Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
27 августа 2009

Артур Шик: моя борьба с Гитлером

Документы Второй мировой войны содержатся не только в исторических архивах, но и музейных запасниках. Рисунки Артура Шика (Arthur Szyk), художника польско-еврейского происхождения, иммигрировавшего в 1940 году в США, – одна из наиболее полных художественных хроник войны. Его работы появлялись на обложках и в качестве иллюстраций в популярных периодических изданиях. Но его карикатуры, как и его судьбу, можно рассматривать не как иллюстрации к новостным заметкам – на злобу дня, а как иллюстрации к самой истории.

Артур Шик утверждал, что искусство – это не цель, а средство. Еще в 1934 году во время визита в США он сказал: «Художник, особенно еврейский художник, не может оставаться нейтральным к важным сегодня темам. Он не может скрываться за натюрмортами, абстракциями и экспериментами. Наша жизнь вовлекается в ужасную трагедию, и я решил служить своему народу всем моим искусством, талантом и знанием». Шик верил в политическую силу искусства. Но он не стремился к именно такой карьере. Его профессиональная деятельность, начатая среди художников-модернистов, и его биография – скорее результат Второй мировой войны, изменившей весь мир и, в том числе, жизнь Шика.

 

 

Шик родился в 1894 году в еврейской семье в городе Лодзе, бывшем тогда частью Российской империи. В 15 лет его отец, директор завода, отправил его в Париж изучать искусство. В 1912-1914 в польском сатирическом журнале печатаются его социально-критические карикатуры. Он продолжает учебу в Кракове, а в 1914 поехал в студенческий тур в Палестину. Вероятно, эта поездка оказала большое влияние на национальную и культурную идентичность и на размышления о еврейском государстве. Еврейские сюжеты и темы постоянно сопровождают его творчество. Из поездки он был вынужден вернуться: началась Первая мировая война и его призвали в российскую армию. Он служил на немецком фронте и принимал участие в битве за Лодзе. Сохранилось несколько его рисунков русских солдат, вместе с которыми он воевал. В 1919-1920-х гг, во время польско-советской войны, Шик уже оказался с другой стороны: он был художественным директором отдела пропаганды польской армии в Лодзе в войне против Советского союза.

В 1921 году Шик возвращается в Париж и в течение нескольких лет иллюстрирует французские книги. Хотя многие его друзья-художники работали в стиле кубизма, сюрреализма или абстракционизма, Шик предпочитал классическую графическую живопись. Его работы напоминают о средневековой миниатюре и графике Возрождения: исторические сюжеты, сложная композиция, проработка деталей, динамичная пластика фигур, осторожная работа с цветом и использование его символических возможностей позволяли акцентировать внимание на главном. Шик делал иллюстрации к историческим документам (например, к пакту Лиги наций) и старинным книгам, которые часто были связаны с еврейской историей. Участвовал в выставках в Европе и США.

В 1937 году Шик переезжает в Лондон. Через год, когда началась Вторая мировая война, его политические рисунки публикуют в лондонской еженедельной газете, здесь же открывается его вторая выставка (а скоро и третья), а чуть позже его работы показывают на выставке в США. В 1940 он иммигрирует сначала в Канаду, а потом в США, где и остается. В 1943 году погибает его мать, попавшая в гетто в Лодзе, а из него, вероятно, в концлагерь. «Вероятно» — потому что дата и обстоятельства ее смерти так и остались не известны.

В США карикатуры Шика обретают огромную популярность. Они регулярно появляются на обложках ведущих американских журналов («Collier’s» и «Time»). Шик являлся штатным сотрудником «New York Post», а за время войны участвовал в более 25 выставках. В 1948 художник принимает американское гражданство. Он освещает декларацию образования государства Израиль и продолжает заниматься политическими сюжетами, в частности, дискриминацией чернокожего населения Америки. В 1951 году комиссия по расследованию антиамериканской деятельности инициировала расследование по делу Шика: его последовательная борьба с фашизмом показалась проявлением коммунистических идей. (В двуполярном мире борьба с одним злом обычно воспринимается проявлением другого зла, поскольку для обыкновенного добра в таком жестко разграниченном мире попросту не остается места). Шик отрицал причастность к коммунистической организации, а через несколько месяцев умер от сердечного приступа. Получается, что даже его смерть продолжала его дело – иллюстрировала очередной, жестокий и несправедливый, поворот истории.

(Использованы статьи и репродукции из каталога выставки Arthur Szyk Drawing Against National Socialism and Terror, Deutshes Historisches Museum Berlin, 2008)

 

Дополнительные материалы:

27 августа 2009
Артур Шик: моя борьба с Гитлером

Похожие материалы

24 июня 2009
24 июня 2009
В нашей семье мирно уживаются люди разных национальностей: евреи, украинцы, молдаване. Я в этой работе рассказываю историю еврейской ветви семьи Нейманов.
3 июля 2014
3 июля 2014
10 июня 2014 г. в Международном Мемориале состоялся круглый стол с участием Агрона Туфы, директора недавно созданного в Тиране Института изучения преступлений коммунизма и их последствий, профессора Университета Тираны, писателя и переводчика русской литературы. Ниже публикуется видеозапись и расшифровка данной лекции.
7 февраля 2017
7 февраля 2017
Историки Мацей Вырва из Центра польско-российского диалога и согласия и Ирина Щербакова комментируют новость о публикации списка охранников Освенцима в контексте меняющейся культуры памяти в современной Польше.
22 января 2015
22 января 2015
Исторические настольные игры всегда пользовались популярностью: жизнь древних цивилизаций, рыцарские поединки, средневековая алхимия... Польская настольная игра «Очередь» / «Kolejka» берет за основу материал совсем недавней истории - очереди за дефицитом в советской Польше 80-х. Игру, которую, между прочим, выпустил Институт национальной памяти, удостоили звания польской «Игры года» 2012.

Последние материалы