Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
3 октября 2012

Возвышение Хорти: История и самооценка в современной Венгрии

Подобно некоторым странам Восточной Европы, Венгрия сражается со своей историей и своей самооценкой. Там, где коммунисты когда-то пропагандировали идеи интернационализма, в настоящее время наблюдаются признаки националистического ревизионизма. Сомнительные, даже преступные исторические фигуры празднуют свое возвращение. Журналист Neue Züricher Zeitung о характере ностальгических настроений в этой стране. 

Автор – Дьердь Далош, Источник: Neue Züricher Zeitung , 3.07.12

Идея убрать памятник президенту первой Венгерской Республики, графу Михаю Каройи с набережной Дуная принадлежала главе партии Фидес (Венгерский Гражданский Союз) и президенту Ласло Кёверу. Этим он открыл новый этап в войне символов, которая достигла в Венгрии своей кульминации. Бывший противник Каройи, граф Стефан Тиса выступил в этом отношении только как второстепенная фигура, и это не случайно. Королевский премьер-министр Венгрии с 1903 по 1905 и с 1913 по 1917 при всем его пристрастии к самодержавию и принципиальном отрицании идеи всеобщего избирательного права, прислушивался к мнению либеральной общественности, и кроме того, был далек от антисемитизма. Тиса пытался хотя бы отсрочить участие Венгрии в Первой мировой войне на стороне Германии, но безуспешно.

Общая вина

Правитель Хорти, напротив, выступает прообразом сегодняшних ревизионистов, прежде всего как заклятый враг евреев, который исподволь приспособил в конце концов политику своего правительства к интересам нацистской Германии и который был ответственнен за депортацию сотен тысяч евреев в немецкие лагеря смерти. Осознавая скорое поражение Германии в войне, Хорти попытался позднее остановить убийственную машину, и предпринял неумелую попытку вывести страну из войны. Провал этого проекта привел к к мрачному господству нацистских пособников из партии «Скрещенные стрелы» («Pfeilkreuzlerführer») во главе с Ференцем Салаши. В то время как последний был казнен после войны в Будапеште, Хорти с помощью американских властей получил поддельные документы и нашел прибежище у своего друга, диктатора Салазара в португальском Эшториле.

После того как тленные останки правителя были перенесены с британского военного кладбища в Лиссабоне в венгерскую семейную могилу (против чего невозможно было возразить по причине пиетета), казалось, что вопрос о Хорти решен. Но оказалось, что это не так. В апреле этого года самоуправление поселка Гёмрё, расположенного неподалеку от столицы Будапешт, в лице правоэкстремисткой партии Йоббик (Jobbik) решило переименовать бывшую Площадь свободы в честь Хорти. Неделей позже в деревне Кереки на юге Венгрии установили деревянную статую Хорти. А в середине мая в Реформартском Колледже Дебрецен открыли мемориальную доску о Хорти, бывшем ученике этого учебного заведения. Торжественное открытие проходило в присутсвии таких известных гостей, как епископ Густав Бёльскеи, председатель Собора Реформатской Церкви. Все эти знаки почтения вызвали сильные протесты как со стороны еврейской венгерской общины, так и со стороны парламентской оппозиции и гражданских общественных групп. Событие стало причиной нескольких отчаянных акций: к примеру, либеральный адвокат Петер Даниэль облил статую Хорти в Кереки красной краской. В ответ на это неизвестные замарали будапештский памятник шведскому спасителю евреев Раулю Валленбергу.

В той же степени логична на первый взгляд странная инициатива крохотной коммунистической «Партии рабочих», желающей установить своему идолу памяник. Действительно, если Миклос Хорти заслуживает этого почета, тогда почему остается обделенным вниманием Янос Кадар, всемогущий лидер партии (с 1956 по 1988) и преданный вассал Москвы? В любом случае, прокоммунистические товарищи поступили умнее, чем ностальгирующие приверженцы Хорти: после того, как в Пантеоне рабочего движения торжественно открыли бюст, скромное художественное изделие транспортировали прямо в бюро партии, чтобы оградить его от возможных покушений. На то была основательная причина: несколько лет назад неизвестные открыли будапештский гроб Кадара и украли его бренные останки.

Безвкусные истории

Совсем новую главу в этом ряду безвкусных историй занимает реабилитация двух однозначно антисемитских и давно умерших писателей-эмигрантов, графа Альберта Васса фон Чеге и Йозефа Нирё. Их объединяло и то, что они оба были родом из Трансильвании (Семиградья) и после 1945 считались военными преступниками по причине их участия в нацистском движении. И Васс, и Нирё начинали в тогда управляемой румынами области с вполне интересных и литературно безукоризненных романов, но позже, как успешные писатели, все больше становились жертвами иллюзорной и безвкусной ностальгии по Трансильвании.

