласиться с тем, что экспозиционное пространство музея не подчинено стремлению представить коллекцию вещей как таковых, связанных с еврейской культурой, хотя они тоже есть в музее. Артефакты являются скорее дополнением, а не основой экспозиции. Центральное место в экспозиции занимают мультимедийные комплексы и инсталляции (тематические электронные киоски, экраны диарамы, видеоматериалы, слайд-шоу и т. п.). Мультимедиа становятся «языком», на котором создатели музея рассказывают о специфике еврейской традиционной культуры (обрядах и ценностях иудаизма; культуре повседневности городов черты оседлости), об истории российского еврейства (с конца 19 в. до 2012 г) и в конечном счете, как сформулировал Р. Аппельбаум, «о России, на которую мы смотрим сквозь призму еврейского опыта»Там же..

Еврейский музей и Центр толерантности, открывшийся 8 ноября 2012 г. в Москве, – это масштабный проект не только по замыслу, но и по объёму экспозиционного пространства. Экспозиция музея занимает 4, 5 тысячи квадратных метров, общая площадь – 17 тысяч квадратных метров. Музей реализует задачу репрезентации еврейской традиционной культуры и конструирования памяти о прошлом. В музее Можно выделить два тематических блока.

I. Еврейский музей как место памяти истории российского еврейства.

Большая часть экспозиции посвящена важнейшим событиям истории российских евреев с конца 19 в. до настоящего времени. Экспозиция музея рассказывает о ключевых событиях истории России, о том, как они повлияли на судьбу евреев. Историческая часть экспозиции представлена следующими тематическими блоками (которым посвящены отдельные пространства):

  • Корни российского еврейства IV-XVIII вв.
  • Города и дали: евреи российской империи 1795-1913
  • Война и революция: потрясения и перемены (1914-1921)
  • Советский союз 1922-1941
  • Великая отечественная война: операция Барбаросса и начало Холокоста
  • Послевоенный период: от катастрофы к возрождению
  • От перестройки до наших дней: эмиграция и обновление

II. Еврейский музей как пространство репрезентации еврейской традиционной культуры.

Музей знакомит посетителей с традиционной культурой евреев: ценностями и обрядами иудаизма, которые обеспечивают единство еврейской культуры в условиях «жизни в рассеянии». В музее осуществляется реконструкция культуры повседневности российских евреев в 19 в. (еврейское праздничное застолье, еврейская школа, рыночная площадь, фотографии, свидетельства-рассказы о жизни в черте оседлости).

Музей не только отвечает на вопрос, что надо помнить, но и неизбежно реализует ответ на вопрос, как надо помнить, так как рассказ о прошлом неизбежно включает в себя выбор значимого и расстановку акцентов.

Память о преступлениях против человечности (Холокост, репрессии в советской России, погромы – в дореволюционной), которые призваны вызвать сочувствие к жертвам и предостеречь от повторения ошибок сочетается в музее с памятью о героическом прошлом, о победе в войне, которая должна вызвать чувства гордости за страну и «советский народ», в том числе гордость за советских евреев-участников войныПо мнению Р. Аппельбаума музей – это пространство, в котором посетитель должен получить эмоциональное переживание, пройти «весь спектр эмоционального опыта». По его мнению, это то, что в информационную эпоху может привлечь людей в музеи. // Это на самом деле музей о России (интервью с Ральфом Аппельбаумом) // Афиша, 23 октября 2012.. Перед входом в зал отечественной войны помещена цитата еврейского писателя Ицика Кипниса: [я бы хотел] «чтобы у евреев, победно идущих по Берлину, на груди рядом с орденами и медалями были бы маленькие еврейские звёзды… чтобы всякий видел, что я еврей и моё еврейское и человеческое достоинство ничуть не меньше, чем у какого-либо другого из свободолюбивых граждан».

Экспозиционное пространство музея построено таким образом, что есть залы (или «зоны» экспозиции), которые невозможно пропустить, они расположены на основной пространственной оси (на прямой линии от начала экспозиции) и есть такие экспозиционные пространства, которые находятся в стороне (надо повернуть в сторону, чтобы попасть в них). Можно условно говорить о первом и втором рядах (или планах) экспозиции.

