Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
13 июня 2012

Рауль Валленберг (1912-2012) в России: символ или неудобная фигура?

Источник изображения: eurodigest.se

Выставка «Для меня другого выбора нет» в память Рауля Валленберга, спасавшего венгерских евреев от депортации и гибели во время Второй мировой войны, проходит в этом году в десятках городах мира. Urokiistorii побывали на московской экспозиции, а также на круглом столе в «Мемориале» и убедились, что фигура Валленберга до сих пор остается поводом для исторических дискуссий — о Холокосте, сталинизме и праве на правду.

Миссия Валленберга

Памятники Валленбергу в мире

Дипломат и бизнесмен Рауль Валленберг, приехавший из Швеции в оккупированный немцами Будапешт в 1944 г. по заданию шведского правительства и американского комитета по делам беженцев, знал, что он будет делать — организовывать операцию спасения. Это было очень вовремя; как раз в 1944 г. Адольфом Эйхманом была запущена машина по уничтожению венгерских евреев, которых отправляли в Освенцим не только в поездах, но и пешими колоннами, названными позже «марши смерти». За полгода этому 31-летнему секретарю шведской дипломатической миссии действительно многое удалось сделать. Он наладил выпуск охранных шведских паспортов особого образца, которые выдавались венгерским евреям, спасая их от уничтожения. Яркие сине-желтые документы со шведским гербом и множеством подписей (иногда, правда, подпись была только его) производили впечатление на привыкших к порядку немцев. Владельцев таких паспортов не решались трогать, чтобы не осложнять отношения со Швецией. Валленберг всегда вел себя очень уверено, убеждая, подкупая или даже запугивая тех, от кого зависели чужие жизни.

После войны Валленберг стал одним из символов сопротивления и гражданского поступка; в память о нем существуют медаль, комитеты и множество школ в европейских городах и США. В России до этого, похоже, еще далеко, и дело тут вовсе не в непринятии европейских ценностей или традиционном нежелании говорить о Холокосте. Судьба и смерть Валленберга, арестованного советскими военными властями после того, как Красная Армия вошла в Будапешт, тесно связана с Россией.

1912-2012

В биографических справках о Рауле Валленберге после даты рождения (1912) всегда следовал вопрос. Дата смерти, на которой настаивала советская сторона (17 июля 1947 года, в московской тюрьме от сердечного приступа), не убеждала шведских исследователей, и шведы до последнего верили, что Валленберг жив. Однако в 2012 г., в 100-летний юбилей, точка, пожалуй, все же поставлена. Полной ясности по «делу Валленберга» так и не наступило, но строить фантастические догадки о его судьбе уже нет смысла: предполагать, что 100-летний Рауль до сих пор жив, освободившись из ГУЛАГа где-то в российской глубинке, могут либо отчаянные исследователи, либо близкие родственники. 91-летняя сестра Валленберга действительно всю жизнь надеялась увидеть брата и до сих пор рассчитывает хотя бы узнать правду о нем.

На конференции «Возможна ли ясность в деле Рауля Валленберга?», организованной «Мемориалом», почти все эксперты с российской и шведской стороны утверждали, что ясность, вероятно, возможна, но не сегодня и скорее всего не завтра. Историк и сотрудник «Мемориала» Никита Петров связывает это с общей ситуацией вокруг расследований преступлений советского периода. «Если в начале 1990-х, оказавшись в другой стране, мы могли ожидать внятного расследования, то сегодня — нет, — уверен Никита Петров. — С середины 1990-х набирает силу новая тенденция по отношению к преступлениям, совершенным в советском прошлом. Преступления не отрицаются, не замалчиваются. Но, во-первых, никогда не вникают в подробности и детали. Во-вторых, если преступления касались советских граждан, здесь даже можно более-менее рассчитывать на реабилитацию жертв. Но как только речь заходит об иностранцах, сразу же включаются механизмы торможения. Мы хорошо видим это на примере Катынского дела. И на примере Валленберга. Ведь даже если архивные документы уничтожены, то всегда сохраняются акты об уничтожении или о заведении дела. Бесследно ничего не исчезает».

