Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
10 сентября 2009

Штефан Трёбст. 23 августа 1939. Европейское место памяти?

Воспоминания о пакте Гитлера – Сталина в Европе различны. Они едва ли присутствуют в памяти Западной Европы и поблекли в Германии. В Восточной Европе, прежде всего, в Польше и Прибалтике немецко-советское соглашение о совместных действиях – едва ли не точка сборки культуры памяти. В России, Украине, Беларуси, Молдове с разговором о дополнительных протоколах к пакту о ненападении дела обстоят труднее. Это обуславливает острые конфликты памятей с Варшавой, Вильнюсом, Ригой и Таллинном. 23 августа 1939 г. – дата, имеющая фундаментальное значение для Европы, но отнюдь не являющаяся общеевропейским местом памяти (Lieu de mémoire). 

10 сентября 2009
Штефан Трёбст. 23 августа 1939. Европейское место памяти?

Похожие материалы

12 мая 2014
12 мая 2014
Полный текст «Путешествия в страну Зе-Ка» Юлия Марголина впервые вышел на немецком языке. На книгу появляются рецензии
29 августа 2015
29 августа 2015
После окончания Второй Мировой из захваченных немецких архивов западная общественность узнала о секретных протоколах к пакту Молотова-Риббентропа. Как послевоенная Европа среагировала на скандал, можно узнать из нашего перевода колонки дипломатического корреспондента The Times в номере от 24 февраля 1948 года.
28 сентября 2009
28 сентября 2009
В третьей части интервью с историком Александром Гурьяновым поднимаются вопросы о том, как вспоминают о событиях начала Второй Мировой войны в Польше и России, обсуждаются «скелеты в шкафу» в истории обеих стран, отношение к таким болезненным вопросам, как Катынь, раздел Чехословакии в 1938 г., еврейские погромы в Польше и Украине.
23 сентября 2009
23 сентября 2009
Интервью с историком Александром Гурьяновым, председателем Польской комиссии общества «Мемориал». Данная часть интервью посвящена событиям, воспоследовавшим за вступлением 17 сентября на территорию польского государства Красной Армии.