Экспозиция начинается с просмотра фильма, который в формате 4D знакомит зрителя с библейской историей от сотворения мира до Исхода из Египта. Текст, который читают дикторы, и визуальная репрезентация библейской истории сопровождаются тактильными эффектами, которые в большой степени поглощают внимание зрителя. В соответствии с концепцией музея Ральфа Аппельбаума, на первый план выходит не знание, но ощущение. После просмотра фильма посетитель попадает в зал, который знакомит с еврейскими языками (иврит и идиш) и историей еврейских миграций. С историей миграций («жизни в рассеянии») можно познакомиться благодаря 10 сенсорным информационным киоскам, установленным по кругу. На них представлена карта с отмеченными регионами еврейских миграций. Можно выбрать интересующее место и узнать о присутствии евреев в этом регионе, за коротким текстом следуют слайды, которые представляют электронные копии различных видов артефактов, связанных с еврейской диаспорой этого региона (рукописи, предметы повседневности, фотографии, картины и т. п.). Знакомство с языком идиш тоже приглашает посетителя к интерактивному взаимодействию. Если совместить на экране две фразы, написанные на идиш, то можно увидеть перевод на русском и услышать звучание фразы на идиш. Фразы представляют собой еврейские пословицы и поговорки. Узнав перевод нескольких пословиц или поговорок («Чтобы то, что суждено моему мизинцу, случилось с твоим телом и жизнью»), зритель может ощутить, что столкнулся с другой, обладающей своей спецификой, культурой.

Следующий фрагмент экспозиционного пространства рассказывает о жизненном укладе российских евреев в городах-местечках конца 19 в. Затем следуют стенды, рассказывающие о традициях и обрядах иудаизма, описание сопровождается выставленными в витринах предметами. В этой части экспозиции (посвящённой иудаизму) технологии мультимедиа практически отсутствуют. Темы, посвященные советской истории (революция, репрессии, перестройка, и т. п.), помещены во втором ряду экспозиции.

Одно из центральных мест экспозиции занимает зал Великой отечественной войны. Это зал расположен таким образом, что мимо невозможно пройти (в отличие, например, от зала, посвящённого репрессиям). Здесь помещён самый большой (во всю стену) экран, на котором транслируется фильм о Великой отечественной войне и Холокосте на территории Советского Союза. Фильм состоит из двух частей: «Холокост на советской земле 1941-1945» и «Великая Отечественная война 1941-1945». Фильмы составлены из архивных видеоматериалов (бомбёжки, разрушения, блокадный Ленинград, кадры победы, фрагмент исторической хроники, на которой Сталин призывает соотечественников идти «под знамёнами Ленина вперед, к победе»), записей рассказов свидетелей, отрывков из поэмы «Бабий Яр» Е. Евтушенко и др. Видеоряд сопровождается музыкальными фрагментами из песни «Война священная» и из балета Прокофьева «Ромео и Джульета», которые повторяются несколько рад.

Фильм о Холокосте повествует об уничтожении советских евреев. Холокост, как и война, представлены как события не мировой истории, но отечественной. Упоминается только то, что так или иначе связано с СССР и в отношении жертв, и в отношении противоборства фашизму. Так, даются примеры концентрационных лагерей, но только тех, которые были освобождены Красной армией. Совмещение рассказа о жертвах Холокоста и акцента на победе в войне приводит к тому, что Холокост усиливает ценность и значимость победы.

Один из смысловых акцентов этой части экспозиции – гордость за победу в войне. Сквозная тема – участие евреев в войне, их вклад в победу. В центре зала – витрина с документами евреев-участников войны (военные билеты, письма, медали, удостоверения за участие в героической обороне Ленинграда и т. п.). Один из сенсорных информационных киосков посвящён корреспонденции советских евреев с фронта. Представлены копии документов, фотографии (например, письмо родным бывшей студентки, а теперь командира Красной Армии, о чём мы узнаем из текста самого письма). Рассказывается о евреях – советских журналистах и фотокорреспондентах (представлено слайд-шоу фотографий из частной коллекции Г. Зельма), о евреях-солдатах и героях, об отношении советского руководства к уничтожению евреев нацистами (например, о том, что «Чёрная книга» была опубликована в России только в 1991 г.), об освобождении лагерей (освобожденных Красной армией Освенциме, Майданеке, Равенсбрюке, Заксенхаузене), об искусстве военного времени (о евреях-музыкантах, поэтах, писателях т .п.) и др. Отдельный большой экран посвящён рассказам свидетелей о войне. Две электронные панели посвящены теме «Еврейские судьбы», где речь идёт о советских евреях, переживших войну, участвовавших в войне. О некоторых людях смонтированы небольшие фильмы, например, о Василии Гроссмане.