Это особенно касалось Альберта Васса, который литературно был столь же плодовит, как, например, Хайнц Конзалик. Возрождение Васса, которое началось несколько лет назад, привело к воздвижению уже более 50 бюстов и мемориальных досок по всей стране, то есть – к культу, который никак не соответствует его положению и важности в венгерской литературе (в отличие от Арона Тамаши или графа Микло Банфи,  выдающийся семиградский роман которого («Текст в пламени») недавно вышел на немецком языке). Второй автор, Йозеф Нирё, прославляемый своими последователями как «Апостол Секеев» («Apostel der Székler»), скомпромитировал себя политически еще больше, чем его близкий друг Альберт Васс. Он входил в венгерское национальное собрание даже после прихода к власти нацисткой партии «Скрещенные стрелы» в октябре 1944 и последовал за «вождем нации» во время его бегства от Красной армии в Сопрон, а оттуда в Австрию. В то время как Альберт Васс после войны эмигрировал в США, Нирё смог обосноваться в Мадриде благодаря Франкосу Гунсту, где он работал на венгерской радиопередаче фалангистов. Сеть «Скрещенных стрел» в эмиграции сохранялась до поздних 80-х.

Можно было бы снять вину, если бы мы могли утверждать, что реанимация обоих литературных зомби была заслугой только радикальной партии Йоббик. Но, к сожалению, представители правящей партии Фидес недавно включили Васса и Нирё в государственный учебный план. Труды обоих этих писателей соседствуют в одном списке с романами «Человек без судьбы»Имре Кертеша или «Венгерская история литературы» мученика Анталя Шерба, который был убит венгерскими солдатами в январе 1945 года в Бальфе, недалеко от Сопрона, в нескольких километрах от того места, где «имел резиденцию» Нирё. Что это за противоестественный учебный план?

Логично, что фанаты Нирё посчитали, что пришло время перезахоронить своего идола в рамках традиционного паломничества на Троицу в Шумулеу (Трансильвания). В числе организаторов и почетных гостей на запланированных похоронах мыслились президент парламента Ласло Кёвер и (уже ушедший в отставку) государственный секретарь культуры, лирик Геза Сёч. Однако церемония сорвалась из-за прямого запрета румынского правительства, и потому высокие гости ограничились патетическими речами в честь усопшего. Говорят, что все это время урна с пеплом на всякий случай оставалась в толстом портфеле государственного секретаря – воистину сцена из триллера. Зададимся вопросом: чему послужила эта замаскированная церемонией почтения публичная кампания, которая помешала идущим на лад отношениям между Венгрией и Румынией и особенно повредила венгерским организациям меньшинств?

Двусмысленно и цинично

Официальные лица дали в ответ на это в высшей степени двусмысленные и циничные ответы. Так, министр Золтан Балог, в общем высокообразованный и спокойный человек, отозвался о Нирё как о «национальном богатстве», и посоветовал даже заключить странную сделку с соседней страной, у которой наблюдаются похожие проблемы с фашиствующей элитой довоенного времени: «Мы тоже разного мнения о протагонистах румынской культуры, но не отнимаем ни у одного народа право сердца любить тех, кого он считает драгоценным. Поэтому и мы привязаны к Йозефу Нирё». Что касается воздвижения памятников Хорти, никто иной, как Виктор Орбан говорит: «Такие решения вменяются в обязанности локальным общинам». Если так говорит глава правительства, то он должен считаться с тем, что его предложение волей-неволей высвободит непредвиденные силы на локальном и не только локальном уровне.

Об авторе:

Дьердь Далош родился в 1943 г. в Будапеште, живет в Берлине, писатель и историк. Последний вышедший в свет роман – «Случай экономиста».

Перевела с немецкого Алина Титова

3 октября 2012
Возвышение Хорти: История и самооценка в современной Венгрии

Похожие материалы

22 декабря 2016
22 декабря 2016
Падение Берлинской стены, последние дни Чаушеску, Бархатная революция в Чехословакии и неожиданная твёрдость Горбачёва в дневниках сотрудника советского МИДа Теймураза Степанова-Мамаладзе.
3 марта 2014
3 марта 2014
10 февраля 2014 г. в Мемориале состоялся второй круглый стол из цикла мероприятий о юридическом и социальном положении жертв политических репрессий на постсоветском пространстве. С докладом о ситуации в современной Венгрии выступал историк, автор известной книги о будапештской осаде, специалист по истории спецслужб Венгрии Кристиан Унгвари.

Последние материалы