Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
11 апреля 2013

Рон Айерман. Политическое убийство и культурная травма

Ниже публикуются тезисы доклада, который Рон Айерман, профессор социологии и содиректор (вместе с Дж. Александером) Центра культурсоциологии Йельского университета, прочёл в Международном Мемориале 14 марта 2013 г.

Видеозапись семинара «Событие и память: культурсоциологическая теория коллективной травмы» (Джеффри Александер и Рон Айерман):

Тезисы доклада Рона Айермана:

  • Под политическим убийством понимается убийство представительской фигуры, которое вовлекает сообщество. 
  • ШОКИРУЮЩИЙ ИНЦИДЕНТ: оставляет у людей глубокие следы в памяти, вызывает сильную эмоциональную реакцию, влияет на поведение и опыт.
  • Отражение/репрезентация в СМИ создает из инцидента событие, рассказывая о инциденте и оценивая его значимость. Соотносит инцидент с остальными, оценивает его как хорошее, плохое и т. д., дает смысл и значение.
  • Под инцидентом (фактами) понимается событие (нарратив, соотнесение, оценка) [Occurrence (facts) – event (narration, framing, weighing)].
  • Классическое понимание травмы: эффект, оказываемый на сознание чрезвычайными событиями.
  • Травма – «события или эмоциональные состояния, которые приближаются к пределам переживаемого» (Хартман) [“events or states of feeling that threaten the limits of experience” (Hartman)].
  • События, которые «противостоят простому пониманию» (Карут) [«resist simple comprehension» (Caruth)].
  • «разрушительные переживания, который искажают память… и могут делать ее особенно уязвимой для ошибок в отражении событий» (ЛаКапра) [«a shattering experience that distorts memory…and may render it particularly vulnerable and fallible in the reporting of events» LaCapra].
  • Культурная травма – теоретические построение, позволяющее обозначить границы инцидента, который начинается в прошлом и продолжается в будущем.
  • Дискурсивный отклик на разрыв в социальной ткани, когда основания установленной коллективной идентичности потрясены травматическим инцидентом и требуют переописания и восстановления.
  • Культурные травмы создаются, а не рождаются (Смелзер [Smelser]), процессы производства смыслов и атрибуций, ожесточенные дебаты об определении ситуации и контроле над ней/
  • Борьба смыслов, в которой появляются конкурирующие рамки повествования о происшедшем, поиске виновных, жертвах и ответственных за преступление.
  • Дискурс: общий, абстрактный, определяемый сверху, относительно закрытый, сфокусированный на структуре.
  • Нарратив: относительно открытый, определяемый снизу, конкретный, сфокусированный на действиях (агентности).
  • Группы-носители и агенты: носители памяти, могут иметь свой интерес, интеллектуалы, социальные движения, масс медиа, популярная культура, искусство.
  • Шокирующий инцидент- травматическое событие (рассказанные и транслируемые репрезентации) – попытки управления и восстановления (работа власти) – группы-носители – культурная травма.
  • Коллективная память – мемориализация.

Убийство как социальный перформанс

  • Сценарий действий выдержан в строго стилизованных рамках смыслов и целей, отобранных в соответствии с предполагаемыми репрезентациями.
  • Действия отсылают к коллективным репрезентациям и способствуют их формированию.
  • Центральные акторы интересны не столько своими биографиями или намерениями, а тем, что они символизируют, жанровыми стереотипами и потенциалом, который они мобилизуют в аудитории и других акторах, включая СМИ.

Эмпирические кейсы

  • США: Мартин Лютер Кинг, Роберт Кеннеди.
  • Швеция: Улоф Пальме, Анна Линдю
  • Голландия: Пим Фортейн, Тео ван Гог.
  • Вопрос: в каких случаях возникает культурная травма, в каких – нет и почему? Как определяется, кто жертва, а кто преступник и что это значит?

Как возникает культурная травма:

  • удачное время;
  • политический контекст;
  • работа власти;
  • репрезентации в СМИ;
  • группы-носители и их работа;
  • коллективная память.

Заключение

  • Все шесть убийств были травматичными, но не все стали или способствовали началу культурной травмы.
  • Убийства Пима Фортейна и Тео ван Гога стали таковыми. Убийства Мартина Лютера Кинга и Роберта Кеннеди стали таковыми. Убийства Улофа Пальме и Анны Линд не стали.

Перевод Дарьи Хлевнюк

11 апреля 2013
Рон Айерман. Политическое убийство и культурная травма

Похожие материалы

7 марта 2014
7 марта 2014
Обзор тематических советских публикаций, открыток, подарков и трансформаций – что и как праздновали 8 марта
28 августа 2013
28 августа 2013
В августовском номере журнала «Иностранная литература» напечатан раздел, посвящённый Пражской весне. О его содержании – в материале Антона Дубина.