Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
27 июня 2012

Ганноверское кладбище Штёкенер / Место памяти, объект изучения истории

Могила основателя кладбища Юлиуса Трипа. Источник: en.topictures.com

Данный пример является пояснением к методической статье доктора Герхарда Шнайдера, которая отвечает на вопрос, каким образом лучше выстраивать классную работу с материальными свидетельствами прошлого. На примере школьных занятий в пространстве кладбища автор демонстрирует, как за материальными формами расшифровать историю повседневности, даёт ключ, как описывать и классифицировать материальные объекты, превращая ганноверское кладбище в нечто большее, чем отвлечённый памятник паркового искусства / место семейной памяти.

Посещение этого кладбища требовало тщательного планирования, поскольку учебная экскурсия к материальным памятникам нуждалась в согласовании в школе, и без этого никак нельзя было обойтись,. Осмотр ансамбля материальных свидетельств — лишь начало для изучения истории и политики; обработка данных, собранных на экскурсии, и введение увиденных объектов в исторический контекст происходят уже в классе.

С ростом населения и постоянным захватом доселе незанятых площадей, внутригородские или близкие к городу, а также церковные кладбища во второй половине XIX в. больше не могли принять всех умерших. На всё большем удалении от городских центров, там, где можно было найти и оплатить землю нужной площади, повсюду возникали новые кладбища. Так же обстояло дело и в Ганновере. Приведённое здесь в пример кладбище Штёкенер, названное по имени городского округа Штёкенер на северо-западе Ганновера, было создано в 1890 году, а 1 января 1891 года на нём состоялось первое погребение. Это кладбище расположено примерно в 8 километрах от центра города и охватывает сегодня площадь в 55 гектаров. Проект кладбища принадлежал чиновнику, занимавшему должность руководителя городского управления садами и парками, Юлиусу Трипу, план выглядит как квадратная сетка с диагональной главной аллеей, кладбище организовано по принципу строгой иерархии захоронений, семейных могил и усыпальниц. Уже в 1901/1902 году кладбище было расширено в северо-западном направлении. Там Трип разбил парковое кладбище вокруг большого пруда с островом урн. Как раз вокруг этой части кладбища Штёкенер проходил описанный ниже обход.

В городах со множеством кладбищ обычно существует их разделение по рангам. В Ганновере с давних пор самым большим почётом пользовалось кладбище Энгесодер. «Ганноверский курьер» №28096 от 16 июня 1909 года пишет о нём: «Это высокое положение в глазах общества покоится на непоколебимых основах, которые составляют обстановка, традиции, особенности его развития и другие бесценные качества. И всё-таки преимущество, которое это кладбище имело перед городским кладбищем в районе Штёкен, которое возникло на 27 позже, в последние годы значительно уменьшается. Союз природы и искусства способствовал созданию особой атмосферы нового кладбища, так что посетителей, которых не гонят прочь грусть или почтение, здесь может привлечь как природная красота, волшебство которой в любое время года царит в этом спокойном округе, так и произведения архитектуры и скульптуры, возведённые в память об усопших. Раньше кладбище Штёкнер было собранием образчиков надгробий в том виде, какими они не должны быть: безрадостнейшие фабричные памятники разрастались здесь, а убожество и однообразие этих крестов, дубовых листьев, пряничных орнаментов, фарфоровых ангелов и всего остального немало способствовали ощущению безнадёжности. Сейчас всё по-другому: всё сильнее и ощутимее примешивается ко всё ещё имеющимся бросовым продуктам индустрии надгробий скромное, но серьёзное кладбищенское искусство, и эти результаты растущего индивидуального понимания красоты, по-настоящему художественные творения скульптуры и архитектуры выступают, выделяются в массе. … Помимо искусства… и природа при поддержке садоводства также внесла большой вклад в облагораживание этого места. Прежнее впечатление безнадёжной тоски и пустоты давно исчезло, … то, что предлагает пышный сад в цветущем изобилии, распространяется здесь и на упокоенных с миром».