Из зала, посвящённого Великой Отечественной войне можно пройти в Зал памяти (сделанный по образцу детского мемориала в Яд Вашем), где есть возможность зажечь свечу в память о жертвах Великой Отечественной войны. Вся стена мемориала покрыта спроецированными на неё именами погибших, время от времени одно из имен увеличивается, и мы можем его прочитать. Здесь установлен обобщённый банк данных (ОБД), в который введено 13, 7 млн цифровых копий документов о потерях в войне.

Второй ряд экспозиции (справа от основного ряда) раскрывает темы «Смутное время 1945-1950-х гг.» (как на евреях отразилась эпоха сталинских репрессий), «Возрождение начала 1970-х гг», «От Перестройки до наших дней: эмиграция и обновление». В разделе «Возрождение начала 1970-х гг.» посетители могут познакомиться с реконструкцией стандартной советской квартиры. Она иллюстрирует процесс ассимиляции советских евреев. Внутри «квартиры» помещены экраны, на которые проецируются изображения людей – они разговаривают друг с другом, что создает эффект присутствия. Некоторые их них рассказывают друг другу анекдоты, которые иллюстрируют отношение к евреям в обществе того времени, другие готовят еду и поют национальные песни. Сама квартира имеет типичный интерьер советского времени, что призвано подчеркнуть значительную ассимиляцию евреев в 1970-е. 

Таким образом, современная музейная коммуникация использует новые технологии в своем стремлении оказать воздействие на зрителя, изменить его взгляд на какие-то вещи, дать посетителю возможность пережить новый опыт. Такой музей активно вовлекает, стремится вызвать эмоциональную реакцию зрителя.

Центр толерантности

В зале Великой Отечественной войны, под одной из витрин с документами помещена цитата И. Эренбурга: «Спросите пленного немца, во имя чего его соотечественники уничтожили 6 миллионов неповинных людей, он ответит: „они евреи, они черные (или рыжие). У них другая кровь”. Это началось с пошлых анекдотов, с криков уличных мальчишек, с заборных надписей, и это привело к Майданеку, к Бабьему Яру, к Треблинке, к рвам, набитым детскими трупами». Холокост – наглядное свидетельство того, к какой трагедии могут привести, казалось бы, «безобидные» стереотипы и предрассудки.

Центр толерантности занимает отдельное пространство, в стороне от основной экспозиции. Здесь помещён большой экран, на котором транслируются фильмы, и зрительный зал, каждое место которого оборудовано айпедом и наушниками. Посетитель может выбрать индивидуальный режим просмотра фильмов, посвященных проблеме толерантности, или смотреть их на большом экране. Каждый фильм сопровождается опросом на тему терпимости и отношения к представителям других культур, инвалидам, к тем, кто чем-то отличается от большинства. Одна из центральных идей, которую передают эти фильмы, состоит в том, что между людьми разных культур нет принципиального различия, а значит и непреодолимого барьера. Авторы фильмов предлагают особую оптику, способ видения: видеть прежде всего человека, личность, а потом – представителя какой-то группы, будь то национальность, культурное сообщество, профессия, социальное положение и т. п. Фильмы показывают, что именно отсутствие знания людей другой культуры или людей с физическими ограничениями, отсутствие непосредственного общения с ними, становится почвой для возникновения мифов и предрассудков, ксенофобии и агрессии.

Наталья Зверева

2 октября 2013
Еврейский музей и Центр толерантности: «язык» и структура экспозиции

Похожие материалы

3 марта 2014
3 марта 2014
10 февраля 2014 г. в Мемориале состоялся второй круглый стол из цикла мероприятий о юридическом и социальном положении жертв политических репрессий на постсоветском пространстве. С докладом о ситуации в современной Венгрии выступал историк, автор известной книги о будапештской осаде, специалист по истории спецслужб Венгрии Кристиан Унгвари.
25 июня 2015
25 июня 2015
«Из-за этой записки и пресс-конференции рухнула Берлинская стена» – о легендарном документе, утраченном и обретённом вновь, в нашем переводе статьи немецкого журнала «Muzeums Magazin» 2015.2
13 февраля 2014
13 февраля 2014
10 декабря 2013
10 декабря 2013
Продолжение стенограммы конференции «Память о Холокосте в современной Европе: Общее и разделяющее», состоявшейся в Москве, Международном Мемориале, 25 – 26 сентября 2013 г. Доклад Олега Витальевича Будницкого, диретора Международного центра истории и социологии Второй мировой войны и её последствий, Высшая школа экономики, Москва.

Последние материалы