Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
23 апреля 2013

Борьба за память / Tagesspiegel

Источник: www.tagesspiegel.de

Национал-социализм, сталинизм, коммунизм: из-за переплетения политических интересов все труднее становится подобающим образом вспоминать о жертвах. Никаких различий зачастую уже не проводится, вместо этого просто осуждается зло.

Автор – Вольфганг Бенц, оригинальная публикация – Tagesspiegel, 21.02 2013

Частное проявление исторической политики – это когда премьер-министр Бранденбурга уделяет внимание бывшему узнику тюрьмы КГБ, невинной жертве советского произвола, и выплачивает ему пособие. Когда соответствующее объединение жертв неустанно напоминает о том, что глава правительства Платцек удостоил этого свидетеля времени такой чести, и, следовательно, цели этого объединения священны – это тоже историческая политика.

Историческая политика по-крупному – это стремление установить новый международный день поминовения, увековечивающий дату заключения сталинско-гитлеровского пакта – 23 августа. Полагаясь на доказательственную силу теории тоталитаризма, согласно которой коммунистическая и национал-социалистическая диктатуры были попросту двумя сторонами одной медали, сторонники этого начинания отказываются проводить необходимое различие, вместо этого осуждая зло как таковое.

Следствием становится сглаживание различий между коммунистическим террором и национал-социалистическим геноцидом. Следствием, заранее предусмотренным заинтересованными лицами и вызывающим сожаление у тех, кто стремится к дифференцированному пониманию прошлого, в рамках которого и жертвам одного, и жертвам другого отводится их законное место.

В общем и целом та память, которая символизирует дату 23 августа, нивелирует отличия национал-социалистических гонений от коммунистического террора и тем самым маргинализирует истребление евреев, как и геноцид цыган. Это служит определенным интересам, к которым относятся и случаи конкуренции между жертвами, и потребность объединений жертв в признании и подтверждении собственной значимости. Последнее желание вполне законно и могло бы послужить умиротворению общества.

Тем не менее, потребность в определенном восприятии, устанавливающем статус в иерархии жертв, не должна противоречить исторической реальности. Ведь при всем пагубном произволе, при всем варварстве советской политики среди ее целей не значилось уничтожение людей по признаку принадлежности к определенным этносам и религиозным общностям. Доказывать, что в тюрьме КГБ сиделось точно так же, как и в национал-социалистическом концентрационном лагере, и невозможно, и не нужно. Потому что все страдания, вне зависимости от политических намерений причинившего их режима, заслуживают уважения, и все они, с точки зрения экзистенциальной катастрофы отдельно взятых людей, должны быть поставлены на одну доску. Аргумент, что Гитлер хотел того же, что и Сталин, неприемлем и, кроме того, нерационален. Тем сильнее ажиотаж в политической плоскости.

Инициатива проживающих в США эмигрантов из стран Балтии подвигла Европарламент на то, чтобы объявить 23 августа, день подписания пакта Молотова-Риббентропа, общеевропейским днем поминовения. Прошедшая в Праге конференция с участием историков, свидетелей времени и политиков – представителей восточной части центральной и восточной Европы – принесла свои плоды. Европарламент проникся идеей всеобщего дня поминовения, посвященного «совести Европы и тоталитаризму», и подавляющим большинством голосов принял по этому поводу резолюцию. Первой новую памятную дату отметила в 2008 году Швеция. В 2009 году ее примеру последовали страны Балтии, в 2010 году к ним присоединилась Болгария, в 2011 году приняли участие Хорватия, Польша и Венгрия, в 2012 году дошла очередь до Словении.

Процесс водворения этого памятного дня, обслуживающего одни только политические интересы, продвигается своим чередом, ничуть не затронутый аргументами известных историков, музейщиков и исследователей Холокоста. Монополизацией воспоминаний об истреблении евреев занимается «Платформа европейской памяти и совести» со штаб-квартирой в Праге, которая получает средства к существованию по доброй воле политиков определенного толка, а именно воинствующих антикоммунистов, чей взгляд обращен в прошлое. Данная группировка опирается исключительно на организации, проводящие политику в области поминовения применительно к коммунистическому террору. Разумеется, помнить о коммунистической тирании и чтить ее жертв – совершенно оправданно и необходимо. Но не оправданно подобными монополизирующими воззрениями искажать историю.

Перевод Олега Мацнева

См. также:

Когда эмоциональная позиция жертв может послужить причиной конфликтов с историками / Продолжение статьи

23 апреля 2013
Борьба за память / Tagesspiegel

Похожие материалы

11 июля 2012
11 июля 2012
Лекция-семинар профессора МГИМО Андрея Зубова пройдет 12 июля в 20.00 в «Мемориале».
29 августа 2015
29 августа 2015
После окончания Второй Мировой из захваченных немецких архивов западная общественность узнала о секретных протоколах к пакту Молотова-Риббентропа. Как послевоенная Европа среагировала на скандал, можно узнать из нашего перевода колонки дипломатического корреспондента The Times в номере от 24 февраля 1948 года.
30 мая 2013
30 мая 2013
С 31 мая по 4 июня в Москве в ЦДХ проходит Международный фестиваль музеев «Интермузей-2013». Подиумная дискуссия состоится 3 июня, с 11:30 до 13:30.
6 августа 2009
6 августа 2009
17 сентября 1939 г. Красная армия вошла на территорию Польши. К этой дате Международный Мемориал выпускает в 2015 г. поименный сборник биографий жертв Катынского расстрела. В материале – справка Международного Мемориала о расстрелах польских офицеров в 1940 году.

Последние материалы