Кроме того, что в этой длинной статье говорится, чем ещё может быть кладбище кроме своей основной функции «места для могил», здесь также делается вывод о вкусе эпохи, улучшившемся относительно более раннего времени. Позднее… подобные наблюдения относительно ганноверских кладбищ, побуждающие к сравнению лучшего нового с худшим старым, появляются вновь. Это верно не только для кладбища Штёкенер в Ганновере: во всех сообществах, где планируется создание кладбища или обсуждаются перемены, когда в уставе кладбища появляются новые требования к памятникам и могилам, в протоколах заседаний общины, на которых решаются подобные вопросы, всегда можно найти похожие рассуждения.

Шаг 1: Возникновение и развитие кладбища. Если вы занимаетесь историей кладбища, то отправным пунктом вашей работы может стать история возникновения кладбища, те соображения, касающиеся планировки и художественной ценности, которыми руководствовались при устройстве, и предписания об отделке могил (разумеется, если этой темой не занимается отдельная группа школьников). Соответствующие архивы можно найти в муниципальном управлении садами и парками, а также в управлении кладбищами и, возможно, в городских архивах. Может быть, вы найдёте там также записи о братских могилах, местах общих захоронений или о воздвигнутых там памятниках. В местных газетах также пишут о кладбищах, обычно в связи с каким-то событием, например, с его расширением или коренным преобразованием. В больших городах иногда публикуют и специальные материалы о местных кладбищах или об искусстве надгробных памятников.

Шаг 2: Планирование обхода. В фазе планирования для каждого населённого пункта необходимо определить местные особенности и согласовать их с возможностью занятия. Ещё до начала обхода, в классе, необходимо определиться, по какой системе будет проходить осмотр. Результатом может быть классификация, подобная той, которая описана в примере ниже.

Шаг 3: Обход. Каждому школьнику в начале обхода нужно выдать план соответствующей части кладбища. В нём уже должны быть указаны те могилы, которые нужно тщательно изучить.

Ансамбль осмотренной части кладбища

С этой точки зрения нужно изучить характер выбранной части кладбища: что перед нами — парк с гармонично смотрящимися в окружении природы мраморными памятниками или функциональные ряды могил? Какие художественные элементы определяют узнаваемую сегодня характеристику кладбища (посадки, проложенные дорожки, искусственные холмики, одинаковость военных надгробий, индивидуальность семейных гробниц, разделённые поля для урн, особенности вроде «острова мёртвых» посреди пруда и тому подобное)?

Могилы людей, известных в национальном и региональном масштабе

  • Могила Герда фон Рундштедта (1875—1953):

Рундштедт, генерал-фельдмаршал с 1940 года, с 1 марта 1942 года был главнокомандующим западного фронта, пока тот не был уничтожен американскими войсками после пересечения Ремагенского моста 10 марта 1945 года. Надгробный памятник сравнительно скромный: единственное украшение — семейный герб Рундштедтов, два скрещенных маршальских жезла, а также семейный герб его жены;

  • Могила Генриха Вильгельма Копфа (1893—1961):

В 1945 году Копф был обер-президентом ганноверской области, а в 1946—1955 и с 1959 до смерти — премьер-министром Нижней Саксонии. Он был популярен не только среди членов своей (социал-демократической) партии. Копфу, которого часто характеризовали как человека «коренного» и «привязанного к Родине», посвящено надгробие, сделанное из ледникового валуна. Такой валун, сам по себе уже языческий германский элемент, повсеместно считается «камнем язычников»;

  • Могила Ваксмута:

Старший тайный государственный чиновник, доктор Рихард Вакмут (1840—1910) с момента основания в Ганновере гимназии кайзера Вильгельма в 1875 году более 30 лет был её директором. Большому другу античности возведён памятник, который — очевидно, не только по причине царивших в то время вкусов, но и для того, чтобы подчеркнуть классический идеал воспитания, которому был обязан умерший — содержал элементы греческих аллегорий: классический одетый юноша прислонён к одной из двух дорических колонн. Факелы, направленные вниз, символизируют затухание света жизни. Бронзовую скульптуру сделал берлинский художник Ханс Дамманн, его скульптуры нередко встречаются на кладбище Штёкенер.