Осколки правды

Примечательно, что в деле Валленберга, если говорить о его исчезновении и смерти, вообще мало что ясно. Есть раппорт тюремного врача, написанный от руки, в котором как раз говорится, что Валленберг умер от сердечного приступа в 1947 г. В этот раппорт, хотя экспертиза доказала его подлинность, мало кто верит. Даже если смерть действительно наступила в 1947 г. вряд ли она была естественной. Швед Валленберг в московской тюрьме был слишком неудобной фигурой, тем более им не слишком настойчиво, но достаточно регулярно интересовалось шведское правительство. Но не все ясно не только с его смертью, но и с его арестом и пребыванием в советской тюрьме. За что его арестовали? О чем допрашивали? Чего хотели добиться?

Бенгт Янгфельдт, шведский писатель и автор биографии Валленберга, говорит, что документов, объясняющих, зачем он был арестован, пока не обнаружено, однако претензии советской стороны можно предположить. Советские подозревали, что Валленберг занимался спасательной операцией с разрешения немцев — те хотели предстать перед западными союзниками в лучшем свете. Например, в архиве шведского МИДа сохранился документ о допросе немецкого солдата, взаимодействовавшего со шведским посольством в Будапеште в годы войны. Интересен даже не его рассказ, а вопросы, которые ему задают: «Расскажи, сколько денег дали ему (Валленбергу) Гиммлеры за его деятельность». Ну и кроме связей с немецкими спецслужбами, Валленберга подозревали в сотрудничестве с американской разведкой. Шведский историк Юхан Матц отмечает, что все эти разговоры беспочвенны: никаких исторических документов по этому поводу не было обнаружено. Американский комитет по делам беженцев войны поручил ему спасать максимально количество евреев, но никаких других заданий у него не было.

Временный памятник

Передвижная выставка (проходящая в Москве в Сахаровском центре), посвященная жизни и деятельности Валленберга, конечно, не эстетический, а символический жест. Полотно, размещенное гигантской волной по залу, с историями из биографии Валленберга ничего не добавляет к существующему (не)знанию, но само по себе является напоминанием о том, что прошлое все еще требует завершения.

По теме:

13 июня 2012
Рауль Валленберг (1912-2012) в России: символ или неудобная фигура?

Похожие материалы

2 февраля 2016
2 февраля 2016
В своём интервью «Урокам истории» Сергей Пархоменко рассказывает о том, почему надо ставить таблички просто людям, которые просто были, о вечной угрозе со стороны государства и перспективах народного мемориала «Последний адрес».
21 июня 2016
21 июня 2016
В преддверии трагической даты начала Великой Отечественной «УИ» публикуют выдержки из дневников артиллериста Михайлова, погибшего на передовой. О том, как встречали советских солдат в Беларуси, о лесах, в которых можно спрятать целые армии, и напряжённом ожидании надвигающейся войны.
1 ноября 2014
1 ноября 2014
Спустя 55 лет после того, как публикацией в газете «Правда» отредактированного отделом культуры ЦК КПСС заявления Бориса Пастернака об отказе от Нобелевской премии завершилась травля автора романа «Доктор Живаго», мы предлагаем нашим читателям взглянуть на события ушедших дней с точки зрения современников и исследователей творчества писателя и поэта.
26 декабря 2016
26 декабря 2016
Ссыльных было в Абане очень много, но абанцы не просто с сочувствием относились к этим бедно одетым людям, живущим в каких-то халупах, бравшимся за любую работу, чтобы прокормиться, но относились с большим уважением к ним и помогали им, чем могли. Сибиряки всегда оценивали человека не по статусу, а по его душевным качествам. Мы понимали, что многие репрессированные люди не рассказывали о своем дворянском происхождении.

Последние материалы