  • Могила  Рейнхольда:

Открытая ротонда из ракушечника была создана ганноверским архитектором Германом Шэдтлером и ваймарским скульптором Рихардом Энгельманом в 1917 году, очевидно, для павшего 10 августа 1914 года лейтенанта Пауля О. Рейнхольда. В центре ротонды находится женская фигура выше человеческого роста (работы Энгельмана). «Удрученная, охваченная благородной скорбью, она сидит там. Нет никаких мешающих деталей, ничего мелочного и случайного. Всё низменное и земное отвергнуто, и перед нами не натуралистическое изображение земной женщины, но изображение, которое стало вневременным символом безмолвного смирения» («Ганноверский листок» от 17.4.1917). Нет никаких других украшений. Только на верхних концах восьми столбов ротонды возникают барельефные изображения горюющей, отчасти покрытой траурными одеждами женской фигуры. Этот мотив скорбной фигуры в трауре повторён и развит в скульптуре, которая будет описана ниже.

Могилы, обладающими особенными историко-художественными достоинствами

  • Усыпальница Брандта-Примавези-Пфлюградта:

Главное в этой могиле — статуя девушки из белого мрамора в стиле модерн, предположительно, копия с итальянского оригинала. В руках она держит коробочки мака (мак снотворный), который символизирует вечный сон смерти. Имя автора скульптуры, Ханса Дамманна, высечено у ног статуи. Здесь, среди остальных членов семьи, погребён Густав Брандт (1847 — 1918), основатель названного в его часть фонда Густава Брандта.

  • Могила Хомайера:

Заказ на изготовление памятника был сделан в 1917 году, после того как сын заказчика, лётчик Теодор Хомайер, разбился. Автор экспрессионистского памятника — скульптор Берхард Хётгер (1874 — 1949), живший с 1919 года в Ворпсведе, а с 1926 по 1930 руководивший строительством улицы Бёттхер в Бремене.

Могилы, выделяющиеся по другим причинам:

  • Шпехер:

Эта бронзовая скульптура, перенесённая из другого места на кладбище в нынешнее, напоминает военный памятник и только при ближайшем рассмотрении можно понять, что первоначально она была надгробием павшему в бою. Почти голый (это значит — чистый) юноша смотрит поверх пруда, в правой руке он держит короткий меч, на котором высечено имя погребённого: «Ханс Дикманн, прапорщик 2-го ганноверского драгунского полка 16, ┼ 2.IX.1915 у Цимлева, Новосёлки, Россия». На пьедестале скульптуры высечено имя художника: «Фасснахт, Мюнхен 1916»

  • Могила Изенштайнов:

            Надгробный памятник супружеской паре, Юлиусу Л. Изенштайну (1856—1929) и Софи Изенштайн (1869—1913), очень живописно, хотя и в отдалении от основной тропинки, расположился над прудом. Покрытый сводом полукруг развёрнут к зрителю, на нём можно увидеть остатки мозаики, сиденья и жертвенные чаши. Беседка увенчана звездой Давида — отчётливым указанием на религиозную принадлежность умерших. Это пример нередкой до 1933 года ситуации, когда евреи хотели быть (и были) похоронены не на еврейском, а на городском («христианском») кладбище. Изенштайн, директор ганноверского отделения Дрезденского банка с момента его открытия по 1926 год, занимал множество других руководящих позиций на экономических предприятиях (был членом многих наблюдательных советов) и вплоть до момента смерти числился среди наиболее чтимых общественных деятелей в Ганновере. Многочисленные объявления и некрологи, вышедшие, когда он умер, заняли две страницы «Ганноверского курьера».

  • «Остров мёртвых»:

«Остров мёртвых», заросший тёмными хвойными деревьями, напоминает об одноимённой картине Арнольда Бёклина, написанной в 1880 году. Этот остров (как и было предусмотрено при планировании) является местом для урновых погребений.

  • «Аллея могил павших»:

«Аллея могил павших» охватывает около сорока одиночных могил солдат, умерших на  Первой мировой войне. Хотя все надгробия одной высоты, их оформление отличается. Здесьможно найти как типичные символы Первой мировой, такие, как железный крест, стальной шлем новой формы, темляк (пышное украшение на шпагу или штык), так и символические указания на род войск погибших. Больше всего выделяются надгробные памятники тех, кто погиб на первых военных самолётах. Здесь вы найдёте множество изображений самолётов того времени или их частей (например, пропеллер). В середине «аллеи», там, где она выходит в полукруг с памятниками погибшим на Второй мировой войне, отмечены места, где стоят особенно выразительные скульптуры. В конце «аллеи» находится «скорбеющая в трауре», о которой будет сказано ниже.

Странности

  •  
    Могила Рихардра Дёрнке:

Дёрнке (1890—1954) — «основатель гонок по Айленриде»Айленриде — большой лес в черте Ганновера. (согласно надгробному памятнику, созданному за несколько лет до появления отделения всеобщего германского автоклуба в Нижней Саксонии), которые проводились с 1914 по 1939 и с 1949 по 1955 в Ганновере. На верхней половине памятника прикреплён бронзовый знак, на котором изображён кольцевой маршрут гонки Айленриде с обозначением особо примечательных для того времени мест на маршруте.

  • Cемейная могила Хоманнов:

 Этот памятник, воздвигнутый сначала для погребённого под ним Фридриха Хоманна (1903—1918), приводится здесь в качестве примера неудачной иконографии и недостатка художественных способностей. Здесь изображены две женские фигуры египетского вида, которые стоят по бокам центра надгробия с высеченным на нём именем погребённого. Помимо того, что сюжет, несомненно сделанный под влиянием модерна, смотрится здесь чужеродным, фигурам не хватает пропорциональности: головы не «подходят» к телам, руки слишком длинны, стопы слишком велики, а остальной декор не гармонирует с элементами модерна.

  • Могила Хеннигес:

Установленная в декабре 1987 скульптура единорога, созданная английским скульптором, — редкостная безвкусица. Её не извиняет даже то, что художник видит в единороге символ «единства и силы».

Места памяти на кладбищах

Почти на всех кладбищах есть особые места памяти. Чаще всего это стандартные могилы солдатов обеих мировых войн. Кроме этого, часто встречаются памятники жертвам бомбёжек и «жертвам фашизма». На кладбище Штёкенер, хотя и вдали от предлагаемого здесь маршрута, находятся могилы и памятники жертвам серийного убийцы Фрица Харманна, который в начале 20-х убил как минимум 24 молодых человек и был казнён  за это в апреле 1925 года.

Могилы убитых во время Первой и Второй мировых войн

Уже в конце 1915 года более 70 солдат было захоронено на специально выделенной поляне в одинаковых могилах. К концу войны количество погребённых на этом почётном месте захоронения исчислялось уже несколькими сотнями, а сегодня после бесчисленных перезахоронений там находится около 600 солдатских могил. Во время Второй мировой войны уже в 1941 началось планирование нового места захоронения для убитых на войне. После Второй мировой войны благодаря взаимодействию с Национальной ассоциацией военных захоронений на этом месте возникло братское кладбище, отдельные могилы которого, в отличие от обычных гражданских могил, не подлежат дальнейшей передаче и повторному использованию. При виде гармонично вписанного в ландшафт массового захоронения, в котором, к тому же, соблюдён армейский порядок могил, как будто находящихся в строю, возникает сомнение: правда ли, что этот комплекс на самом деле задуман как призыв против войны?

Памятники, монументы

Помимо немногих памятников павшим воинам — они находятся в непосредственной близости от братских могил и посвящены павшим воинам второго ландштурм-пехотного батальона X/8 (возведён 29.8.1926) и королевскому прусскому 271 полку полевой артиллерии — при обходе кладбища можно встретить много скульптур, которые были поставлены в специально выбранных местах, там, где они заметны и привлекают к себе внимание (например фигура женщины работы Георга Хертинга у маленького деревянного моста). Многие надгробные памятники, которые кажутся достойными сохранения, будут с течением времени перенесены от своих могил и рпсставлены вокруг пруда. От этой перестановки изменится их роль: из надгробий они станут памятниками.

  • «Скорбеющая в трауре»:

Эта выразительная фигура в конце «аллеи павших» — творение ваймарского скульптора Рихарда Энгельманна. Установка этой скульптуры стала возможной благодаря пожертвованию в 10 000 марок ганноверского фабриканта Отто Ряйнхольда, которое тот обещал городу в ноябре 1916 года. После долгих проволочек с местом установки и размером фигуры она в конце концов смогла — очевидно без тени праздничности — занять своё место на кладбище Штёкнер в начале октября 1918. Художник надеялся, что скульптура «встретит одобрение хотя бы и у малой доли ганноверцев» (см. документы в городском архиве Ганновера). То, что он столь сдержанно высказался относительно общественного резонанса, который мог бы быть вызван его скульптурой, возможно, вызвано тем, что «горюющая» противоречила всё ещё распространённому в конце войны оптимизму относительно её исхода.

Четвёртый шаг: подведение итогов и презентация результатов

После обхода следует подведение итогов и презентация результатов. Личное переживание кладбища как места воспоминаний и размышлений может ещё до начала работы в классе стать стимулом  для углублённых занятий по этой теме. Один из самых лёгких вариантов — реконструировать историю жизни какого-либо известного человека, взяв за исходную точку исследования выбитые на надгробии даты. Найдя объявления о смерти в местных газетах, можно позвонить туда и поискать информацию об умерших людях; иногда удаётся узнать имена их потомков, у которых можно добыть дальнейшую информацию. На обратной стороне многих надгробий выгравировано имя скульптора. В этом случае кажется естественным поискать другие памятники этого же скульптора и сравнить их друг с другом. В больших городах прямо в   конторах около кладбищ  зачастую ведутся картотеки или имеются другие документы о расширении, реорганизации или размещении кладбища, которые сдержат информацию об отдельных могилах. Там же можно взять информационный бюллетень о художественных  требованиях к надгробию (размер, вид камня, символика) или к выбору растений для посади на могиле, потому что не всё, что предлагает рынок, можно в действительности воплотить на кладбищах. В муниципальных управлениях садами и парками, управлениях кладбищами, а также в городских и церковных архивах часто можно найти дальнейшую информацию о соответствующем кладбище или об отдельных могилах (в особенности о могилах очень известных людей). Там же часто можно получить план кладбища. Советуем при случае также спрашивать скульпторов, проектировщиков кладбища и людей, которые за ним ухаживают, чтобы получить комментарии о том художественном языке, которым они предпочитают пользоваться в рамках заданий и заказов, из первых рук. В конце концов, вооружившись необходимым тактом, можно спросить и посетителей кладбища о том, почему они выбрали для посещения именно это место и это надгробие.

Перевод Анны Лауринавичюте

27 июня 2012
Ганноверское кладбище Штёкенер / Место памяти, объект изучения истории

Похожие материалы

3 июня 2014
3 июня 2014
В рамках проекта «Москва. Места памяти», работающего в «Мемориале» с 2013 года, мы подготовили новый пешеходный маршрут «Бульвар советского периода». Приглашаем вас на экскурсию 21 июня (суббота).
11 апреля 2012
11 апреля 2012
Редакция urokiistorii встретилась с Игорем Ивановичем Долуцким – известным учителем истории из Москвы, автором знаменитого «учебника Долуцкого» по истории России ХХ в. Разговор коснулся вызовов, с которыми сталкиваются учителя сегодня, задач исторического образования и видения идеальной школы будущего.
16 июля 2012
16 июля 2012
Выездной урок по истории для старшеклассников в музее-панораме «Бородинская битва». Главной темой стали «иллюзионистский» подход к истории и способы конструирования чувства подлинности, ощущения присутствия «там и тогда».
9 декабря 2016
9 декабря 2016
Лауреаты конкурса «Человек в истории. Россия – ХХ век» ежегодно отправляются в Европу на летнюю школу проекта EUSTORY. В 2016 году эта традиция продолжилась. О своём опыте учёбы за рубежом рассказывают наши победительницы Ира Корнеева и Лена Кройтор.

Последние материалы